Сирия и левые

Перевод – Денис Горбач, 

Ясин аль-Хадж Салех – один из крупнейших сирийских политических диссидентов. С 1980 по 1996 гг. он находился за решёткой, а позже стал одним из ключевых голосов сирийского восстания 2011 г. в стане интеллектуалов. Он провёл 21 месяц на нелегальном положении в Сирии, после чего сбежал в Стамбул. В начале ноября 2014 г. у него взял интервью редактор социалистического альманаха New Politics Стивен Шалом.

yasin

Вы красноречиво писали о борьбе за прогрессивные ценности, происходящей в Сирии. В большинстве западных стран, особенно в США, левые относительно слабы. Что, по-вашему, могли бы сделать западные левые для выражения солидарности с сирийской революцией?
Боюсь, левым на Западе уже поздно выражать какую-либо солидарность с сирийцами в их крайне тяжёлой борьбе. В этом отношении я всегда поражался тому, что мейнстримные западные левые практически ничего не знают о Сирии, её обществе, режиме, населении, её политической экономии, новейшей истории. В их анализе я очень редко встречал полезную информацию или действительно творческие идеи. Я понимаю эту любопытную ситуацию так, что они нас просто не видят; это всё вообще не о нас. Сирия для них – просто ещё один повод озвучить свои старые антиимпериалистические тирады, но не живой предмет дискуссии. Так что им на самом деле и не нужно о нас что-либо знать. Для них страна – это чёрный ящик, внутреннюю структуру и динамику которого изучать не надо; у него на самом-то деле и нет внутренней структуры и динамики, согласно их подходу, сосредоточенному одновременно на Западе и на большой политике.
Проблема в том, что их узкое антиимпериалистическое мышление видит только Обаму, Путина, Олланда, Эрдогана, Хаменеи, катарского эмира Хамада, саудовского короля Абдуллу, Хасана Насраллу и Башара аль-Асада. Возможно, они ещё видят вождя ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади. Мы, рядовые сирийцы, беженцы, женщины, студенты, интеллектуалы, правозащитники, политзаключённые – не существуем.

Я думаю, что этот взгляд на мир, сосредоточенный на большой политике и на Западе, больше к лицу правым и ультраправым фашистам. Но, если честно, я не смог с левой сирийской перспективы отличить правых от левых на Западе. И я думаю, что это ядовитые следствия советского опыта, по-своему фашистского. Многие западные левые – это сироты покойного отца, Советского Союза.
Кроме того, что им мешает увидеть жертв Башара, когда они прекрасно видят обычных людей в Кобане? Почему августовское убийство 700 человек боевиками ИГИЛ в Дейр эз-Зоре не вызвало ни малейшего интереса? Напрашивается вопрос: может быть, жертвы имеют разную ценность в зависимости от того, кто их убил? Почему, пока режим ежедневно бомбит многие регионы страны, каждый день убивая десятки людей, левые на Западе молчат так же упорно, как и правые? Может быть, причина в том, что массовый убийца Башар и его элегантная жена являются символами Первого мира внутри Сирии, и с этой парой легко могут себя идентифицировать жители Первого мира?

Перед тем, как помогать сирийцам или демонстрировать с ними солидарность, мейнстримные западные левые должны помочь сами себе. Их взгляды абсолютно ошибочны, и сирийская история стала лишь лакмусовым тестом их реакционных и упадочных позиций. Мне как сирийцу они нужны только тогда, когда они будут хорошо информированы. Сирия – это микрокосм, и я не думаю, что их понимание и политика в отношении макрокосма хоть чем-то лучше, если у них настолько ошибочная позиция по Сирии.
Конечно, эти замечания не означают, что я отрицаю существование небольшого числа смелых диссидентов в рядах западных левых, которые спасли моральное и политическое лицо левых в США и в целом на Западе.

Некоторые западные левые считают, что должны противостоять поставкам оружия от западных правительств Свободной сирийской армии или её составным частям. Другие считают, что мы должны призывать к таким поставкам. Третьи считают, что к этим поставкам нельзя призывать, но и выступать против них нельзя. А вы как думаете?
Как я уже сказал, об этом поздно говорить. Эта дискуссия сейчас абсолютно оторвана от практических реалий. FSA теперь намного более слаба и разобщена, три года спустя после того, как она возникла в качестве вооружённого сопротивления фашистскому режиму.
Чтобы позиция против поставок оружия FSA имела смысл, нужны два условия: 1) чтобы каким-либо образом были прекращены поставки оружия из России и поставки бойцов из Ирана, Ирака и Ливана; 2) чтобы режим выразил искреннюю готовность к политическому решению. На самом деле, за 44 месяца режим ни разу не высказал хоть какой-то готовности к разделению власти или хотя бы к переговорам с оппозицией.

