Оттенки красно-коричневого: как имперские идеологии 90-х нашли свое воплощение на Донбассе

Источник

В 90-е годы Российская Федерация тяжело переживала поражение в Холодной Войне. Распад СССР воспринимался в массовом сознании не только как поражение коммунистического проекта (к началу Перестройки советские люди уже успели забыть в чем этот проект заключался), но и  как поражение России, поражение “русского народа”. Вспомним гимн СССР: ведь именно “Великая Русь” сплотила “свободные республики”. Доминирование России  в советском проекте не подвергалось сомнению начиная со сталинского “возврата к патриотизму”, произошедшего в сороковых годах и утвердившегося после окончания Второй Мировой. Поэтому распад “Нерушимого Союза” рассматривался как потеря территорий, как национальное унижение. Когда на уязвленные национальные комплексы наслаивается социальный и экономический кризис, возникает благодатная почва для формирования популистских идеологий. Популизм всегда идет рука об руку с фашизмом.  Именно это и произошло в 90-е годы в России. Помимо  легальной право-популистской оппозиции в лице ЛДПР и легальных сталинистов из КПРФ, появлялись  и гораздо более радикальные непарламентские силы, такие как РНЕ и НБП. Голосами радикального протеста выступали газеты “Завтра” Александра Проханова и “Дуэль” Мухина, которые успешно превращали ностальгию по советской социальной системе в ностальгию по Империи.  Радикальные идеологии смешивались самым причудливым образом: Сталин становился  в один ряд с Николаем Вторым, православный крест быстро примирился с серпом и молотом, а серп и молот скрестились в форме свастики. Панк-музыканты воспевали Империю и тосковали по утраченному СССР, который не так давно  сажал их в психбольницы и тюрьмы. Сергей Курехин, бывший наряду с Александром Дугиным, Эдуардом Лимоновым и Егором Летовым одним из создателей знаковой для этой эпохи “Национал Большевистской Партии” (и рассматривавший её как, в своём роде, радикальный арт-проект) в одном из своих интервью высказался следующим образом:

Cкажем, русская идея, хорошая классная идея, но ее ведь невозможно воплотить в жизнь, потому что ее нельзя ни в коем случае воплощать в жизнь, потому что это полная хуйня, глупость, бля, и поебень для опизденевших, блядь, мудаков. Но сама идея красивая.

Следует признать, что Курехин оказался совершенно прав в своем предсказании.  Сейчас в Луганской и Донецкой областях мы вынуждены наблюдать реализацию на практике идеи, которую считали “красивой” многие русские интеллигенты.

“Новороссия”, аннексия Крыма, обострение отношений со всем миром (особенно с Америкой, реванш за Холодную Войну!)  — это воплощение тех идей, которые в 90-е годы вынашивались маргинальными русскими националистами. Для того, чтобы лучше понять что происходит сейчас на Донбассе, нам следует вникнуть в прошлое и настоящее российской ультраправой и красно-коричневой политической сцены. Семена расцветающих там в наши дни уродливых красно-коричневых сорняков сеялись еще с 90-х.

Путин последовательно делает реальностью самые радикальные мечты имперских русских националистов. При этом, нужно отметить, что далеко не все националисты оказались обласканы властью. Вдохновляясь идеями ультраправых и сталинистов Кремль часто оказывается жесток к их авторам, особенно ярко мы это ещё проследим на примере судьбы НБП.

Сегодня “Красно-коричневые” успешно соседствуют в “республиках” с русскими  националистами, рассматривающими себя в качестве продолжателей “Белого Дела”. В ЛНР/ДНР среди вчерашних соратников часто происходят междусобицы, никого не удивляют убийства полевых командиров совершенные “своими”. Но нет ни одного громкого и известного случая противостояния между “красноармейцами” и “белогвардейцами” по идейному принципу. И это не случайно. Потому что идеологии сталинистов и ультраправых на самом деле очень схожи, если отбросить исторические фетиши, имена героев и символику. Достаточно часто этот феномен поверхностно объясняют формулой “противоположности сходятся”. На этом базисе выстраивается тезис о о структурном сходстве левого и правого радикализма, но его можно оспорить. Союзы сталинистов и ультраправых встречались в разных странах и при разных обстоятельствах (“Пакт Молотова-Риббентропа” —  самый яркий и показательный исторический пример), но представители других, в том числе крайне радикальных ультралевых течений, куда реже склонялись к такой дружбе. Мы практически не увидим в “Новороссии” людей причастных к анархистским или троцкистским организациям, хотя любители усатого вождя приезжают туда в том числе и из Европы. Легкость сотрудничества между сталинистами и фашистами объясняется их идейной близостью, которая проступает наружу, когда стираются поверхностные символические отличия.

