Жизнь после суда: как журналисту сохранить желание работать с текстами?

01-censorship

Существует прорва учебников по журналистике для студентов журфаков. Все авторы отлично знают, как правильно писать хлёсткие материалы. Но ни в одном институте журналистики не говорят о том, как после судебного процесса вернуться в профессию и как не утратить стремление писать.

Немного предыстории: жила-была студентка журфака, которая боролась с незаконными застройками. Вышла серия статей о том, что одна большая сеть супермаркетов ведёт себя нехорошо, земли, отведённые под зелёную зону застраиваются. Статья, за ней ещё одна, потом ещё. И тут-то большая корпорация обиделась, посчитав, что называть захватчиков зелёной зоны рейдерами как-то обидно. Возьми да и подай на студентку в суд.

Дескать, их репутация страдает, убытки от этого одни. Привлечь злобную журналистку за клевету! Пришлось ей, журналистке, обретать новые знания и описывать нарушения процессуальных норм. То заявления из дела пропадут, то заявления принимать не хотят.Чертовщина, да и только! Четыре года пытались засудить, повестки слали во все концы страны, даже там, где и не жила к тому времени уже выпускница. Да не вышло. Грянул Майдан, после событий — 2014 дело на удивление быстро развалилось. А ведь папка с почти 300 страницами дела где-то пылится в архивах. Пишешь правду — а дело такой толщины, как будто двойное убийство произошло. Впрочем, это Украина, ничего необычного.

Итак, рассмотрим идеальный вариант развития событий: после многолетних мытарств от вас наконец-то отстали, сиречь оправдали. И тут-то выясняется, что особого облегчения от этого не наступает. Казалось бы, больше не надо тратить время на просиживание под дверями судьи, никакого составления кассаций, апелляций. Но — не отпускает. Иной раз во сне промелькнёт ехидная улыбочка судьи, который выносит заведомо неправомерное решение. Иногда кажется, что вот-вот зазвонит телефон адвоката или адвокатессы и прозвучит знакомое: “Знаешь, всё плохо. Готовь пять копий статьи, будем писать жалобы…”. На фоне вышеописанного мне удалось вывести стадии отношения журналиста к тексту в постсудебный период.

Отвращение

Не хочется писать вообще ничего. Даже смс-ки и сообщения в соцсетях длиннее трёх строчек кажутся чем-то, что травмирует, напрягает. На первом, самом тяжёлом этапе не хочется даже читать. Хочется просто долго сидеть в тишине или под спокойную музыку.
Мне повезло, у меня была возможность восстанавливаться в достаточно комфортных жизненных условиях. Полгода после завершения мытарств меня вообще пугала мысль о публикации чего-либо где-либо и когда-либо.

Ужас

Выговориться. Говорить о своей проблеме необходимо, и не только с адвокатом. При этом не стоит надеяться, что семья или друзья будут однозначно на вашей стороне. Кто-то будет осуждать, кто-то скатится в виктимблейминг уровня “сам виноват/сама виновата,
нечего лезть, куда не просили”. У меня всё было так: нашёлся друг, который был готов как слушать о моих проблемах в длинных скайп-сессиях, так и читать мои опасения в виде текста в течении полугода. Длинные, сложные послания, но такие нужные. Он читает Nihilist.li и рано или поздно прочитает эти строчки. Не упущу-ка возможность сказать ему лишний раз “спасибо”, хотя он и так знает о том, как велик его вклад в моё вновь ожившее желание писать.

Созерцание

На этой стадии писать хочется. Но — страшно. Если не пишется — неплохо бы читать. А там и темы для будущих текстов находятся. Так начинают появляться тексты, написанные “в стол”. Художественные, публицистические, научные. Неважно. Главное — хотя бы изредка что-то писать, чтобы руки помнили приятное ощущение превращения мыслей в строки.

Восстановление

Когда собственные тексты уже не пугают, настаёт время системности. Для ежедневного написания постов отлично подойдут соцсети, ЖЖ или, если есть, свой собственный сайт. Главное — стараться придерживаться графика публикаций. Конечно, будут пропущенные дни, когда синдром белого листа настигает. Но с каждым днём, с каждым новым текстом мысли снуют быстрее, тексты расцветают сочными деталями, которые могут привлечь внимание редакторов изданий или издателей.Отдельно стоит отметить, что вы можете столкнуться с осуждением ещё и со стороны коллег, которые по мотивам ваших судебных дел напишут примерно то же, что и говорили друзья. Это не обязательно произойдёт, но необходимо быть морально готовым ко всему.

Об этом вам не расскажут на журфаке. Об этих проблемах не пишут с сиропно-сахарных методичках для журналистов. Но эти проблемы есть, и теперь я чувствую, что мой голос достаточно громок, чтобы о них говорить.

Поддержать редакцию:

  • Гривневый счёт «ПриватБанк»: 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Для заграничных доноров: перевод через skrill.com на счёт [email protected]
  • Bitcoin: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • Etherium: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • Dash: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • Litecoin: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...