Когда вы не помогаете тем, кто вынужден был взяться за оружие для защиты своего народа, и оставляете на произвол судьбы людей, которых убивают сотнями, потом тысячами, потом десятками тысяч, потом сотнями тысяч, пока ООН ничего не делает, а группа “Друзья сирийского народа” (созданная вроде как для легитимации помощи сирийцам минуя Совбез ООН, парализованный российским и китайским вето), возглавляемая Вашингтоном, разбита полным параличем, что, по-вашему, случится? Фактически, вы поощряете всё большее количество сирийцев, теряющих доверие к миру и к международной юстиции, вы взращиваете нигилизм1. Я написал об этом большой текст в мае 2012 г. В то время нигилизм среди бойцов только появлялся.

Среди левых на Западе бытует распространённая иллюзия, что США стоят на стороне сирийской революции. Это совершенно не так. Правительство США настроено против революции намного более решительно, чем против режима Асада. Вашингтон навредил нашему делу намного сильнее, чем Иран и Россия. Лишь пару месяцев назад один выходец из Гарварда в Белом доме презрительно отозвался о крестьянах и стоматологах, которые думают, что могут свергнуть режим Асада. Можно ли это излишнее наблюдение трактовать как-то иначе, чем как знак лагерю, возглавляемому офтальмологом и Шабихой (проправительственными титушками), хорошо поддерживаемому Россией, Ираном и его сателлитами в Ливане и Ираке, что они могут спокойно продолжать убивать с благословения главы группы Друзей сирийского народа? И по-другому ли трактовали сирийцы по обе стороны противостояния химическую сделку в сентябре 2013 г.? Режим справедливо рассудил, что ему разрешили продолжать убийства при помощи другого оружия. И оппозиция не могла не согласиться с этой интерпретацией.
Хочу добавить, что США не вмешались после химической атаки в августе 2013 г. Но наказание преступной правящей хунты за её преступления против собственного народа – намного более справедливое и прогрессивное дело, чем обычные вторжения США в разных частях мира. Поэтому я не понимаю, почему были протесты перед вторжением, которое так и не состоялось, и ни одного голоса против нынешнего вторжения, намного менее этичного и справедливого, как по мне.

Неужели левые действительно не знают, что “империалистический центр” против сирийской революции? Я не верю, что они настолько невежественны. Может быть, они спасают свои архаические парадигмы.

Некоторые западные левые считают, что они должны выступать против того, чтобы западные правительства занимались военной подготовкой FSA или её составляющих частей. Другие считают, что к такой военной подготовке надо призывать. А третьи считают, что против неё не надо ни выступать, ни поддерживать. Что вы думаете?
Ну, я не доверяю США и не ожидаю от Вашингтона ничего хорошего. Я не разделяю эссенциалистского антиимпериализма, который понимает империализм не как отношение и процесс, а как сущность, скрывающуюся в Вашингтоне и, может быть, в других западных столицах, но уж точно не в Москве или Тегеране. Тем не менее, имеющийся опыт американской политики в нашем регионе даёт основания для многих подозрений. Нигилистическое2 и фашистское ИГИЛ не появилось ниоткуда. Одна из его компонент – абсолютное недоверие к международному праву, институциям и порядку. (Два других основных источника – модернистская болезнь ислама и тиранические коррумпированные режимы).

Но, возвращаясь к вопросу, за что и против кого хотят американцы тренировать сирийских бойцов?
На протяжении последних двух месяцев американцы открыто привязали наше дело к своей антитеррористической повестке. Их война с ИГИЛ представляет режим, убивший или вызвавший гибель свыше 200 тысяч человек, лишь незначительной деталью; настоящая опасность – это преступное образование ИГИЛ. И, конечно, американская военная подготовка будет следовать американским политическим приоритетам, используя сирийцев как инструменты в их, американцев, войне, а не помогая нашей борьбе за изменения в Сирии.
Вкратце, я считаю, что результатом американской программы подготовки сирийцев будет полное разрушение ослабленной FSA, превращение её в группу дешёвых местных наёмников, не имеющих цели, годами воюющих с фашистами из ИГИЛ ради интересов американцев и оголяя тыл перед фашистами Асада.
В целом, я принадлежу к числу тех, кто категорически выступает против американской военной подготовки сирийцев.