Сильная рука и нетерпимость к врагу

Банальной шкалы “левый-правый” недостаточно для того, чтобы описать  все возможное многообразие политических взглядов. Некоторые исследователи предлагают использовать для этих целей двумерную систему, одна из осей которой — это уважение к индивидуальной свободе, а вторая — это отношение к социальному равенству. К примеру, анархист будет выступать за свободу и равенство по максимуму, а правый либертарианец — за индивидуальную свободу, но против равенства. Классические либералы американского образца — за свободу и за равенство в умеренных количествах, социалисты — тоже, но они иначе расставляют акценты, уделяя равенству  больше внимания. Консерваторы готовы немного ограничить свободу во имя норм и традиций, а вот к равенству у них отношение разное: христианские социалисты готовы его гарантировать, а  радикальные республиканцы предпочитают полагаться на стихию рынка.

543px-Political_chart.svg

Теперь посмотрим на сталинистов и фашистов. И те, и другие отрицают индивидуальную свободу, хоть и обосновывают это совершенно по-разному. И те, и другие, получив власть, выстраивают корпоративное государство, которое в определенном объеме обеспечивает базовые социальные нужды своих граждан. Классическое сочетание кнута и пряника. Страх перед репрессиями и пропаганда держат массы в повиновении, а социальное обеспечение, пока оно функционирует, позволяет застраховать власть от голодных бунтов. Невзирая на разницу в теории, сходство политической практики часто оказывается определяющим. И те, и другие готовы прибегать к террору и действовать диктаторскими методами. Эти средства неизбежно заслоняют собой цель. Репрессивность сталинистского или фашистского режима воспринимается его адептами не как недостаток или какое-то побочное качество,  а как главное достоинство. И тут уже не важно, будет на рукоятке кнута изображен серп и молот, свастика или крест, главное, чтобы он бил побольнее.

Постоянные репрессии нужно чем-то обосновывать и для этого сталинизм и фашизм придумывают себе врагов, внешних и внутренних. Американских шпионов и мировое еврейство, троцкистских лазутчиков или растлителей белой расы. Эти образы врага конструируются по одним и тем же схемам, можно сделать нарезку из сталинской и гитлеровской пропаганды, и, если избегать ключевых слов, вполне можно не ощутить подмены. Похожие нотки можно проследить сегодня в пропаганде сторонников “Новороссии”. Очень важно понять, что эта пропаганда нелогична и противоречива, но это не делает её менее эффективной, поскольку она адресована не разуму, а эмоциям. Враг должен вызывать смесь из страха и отвращения. Украина в их представлении  управляется “фашистами”,  “евреями” и “”извращенцами  одновременно. Она несет средневековое мракобесие и является марионеткой Запада, забывшего традиционные ценности. Она является жестокой тоталитарной диктатурой и в то же время ни на что не спообным failed state. Её армия — изверги угрожающие всей Европе, и, в то же время, сброд не способный победить “простых шахтеров”. Подобные взаимоисключающие обвинения вполне могут озвучиваться одним и тем же человеком. Конспирологическое мышление имеет универсальную структуру, имена врагов могут меняться, но механизм их конструирования остается прежним. Человек, верящий в “заговор Госдепа”, так же логично может обосновать наличие “заговора евреев”. Апофеозом является теория о “рептилоидах” над которой так любят смеяться в интернете. На самом деле в ней нет ничего смешного: и антиамериканизм, и вера в цивилизацию ящеров-инопланетян, и антисемитизм питаются из одного источника.

Но перейдем от общих принципов к описанию конкретных организаций. Некоторые из них существуют до сих пор и даже воюют на территории Украины под своими знаменами. Некоторые прекратили своё существование, но оставили весомый идейный вклад в дело русского имперского реванша.

Национально-патриотический Фронт “Память”

Память — прародительница большинства современных российских ультраправых. Организация  вышедших из подполья монархистов, ультраконсерваторов и религиозных фанатиков стала настоящей кузницей кадров русского фашизма. Сама по себе Память так и не стала значимой и массовой уличной силой, но нельзя недооценить её культурную и пропагандистскую роль. Это именно её пропаганда позволила быстро перестроить советский “антисионизм” в более традиционное антисемитское русло, а  теории о заговоре капиталистов против СССР легко стали основой для заговора масонов против Русского Народа. Эта организация быстро распалась, поскольку её члены, увлеченные поисками внешних и внутренних врагов, быстро увидели масонов и в соратниках по организации. Так что через какое-то время “Памятей” стало много, но нас особенно заинтересует один из её отколов, “Русское Национальное Единство” под руководством Александра Баркашова.

