Об «анархистах» и «леворадикалах» на художественных баррикадах Майдана

Ольга Папаш

Волна пристального внимания к совокупности явлений, описываемых термином «Майдан», прокатилась по всем украинским СМИ, в том числе нишевым. И если, например, таблоиды пишут об отношении к украинским протестам различных звезд, то сайты, посвященные искусству, закономерно публикуют материалы об отношении к событиям на рубеже 2013 – 2014 гг. художников, кураторов и критиков. Больше других на этом поприще преуспел сайт «Арт-Юкрейн» – один из крупнейших и, без сомнения, наиболее неуязвимый институционально (благодаря статусу придворного журнала выставочного комплекса Художественный Арсенал) медиум художественной критики в Украине. 7 февраля серия публикаций издания на тему «Майдан и искусство» увенчалась объемной итоговой статьей «Искусство на баррикадах: Майдан глазами украинских художников» авторства главного редактора ресурса Алисы Ложкиной.

Любопытно, что несколько небрежное, иногда фамильярное, но в целом относительно хроникальное повествование Ложкиной резко меняет свой характер во второй части материала, а именно в разделе, посвященном «противоборствующим лагерям украинского современного искусства». В нем «художников-анархистов» автор противопоставляет «леворадикальным художникам», сокрушаясь, что первые, несмотря на более рьяное, по ее мнению, участие в протестах, будут обделены вниманием международной художественной общественности, которое традиционно достанется конъюнктурщикам-«леворадикалам».

Андрей Ермоленко - Сотенний Василь Негрич (автор - участник Барбакана)

Андрей Ермоленко – Героям Слава. Из серии “Анархия”.
(автор – участник Барбакана [прим ред])


Даже человека, абсолютно незнакомого с реалиями украинской художественной жизни, такое деление на «анархистов» и «леворадикалов» должно насторожить, поскольку анархизм причисляется к леворадикальным идеологиям. Еще больше оно настораживает, когда узнаешь, кого именно Ложкина называет анархистами – группу молодых художников, ранее объединявшихся вокруг неформальной галереи Бактерия. Наиболее заметны в этой группе (не в последнюю очередь благодаря активности на Фейсбуке) художники Иван Семесюк, Олекса Манн и Андрей Ермоленко, создатели импровизированной баррикадной галереи Мистецький барбакан – фанерной конструкции, завешанной репродукциями их работ на махновскую и повстанческую тематику. Именно эта показная махновщина, особенно характерная для серии «Анархия» Ермоленко, а также самоидентификация барбакановцев, видимо, и дала Ложкиной основания называть их анархистами. В реальности же, хоровод глянцевых, вырванных из контекста образов борьбы, некритично воплощенных в фигурах от Нестора Махно до Степана Бандеры и приправленных время от времени социальным расизмом (больше характерным для более раннего проекта «Жлоб-арт», в котором были задействованы вышеперечисленные художники), не имеют к анархизму никакого отношения. Ложкина сама дает ключ к более адекватной интерпретации такого искусства, неоднократно упоминая о его «ироничности» – ироничном использовании нецензурной лексики, ироничной маске «правых». Ирония ситуации, однако, в том, что если какое-то из слов в этой характеристике и можно взять в кавычки иронии (прошу прощения за каламбур), то это, скорее, будет «ирония», но никак не «правая». По меткому определению моего товарища Владимира Артюха, такая ироничность характеризуется вполне определенно – правый постмодерн. Точнее, я бы описала эту совокупность художественных явлений как правую апроприацию мнимо нейтрального постмодерна. И то, что некоторые неофиты анархистского движения по наивности восхищаются яркими образами, созданными Ермоленко или Семесюком, не отменяет начисто лишенного иронии правого характера как формы и содержания искусства «анархистов», так и сопутствующих ему публичных высказываний. Осмелюсь предположить, что именно эта консервативность и ироническая беззубость, а не «традиционная живописность» и «завязанность на языке, национальном юморе и суржике, которые крайне сложно перевести на холодный аналитичный язык» помешает успеху пламенных революционеров на пусть конъюнктурной, но все же более адекватной запросам времени международной художественной арене.