США осуществили бомбёжки на территории Ирака и Сирии. Как вы оцениваете их рейды в плане результатов, которые они принесли, и в плане мотивации их необходимости?
Их результаты ограничены; их мотивация не отсылает ни к какому этическому принципу или универсальным ценностям. По моему мнению, ситуация такова: американцы, которых не назовёшь невинными, убивают убийц, закрывая глаза на другого убийцу, который занимается убийствами неподалёку, иногда всего в паре сотен метров от американских массовых убийств. Где здесь борьба за справедливость? Забудем о справедливости – где здесь политика? Забудем о политике – где стратегия за этой кампанией?
Я думаю, эти события ни к чему не приведут. Воздушные бомбардировки могут ослабить ИГИЛ, но оно сохранит способность атаковать или даже расширяться. ИГИЛ – это не армия с тяжёлым вооружением и не государство с большой инфраструктурой, то есть бомбёжки с воздуха будут и далее иметь ограниченный эффект. Два месяца бомбёжек ИГИЛ под небольшим городком Кобане – и ИГИЛ по-прежнему угрожает этому городку!

Я “прогрессивный” человек; я не цепляюсь за наличное положение дел и пытаюсь найти новые возможности даже в худших ситуациях. Во многих случаях личных и общественных сложностей я ранее мог найти новые возможности, неожиданные шансы и новые пути для жизни, творчества и свободы. Я отчаянно пытаюсь найти прогрессивный шанс в американской войне в Сирии, но безуспешно. Я не эссенциалист или нигилист (есть ли разница?3), но не вижу шансов на то, что новейшая американская война в моей стране приведёт к большей справедливости и творчеству. Такое впечатление, что наши американские “друзья” усердно старались, чтобы у населения Сирии не появилось ни малейшей надежды на улучшение ситуации в стране. При этом они дают Асаду большие надежды и ожидания. Это впечатляет!
У меня нет никакого эссенциалистского неприятия США, но эта сверхдержава крайне негуманно вела себя по отношению к моей стране, и её нынешняя война – крайне эгоистична. По моему мнению, из американской политики в Сирии вполне можно сделать вывод, что Вашингтон настроен радикально против демократии и прав непривилегированных слоёв. Думаю, это значит, что их война в Сирии реакционна и что она ухудшит ситуацию для большинства жителей страны и региона.
Ничто не может нивелировать отвратительное преступление администрации Обамы против Сирии и её населения. И история это долго не забудет.

Какие ещё требования должны адресовать своим правительствам западные левые в отношении Сирии?
Честно говоря, должен признаться, что я не знаю, чем занимаются левые на Западе. Я имею в виду, они находятся в большей безопасности, у них есть паспорта, есть больше возможностей изучать иностранные языки, они могут покупать книги, которые хотят прочесть, или по крайней мере у них есть к этим книгам доступ. Так почему же столь многие из них ничего не знают о Сирии, ничего не чувствуют и почти ничего не делают?

Опять же, они не должны принуждать свои правительства к чему-то ради нас; они должны делать это в своих странах ради самих себя. Когда они находятся в хорошей форме в США, Великобритании, Германии, Франции и т.д., для нас это очень хорошо. Солидаризируясь с нами в нашей борьбе или по крайней мере демонстрируя некоторое понимание нашей борьбы, они спасают наши шансы противостоять политике идентичности и политике жертв в наших странах. В своём нынешнем виде они только помогают нашим местным правым, будь то “модернистским” или исламистским, своим сосредоточенным на Западе и на большой политике антиимпериализмом.
Мейнстримные правые часто сосредоточены на идентичности, господстве и большой политике. Чтобы быть левым, недостаточно просто давать другие ответы на те же самые вопросы. А тем более давать те же самые ответы на другие вопросы.

1Редакция Нигилист.Ли не видит ничего плохого в взращивании нигилизма, хотя мы явно вкладываем разные значения в этот термин.
2На самом деле, нет. – Ред.
3Есть, она огромна. – Ред.

Источник – newpol.org.

Вам также может понравиться...