НПФ “Память” существует по сей день, но в последние годы о ней  вспоминали преимущественно любители интернет-курьезов,  когда активисты организации разворачивали на своих шествиях хоругви с портретом Игоря Талькова.

на заднем плане - та самая хоругвь

на заднем плане — та самая хоругвь

Русские Национальные Единства

При подготовке этой статьи автор общался с бывшим членом РНЕ, состоявшим в этой организации в 90-е годы и, впоследствии, радикально разочаровавшемся в её идеологии. Тот метко охарактеризовал РНЕ, как “массовую школу нацизма”. Действительно, позабытая до недавнего времени политическая секта с логотипом в виде стилизованной свастики, была одной из самых массовых непарламентских политических организаций в РФ после 1991 года. И даже сейчас, когда она, фактически, перестала существовать, нельзя недооценивать влияние этой школы.   Даже в небольших провинциальных городах непременно существовали её филиалы, сеть РНЕ простиралась от Прибалтики и до Магадана. Русское Национальное Единство активно действовало и за пределами Российской Федерации, поскольку одним из их программных требований было восстановление Империи в границах до 1917 года. Пункт о “триедином славянском народе” был прописан отдельно. Организацию отличал антисемитизм в духе Памяти, яростный антикоммунизм, монархизм (условием для установления которой баркашовцы считали  “национальную диктатуру”). Впрочем, нужно отметить, что во время событий 1993 года члены РНЕ сражались по одну сторону баррикад со сталинистами. 30-го сентября 1993 года случился забавный курьез: бойцы РНЕ изгнали из  Белого Дома политолога Сергея Кургиняна. Конфликт между Кургиняном (который еще будет упомянут в этом тексте) и теперь уже бывшим членом РНЕ Губаревым, произошел в оккупированном Донбассе 21 год спустя после тех событий.

 А вот и сам Губарев вместе с соратниками

А вот и сам Губарев вместе с соратниками


В начале 1999 года Баркашов приказал каждому соратнику “приобрести саперную лопатку и уметь ей пользоваться”. Ждали погромов. Но Баркашов так и не отдал команды, вместо погромов он решил идти на парламентские выборы, а боевиков решил подключить к сбору подписей. Это стало началом конца, РНЕ постигла судьба Памяти. Организация раскололась, а потом начала дробиться на всё более мелкие осколки. Её активисты организовывали  свои политические секты, вступали в НБП, уходили в бизнес и криминал. Организацию перестали воспринимать всерьез. В интернете регулярно проскальзывают фотографии Баркашова  с обнаженным торсом и Баркашова на коне (автор не может утверждать, скопировал Баркашов стиль Путина или же имиджмейкеры Путина вдохновились стилем Баркашова).
коню стыдно

коню стыдно


Иногда лидер РНЕ героически позирует с луком или мечом. Это явилось наиболее заметным результатом деятельности РНЕ Баркашова в 2000-х годах. А вот участники “РНЕ братьев Лалочкиных” (лидеры Воронежской ячейки) совершили за эти годы  как минимум одно доказанное убийство. Именно эта группировка и была активна в Крыму  ещё до аннексии и проводила там свои учения, причем с ведома местных внутренних органов.

Сергей Аксенов, ставший председателем оккупационного правительства в Крыму, является одним из руководителей организации Русская Община Крыма. Среди учредителей этой организации в 90-е была Валентина Струкова, по совместительству возглавлявшая местное РНЕ. Если Сергей Аксенов был членом “дочерней организации” РНЕ, то Павел Губарев, бывший поначалу одним из лидеров переворота в Донецке, состоял в аутентичном РНЕ, когда оно ещё обладало серьезным человеческим ресурсом. Не удивительно, что многие списанные со счетов члены РНЕ выдвинулись на Донбасс, чтобы оказывать  поддержку боевикам “Новороссии”, старые контакты сохраняют свою важность.

Только вот старого символа они застеснялись, и место свастики занял православный крест.