Давида Чичкан  - "Белок в разных измерениях" (автор - анархист, леворадикал, участник акция протеста)

Давид Чичкан – “Белок в разных измерениях”
(автор – анархист, леворадикал, участвует в акциях на Майдане в личном порядке, [прим ред])


Не менее существенный перекос Ложкина совершает и относительно т.н. социально-критического искусства, которое она называет леворадикальным. Забегая наперед, скажу, что общение с подразумеваемыми художниками, внимательное прочтение их публичных высказываний и анализ предложенных ими лозунгов отчетливо демонстрирует, что речь идет о носителях либеральных, лево-либеральных и, в отдельных случаях, анархистских взглядов. То, что редактор солидного издания позволяет себе без тени сомнения называть их всех разом «леворадикалами», лишь демонстрирует, насколько чудовищно общественный консенсус в Украине смещен вправо. Правда, Ложкина не уточняет имена представителей этого художественного фронта, неоднократно упоминая лишь его «идеолога» Никиту Кадана, «симпатизирующего марксизму-ленинизму». Однако за безымянной массой легко угадываются имена тех художников, которые, объединившись в Инициативу самозащиты трудящихся искусства, осенью 2013 года попали в немилость Художественного Арсенала и, соответственно, редакции «Арт-Юкрейн» в связи с принципиальной позицией относительно уничтожения работы Владимира Кузнецова «Страшный суд». Напомню, хотя бойкот Арсенала, к которому призывала Инициатива, так и не состоялся (оставлю за скобками данной заметки вопрос о его целесообразности), скандал вокруг зарисованной черной краской работы Кузнецова привел к смене руководства ресурса – Алиса Ложкина вернулась на пост шеф-редактора «Арт-Юкрейн» вместо уволившейся в знак протеста против цензуры Екатерины Стукаловой. Некогда скандальная, эта история окончательно поблекла бы на фоне значительности сегодняшних событий в Украине, если б ее отзвуки не донеслись до нас в оценке вклада разных групп художников в «дело революции» – вот уж где сполна реализовались наиболее реакционные и негативно коннотированные установки формально понятного марксизма-ленинизма. Если вкратце, неоднозначное, сложное, однако, безусловно сочувствующее массовым протестным движениям участие «леворадикальных» художников Ложкина едко критикует, злорадно обвиняя «кабинетно-институциональный левый активизм» в нерелевантности нынешнему протестному движению «с его акцентом на националистических нотах». Создается впечатление, что для автора намного важнее уличить своих оппонентов в действительных и мнимых слабостях, чем хоть как-то проблематизировать протест. Будто бы нейтральные, в духе псевдообъективной журналистики упоминания об ультранационалистических лозунгах и националистической повестке Майдана обнажают приверженность Ложкиной тому самому правому постмодерну, речь о котором шла выше. При этом совершенно неслучайным мне кажется факт, что бездумная апологетика такого сложного явления, как украинские протесты, осуществляется на, казалось бы, вражеской ей площадке – медиа-ресурсе, финансируемом государственным предприятием. Речь, похоже, идет не об отсутствии цензуры, как это преподносит редакция «Арт-Юкрейн», а о том, что полное отрицание Майдана идет рука об руку с его полным приятием, и лишь вдумчивая позиция и готовность к критическому осмыслению и структурным изменениям представляют для институтов власти действительную опасность.


Анархия в представлении Алисы Ложкиной, [прим ред]

Во имя устаревшей мести неугодным – разжигателям конфликта с Художественным Арсеналом – редактор «Арт-Юкрейн» Алиса Ложкина совершает целый ряд подмен понятий, которые ставят с ног на голову рецепцию майдана художниками, противопоставляя мифичных «художников-анархистов» не менее мифичным «леворадикалам». В результате, замаскированная под хронику революционной художественной жизни статья Ложкиной оказывается примером опасного, но, увы, показательного для украинского контекста искривления.

Вам также может понравиться...