Школа: казалось бы, при чём тут феминизм?

Когда я говорю о важности феминизма для всех, включая детей, кто-то посмеивается, а кто-то покручивает пальцем у виска. Но, постойте, ведь школа — типичная иерархическая структура с отношениями власти и подчинения как между учителем и ребёнком, так и среди самих детей. В классе есть формальные и неформальные лидеры, некая условная «серединка» и те, кого травят.

И когда очередная девочка, которую затравили, обзывая шлюхой или уродиной, вешается, принято винить синих китов, вместо того чтобы признать, что у травли и гендерного насилия есть вполне конкретные зачинщики. Давайте говорить прямо: жалобы девочек в разы чаще игнорируются, особенно если это жалобы на поведение мальчиков.

Сдирание одежды, порча белья, выдирание волос, уничтожение вещей — всё это подаётся под соусом «ну ты же ему нравишься». Причём хоровым пением о том, что «спровоцировала и вообще сама виновата», занимаются не только учителя. Часто солистами выступают и сами родители жертв школьного насилия.

Где тут феминизм? Феминизм здесь как раз в том моменте, что не рождаются мальчики с навыком и стремлением ломать застёжки от лифчиков одноклассниц. Как и не рождаются со стремлением орать: «Жирная дура, га-га-га!» Все эти прелестные навыки они получают в ходе воспитания и приспособления к окружающему миру. Общество как бы и не против, потому что является патриархальным, то есть — рассматривает такой порядок вещей как желательный.

Девочка-школьница в рамках такого общества изначально считается менее способной, слабой, якобы нацеленной на «красоту и семью». При этом насилие, которое носит системный, ярко выраженный гендерный характер, принято считать невинными детскими шалостями, которые надо понять и простить.

Да, есть случаи, когда девочки травят друг друга. Но, внезапно, и тут без одобрения мальчиков не обходится. В их глазах она «свой пацан», который указал неудачнице её, суки такой, место. И да, кто-то опять закатит глаза и скажет, что я ищу патриархат там, где его нет. Ну-ну.

Феминистические убеждения дали бы девочкам уверенность в своих силах и понимание того, что жертва никогда не виновата в совершённом над ней насилии. И нет, это не про «если они равны, то давайте драться на равных». Равенство заключается не в одинаковом диаметре фингалов под глазами, а в равных возможностях и в равном внимании к проблемам как мальчиков, так и девочек.

Весь курс литературы откровенно хуецентричен. Герои, воины, учёные. Сплошь одни мужчины. Женщина где-то на задворках стирает герою портки или страдает от того, что герой бросил её с ребёнком и жениться не собирается.  Отсюда и частое желание девочки ассоциировать себя с «крутым» мужским персонажем, потому что всё женское «не крутое».

На самом деле, существование женского и крутого просто тщательно игнорируется, дабы поддерживать старый и привычный патриархальный жизненный уклад. В этом нет никакого заговора — просто эта система работает, а у её истоков сотни лет стояли мужчины. В то время, когда женщина даже не имела права распоряжаться имуществом, мало кто из идеологов мог предположить существование свободных женщин.

Но всё меняется. У школьниц уже есть в распоряжении интернет, где можно и «Второй пол» найти, и наткнуться на безопасные инклюзивные группы, в которых можно рассказать свою историю о насилии со стороны мальчиков или мужчин, найти сочувствие и спросить совета.

Ещё, к ужасу взрослых, девочка может прочитать про права человека и понять, что лупить ребенка ремнём за плохие оценки или разбитую чашку — ни разу не нормально. И что сидеть с младшими братьями или сестрами — вообще-то обязанность родителей, а не старшей сестры. Шило идеи о том, что девочки являются такими же полноценными героинями, воительницами и учёными, становится всё сложнее утаить в мешке общественных отношений.


Поддержать редакцию материально:

  • Гривневый счёт — 5168 7422 0198 6621 («ПриватБанк», Кутний С.)
  • Для заграничных доноров — перевод через skrill.com на счёт [email protected]

Вам также может понравиться...