Без свастики и без коня. РНЕ уже не то

Без свастики и без коня. РНЕ уже не то

НБП и Другая Россия

Главным конкурентом и антагонистом РНЕ была Национал Большевистская Партия. В отличие от прочих ультраправых и сталинистских проектов, НБП создавалась людьми творческими, и начиналась как своеобразный арт проект. Но со временем формат менялся, во многом благодаря амбициям Александра Дугина и Эдуарда Лимонова. Поэт и радикал Лимонов  исполнял роль лидера, а Дугин претендовал на роль идеолога. Газета “Лимонка” привлекала достаточно большую аудиторию, пошли люди и в  партию. Через какое-то время лидерам стало тесно  и Дугина исключили (обвинив в присвоении партийной кассы с целью пошива старообрядческих рубах).

НБП в первые годы существования

НБП в первые годы существования

НБП была крайне неоднородной средой, ориентированной на людей самых разных политических взглядов. Через неё проходили левые и правые радикалы, богема и рабочие. В разные периоды, они сотрудничали то с откровенными фашистами, то с либеральной оппозицией. До начала репрессий 2000-х НБП открыто симпатизировали многие известные музыканты и деятели культуры. Численность партии не достигала численности РНЕ в пиковый период, но всё равно была достаточно внушительной и насчитывала десятки тысяч человек по всей России и за её пределами. Сильные ячейки НБП были в Латвии, присутствовало отделение в Израиле. Политические установки НБП были куда менее последовательными, чем у ультраправых, между собой они могли расходиться практически во всём, но объединяла их идея гражданского русского национализма (по формулировке Дугина “все хорошие люди — русские”). Тем не менее, “русскость” национал-большевиков не сводилась к одной лишь самоидентификации, крайне важными критериями для большинства из них оставался русский язык и имперская политическая идентичность. Эдуард Лимонов сам писал в одной из своих книг, что в конце 1990-х он просил ФСБ дать ему и его партии добро на “защиту интересов русских зарубежом. Добро не дали, а вместо этого посадили в тюрьму. С тех пор репрессии против НБП приняли массовый характер и продолжались более десяти лет. Партия была запрещена как экстремистская. В 2000-х НБП, как казалось, отошли от ультранационалистической и сталинистской риторики, сблизились с несистемными левыми и либералами, принимали участие в общедемократическом протесте, в акциях за  честные выборы и свободу собраний. Новый перелом наметился в 2012 году, когда произошло размежевание между Лимоновым и лидерами “белоленточных” протестов, которых тот обвинил в слабости и предательстве. С тех пор временный союз с либералами завершился, и после кратковременного заигрывания с социальной риторикой, Лимонов снова вернулся к имперскому национализму. Он активно выступал против Майдана и призывал к полицейским мерам против него. А с началом аннексии Крыма, почти забытый лозунг “Россия все, остальное ничто” снова стал определяющим.

Член латвийского НБП Айо Бенес, проживавший в Англии. Приехал в Донецк ради борьбы против ЕС

Член латвийского НБП Айо Бенес, проживавший в Англии. Приехал в Донецк ради борьбы против ЕС

Остатки НБП существуют под названием “Другая Россия”. Очень важно знать происхождение этого термина: “Другая Россия” — это название книги Лимонова в которой он призывает к созданию русского национального государства в Казахстане.  “Другая Россия” должна была бы стать плацдармом для завоевания власти в “настоящей” России.  Именно за попытку реализации этого плана он вместе с группой соратников и оказался в свое время в тюрьме.

Активное участие нацболов в российской агрессии на Донбассе вполне объясняется этой концепцией: создать революционное русское государство  на территории одной из республик бывшего СССР, а потом вернуть революцию домой. Впрочем, о второй части концепции нацболы сейчас практически не говорят. Несмотря на то, что они продолжают позиционировать себя в качестве критиков режима, из их уст куда чаще слышатся обвинения в адрес “Пятой Колонны”, чем в адрес Путина. Нужно отметить, что несмотря на то, что репрессии против членов “Другой России” продолжаются, они, по указанию руководства партии, отозвали свои заявления  в Международный Суд по Правам Человека  По официальной формулировке — чтобы не вредить России. Многие члены НБП разочаровались в лоялистском поговороте Лимонова и однопартийцев и отделились, так образовалась НБ-Платформа, организация национал-большевиков симпатизирующих Майдану.

Многие идеи и лозунги НБП были в модифицированной форме приняты и использованы Кремлем. Созданные под патронажем Суркова молодёжные организации (самая известная из них — общество “НАШИ”, чье название стало нарицательным) копировало отнюдь не только советский комсомол, оно активно обращалась к опыту национал-большевиков, только местно “Вождя” заменил Путин, а мечты о революции заменила лояльность режиму. Прокремлевские молодёжки официально делали то, за что лимоновцы рисковали свободой: боролись “за права русских” в Прибалтике, устраивали провокации в Крыму и Севастополе, клеймили американских империалистов.

Брадолюбивый профессор
После ухода из НБП Дугин не принимал участие в масштабных политических проектах. Возглавляемый им Евразийский Союз Молодёжи был небольшой, по сравнению с НБП группой, и прославился по большей части чисто-виртуальной деятельностью. Единственной громкой акцией прямого действия с их стороны было уничтожение украинской государственной символики на Говерле. В то время, как члены НБП массово арестовывались, ЕСМ оставался вполне лояльной Путину организацией, более того, в середине 2000-х они обещали  противостоять “оранжевым революциям”, явившись в этом предтечами Сути Времени Кургиняна и НОД Старикова. Сейчас, впервые за многие годы, позиции расколовшихся однопартийцев вновь сблизились — Лимонов и Дугин снова говорят вполне созвучные вещи.

Дугин известен не cтолько как политический лидер, сколько как публицист. Его тексты и выступления часто балансируют между искренним  мракобесием, постмодернистской мистификацией и откровенной издевкой над слушателем. Популярна история о том, как ещё в 90-х Дугин, будучи в гостях у Сергея Курехина, вынудил хозяев квартиры забаррикадироваться от “казахов, отравивших ветер и камышовых людей, поклоняющихся гигантскому коту”. Непонятно, насколько может быть серьёзен профессор столичного университета, рассказывающий своим студентам о плоской земле и том, что попытки летать в космос — богохульны и должны караться. Впрочем, его призыв “убивать украинцев” шуткой всё же явно не был: соратники Дугина принимают активное участие в событиях на Донбассе, он сам не только агитировал “добровольцев”, но и всячески призывал к открытому участию России в военном конфликте. Нельзя переоценивать влияние Дугина на Кремль, но нельзя и полностью отбрасывать его: он не является серым кардиналом и не обладает реальной властью, но его  действительно слушают, достаточно серьезно.

У Дугина достаточно широкие контакты в европейской ультраправой сцене. Он является, наверное , крупнейшим из живущих сегодня русскоязычных правых идеологов имеющих адептов на Западе. Дугин проповедует геополитический взгляд на мир, в котором проходит война между Евразией и Атлантикой. США и Россия являются в этой картине мира главными антагонистами. Антиамериканизм достаточно популярен и в России, и в Европе, и даже в самой Америке, так что идеи Дугина падают на благодатную почву. “Новороссия” для Дугина также является геополитическим проектом: дело не в правах русскоязычных или расширении границ до советского или имперского уровня. Согласно Дугину, Украина — это средство, а не цель, целью является доминирование в Евразии, а впоследствии и в мировом масштабе.

Александр Дугин всегда увлекался конспирологией, теориями заговора, оккультизмом (в юности он состоял в знаменитом Южинском Кружке и писал мистические песни под псевдонимом Ганс Зиверс).

Южинский кружок много лет спустя

Южинский кружок много лет спустя

В своей политической практике Дугин доказывает, что это отнюдь не забытое юношеское увлечение. Из украденной хакерами переписки Дугина стало известно, что он и его соратники на полном серьезе занимались распространением своего влияния не только через политические организации, но и через мистические общества. При этом они опасались козней масонов и враждебных ритуалов. Это проливает свет на иррациональную составляющую идеологии Дугина, которая через его единомышленников воплощается и на территориях захваченных ДНР/ЛНР. Люди, которые верят в придуманные ими же истории про камышовых людей и гигантских котов, точно так же поверили и в “распятых мальчиков”.

Газета “Завтра”
Основанная Александром Прохановым газета “Завтра” (до 1993 года называвшаяся “День”), наряду с “Лимонкой” многие годы была выразителем ультраправой,  имперской идеи, разбавленной сталинизмом. В отличие от “Лимонки”, детище Проханова не предоставляло платформу какой-то одной партии, то они давали достаточно широкую платформу для разных национал-патриотических сил. Если РНЕ было “школой русского нацизма”, то “Завтра” — букварем для нацистов и сталинистов всех оттенков, черпавших оттуда первые знания о “Протоколах Сионских Мудрецов” и “Плане Даллеса”.

Из кругов близких к этой газете вышел Игорь Гиркин, публиковавшийся там с 1998-го года, сотрудничал с ней и Александр Бородай. Именно там будущие соратники и познакомились. Сформировавшаяся вокруг “Завтра” среда безусловно осуждала Ельцина, но поддерживала войну в Чечне. Очень по-разному оценивала режим Путина (мнения колебались от безговорочной поддержки до жесткой критики). Единство мнений опять установилось, когда зашла речь о поддержке проекта “Новороссии”, который  реализовал мечты и пророчества русских имперцев.

Русский народ воспрял и дает Даллесу достойный отпор.

https://www.youtube.com/watch?v=WRbOh9q8AAs

КОБ, НОД, Суть Времени

Каждая из упомянутых структур заслуживает отдельного пространного исследования, причем не с только с политологической или исторической, но и с точки зрения клинической психологии.  Они в разной мере сочетают в себе черты вполне эффективной политической организации и секты.

Больше всего на секту похожи КОБ, “Концепция Общественной Безопасности”. Своей настырностью они напоминают сайентологов, но вот только своей целью ставят отнюдь не деньги адептов. Их интересует власть. Учение первоначально создавалось при участии советские военных чинов и военные были его первыми адресатами. Теория заговора, претензия на знание высшей истины, промывка мозгов длительными тренингами, введение в оборот собственного новояза — понять внутреннюю беседу КОБовцев между собой крайне проблематично. Ютуб кишит их многочасовыми лекциями, смысл которых ускользает от неподготовленного слушателя. Для более массовой аудитории они говорят более понятным языком: рассказывают о заговоре, который “Золотой  Миллиард” спланировал для уничтожения русской нации. Нацию, как водится, уничтожают с помощью алкоголя, наркотиков, чуждых ценностей и порнографии. Христианство, наряду с коммунизмом КОБ также считает частью заговора по одурманиванию масс, но постоянно апеллирует к христианским ценностям или же к ностальгии по советскому обществу.

Чуть пару лет назад КОБ регулярно читали открытые лекции в Киеве под эгидой “Украинского Выбора” Медведчука, они удачно встроились в его структуру и использовали её для пропаганды своих идей. А вот КОБ чуть меньше года назад, уже не в Киеве, а в Славянске. Исполнилось их мечта, их допустили к телевидению, где они они принялись с энтузиазмом разоблачать, цитирую: “библейскую матрицу сионистов из зомбоящика”.

НОД — Национально-Освободительное Движение (не путать с губаревским “Народным Ополчением Донбасса”) и ПВО — Партия Возрождения Отечества. Под этими названиями скрывается по сути одна и та же идеология. Сталинизм, имперство и заговор. Россия находится под оккупацией США, поэтому всем нужно поддерживать Путина. Отсутствие логики (если Россия оккупирована, значит Путин колаборант) компенсируется наличием поддержки со стороны властей, у НОД не бывает проблем с законом или недостатка массовки (искренних адептов можно пересчитать по пальцам, но на митинги либо докупают публику, либо сгоняют бюджетников). Политическим лидером НОД является депутат Евгений Федоров. Наряду с ним идеологию формулирует Николай Стариков, давно публикующий многочисленные книги о  заговоре против России и мудром правителе Сталине.

Киев 2013. Стариков в гостях у Украинского Выбора Медведчука

Киев 2013. Стариков в гостях у Украинского Выбора Медведчука

Стариков является одним из сооснователей и других лоялистских инициатив, таких как “Антимайдан” и пропутинский “Профсоюз Граждан России”. Но именно в НОД/ПВО в наибольшей мере находят реализацию его политические убеждени.

Позиция но отношению к Украине у Федорова, Старикова и их адептов регулярно меняется. Вернее Украину они, конечно же, не любят и считают изобретением врагов России, но вот что с ней делать пока не решили. Требование вводить войска чередуется с призывами “воздержаться от резких шагов”, чтобы не спровоцировать НАТО на ответную агрессию.

Филиалы НОД есть практически по всей России и зарубежом, где они легко входят в контакт с местными ультраправыми  и конспирологами. К примеру, в Германии их можно достаточно часто увидеть на митингах пропутинских “антивоенных движений”. Нужно отметить, что невзирая на представленность в медиа и в интернете, НОД не так успешен в вербовке искренних сторонников, как его конкуренты из КОБ и Сути Времени.

Суть времени — это, в каком-то смысле, театр одного актера. Если промывка мозгов у КОБ осуществляется благодаря занудству и бесконечным повторам (человек просмотревший 4 часа лекций про “Мертвую Воду” не сможет остаться прежним), то Сергей Кургинян умело использует свои театральные навыки. Он достаточно харизматичен, достаточно начитан, чтобы произвести впечатление на малообразованную аудиторию красивыми словами, но при этом, достаточно четко и просто формулирует свои мысли, чтобы быть понятым этой аудиторией. Кургинян мыслит категориями геополитики и является сторонником евразийского проекта (в его интерпретации СССР 2.0). Его идеи чрезвычайно напоминает идеи лидера ЕСМ, несмотря на их принципиально-разный генезис. Антисоветски настроенный в молодые годы Александр Дугин начинал свой путь в оккультных обществах, и формулировал свои взгляды отталкиваясь от Геннона и Эволы. Кургинян в 1988 забравшийся на тонущий корабль КПСС всегда был сталинистом и государственником. Впоследствии они пришли к очень близким политическим позициям, оба периодически выступают в качестве идейной обслуги  Кремля. При этом, как это часто бывает с похожими людьми, они страшно ненавидят друг друга: Кургинян обвиняет Дугина в фашизме и сатанизме, эстет Дугин считает своего оппонента пошлым дураком и оба они полагают друг друга агентами США.

Задолго до того, как появился “Антимайдан”, в 2011-2012 году Кургинян играл примерно ту же роль, которую сегодня играет Стариков, роль организатора якобы низовой инициативы, призванной противостоять оппозиции “снизу”.

«Суть Времени» имеет небольшое подразделение в Донецке, входящее в Бригаду “Восток”. Особыми международными связями Суть Времени похвастаться не может, но с ними периодически могут выходить на связь западные сталинисты, не понимающие что происходит в Украину, но ориентирующиеся по цветам. К примеру, вместе с Востоком служили одно время испанцы, приехавшие по их словам “защищать Россию от украинского вторжения” и арестованные впоследствии у себя на Родине.
sutvremeni

Национал-демократы

Национал-демократическое движение в России достаточно слабо. В отличие от Украины, где либералы и националисты всегда были достаточно тесно связаны, в России в 90-х слова “патриот” и “демократ” были, практически, антонимами, под демократами подразумевались “западники”, под “патриотами” — почвеники-славянофилы.

Но в последние годы в России начали появляться силы, позиционирующие себя как национал-демократические, апеллирующие к верховенству права, свободным выборам, но, в то же время, делающие акцент на национальном вопросе. Часто они прибегают к антимигрантской риторике. Важно отметить, что силы эти неоднородны и происходят из разных политических традиций: как из консервативной и ультраправой (Национально-Демократическая Партия), так и из либеральной (Демократический Выбор). Общеизвестным примером либерала обратившегося к национализму является Алексей Навальный. Совсем недавно они выступали более-менее одним фронтом, посещали одни митинги и видели друг в друге союзников, но после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе, между русскими нацдемами наметилось размежевание. Консерваторы поддержали аннексию Крыма и принимают активное участие в проекте “Новороссии”, как и нацболы видя в ней  своего рода шанс на “другую Россию”, которая была бы моноэтническим национальным государством.

Либералы отнеслись к аннексии Крыма критично (хотя не у многих хватает духу высказаться за его безусловное возвращение), они осуждают войну в Донбассе, выступают против помощи боевикам или отправки войск.

Старый конфликт русских “почвенников” и “западников” снова обнажился из-за отношения к Украине.

Немного особняком стоит интернет сайт “Спутник и погром”, рассматривающий себя как “рупор интеллектуального национализма”. Несколько лет назад главный редактор и создатель сайта Егор Просвирнин восхищался Навальным и грезил о национальной революции под его руководством. Когда он приезжал во время Майдана в Киев у Просвирнин давал интервью Громадскому в котором говорил, что русские националисты будут радостно встречать украинских освободителей, если те вдруг решат захватить Москву. Но после Крыма позиция поменялась на противоположную, украинофобия пришла на место восхищения Майданом, вчерашние соратники-либералы были объявлены предателями, а вчерашние враги-сталинисты стали ситуативными союзниками.
sputnik

Не нужно переоценивать “Спутник и Погром”, но всё же  это достаточно влиятельный внутри своей целевой группы информационный ресурс. И он был в полной мере задействован для вербовки добровольцев и сбора финансирования для я боевиков. Это сыграло существенную роль на ранней стадии военных действий, ещё до того, как в Украину массово поехали “отпускники” из армии и тяжелое вооружение.

Ультраправая субкультура

Рассказ о русском национализме был бы неполным, без упоминания  его субкультурного аспекта. Наци-скинхеды, футбольные фанаты, реконструкторы-гитлеристы или белые расисты, скопировавшие в 90-е годы американские и английские образцы. Субкультурные движения всегда существовали автономно от “организационных” националистов, но они регулярно находили точки соприкосновения. Иногда политики использовали готовую к насилию массовку, иногда арестованные наци-скинхеды получали солидарность и поддержку от более респектабельных ультрапарвых (члены упоминавшейся выше НДП поддерживают также ультраправую инициативу РОД, которая оказывает юридическую и финансовую помощь, в том числе тем, кто осужден за убийства или за нападения на иностранцев).

Федор Бирюков, автор культовой в ультраправой среде песни со словами “Бритоголовые идут, а много ли их? Много! Очень много!” сейчас является важной фигурой во вполне легальной националистической партии “Родина”, которая не так давно собирала в Петербурге международный форум ультраправых. Он же возглавляет патриотическое движение под названием “Сталинград” и очень ожесточенно борется против “фашистской хунты” в Украине. Среди гостей форума был Алексей Мильчаков, известный ещё много лет назад пытками и убийствами животных  и пристрастием к фотографиям с нацистской атрибутикой. Впоследствии нацистская атрибутика стала официальной для возглавляемого Мильчаковым отряда “Русич”, входящего в бригаду Мозгового. А вместо собак он получил возможность пытать людей.
milchakovunost

Субкультура всегда тесно связана с музыкальной сценой, с настроениями на футбольных трибунах, да и попросту с модой. Если в 90-е годы излюбленной целью наци-скинхедов были рэперы (за пропаганду “расово-чуждой” культуры), то в в конце 2000-х “Белый Рэп” занял своё место в плейлистах ультраправых. Изменялся внешний вид: классический “русский скинхед” в берцах и бомбере давно уже стал реликтом прошлого. Идеология тоже модифицировалась: любовь к Гитлеру входила в моду и выходила из моды, учились наизусть “14 слов” американского белого расиста Дэвида Лейна. Ненависть к “чужакам” сменяла идея “священной расовой войны” как смысла существования. Как это ни парадоксально звучит, субкультурные нацисты всегда были достаточно интернациональны, мода на музыку, одежду и лозунги легко пересекала границы.

Когда в Украине начался Майдан, многие субкультурные ультраправые в России не задумывались о геополитике. Они просто восхищались зрелищными драками против полиции, мечтая когда-нибудь повторить и превзойти успех “Правого Сектора” (официальная российская пропаганда, пугавшая население “фашистами захватывающими власть в Украине” для  этой аудитории скорее сыграла роль рекламы). Когда началась аннексия Крыма и война в Донбассе — ультраправая сцена разделилась на “про-русскую” и “про-украинскую” часть. К примеру, находящийся сейчас в тюрьме известный ультраправый Максим Марцинкевич, известный как “Тесак”, активно высказывался в поддержку “Новороссии”, в то время как часть его соратников предпочла записаться добровольцами в АТО (наибольшую известность в СМИ получил записавшийся в “Азов” Роман Железнов).
1488
По “украинскому вопросу” разделился известный пропагандистский коллектив Wotan Jugend. Часть его полагает, что Украина имеет шанс стать “хунтой нацистов” и воплотить все их мечты, поэтому они поддерживают АТО. Другая часть считает, что  евреи уже всё захватили и поддержка АТО  лишь играет им на руку.

Не стоит отрицать очевидный факт, что любители свастик и  рун оказались по обе стороны фронта.  И проукраинская, и пророссийская позиция является для носителей расистских идеологий скорее тактическим выбором. Война в зоне АТО, как и “война за свободу Новороссии” в их представлении — это лишь прелюдия к глобальной борьбе рас. В культовом для этой среды романе Уильяма Пирса “Дневники Тернера”, война против “низших рас” под конец становится атомной. И поклонники считают этот финал вполне счастливым.
wotan

Не стоит переоценивать реальное политическое влияние субкультурных ультраправых: мода склонна меняться, а доминирования добиваются те идеологии за которыми стоит организация и структура. Но не стоит и недооценивать исходящую от них угрозу. Оружие  и даваемая им власть, в руках людей, мыслящих категориями “борьбы рас” и считающих доблестью  убийство (в том числе убийство слабых и беспомощных), может привести к трагическим  последствиям как на фронте, так и в тылу.

Вам также может понравиться...