Франкфуртский тупик

Тов. Шиитман
blockupy
В 2012 году я ездил во Франкфурт на демонстрацию Комитета 31 Марта. Аналогичную акцию мои товарищи проводили в Киеве, выступления М31 были повсюду, от Греции до России. Я наивно надеялся, что это даст начало какому-то новому антиавторитарному и антинационалистическому интернационалу. Помнится, меня тогда очень впечатлил уровень организации, культура безопасности, бои с полицией. Тот факт, что целью шествия было выбрано строившееся здание Европейского Центрального Банка меня особенно не занимал. В конце концов, какая разница в какую сторону идти, если по дороге бьются стёкла полицейских участков?

Слово “Blockupy” я впервые услышал именно тогда, эта тактика “блокады и оккупации” лишь зарождалась как раз вокруг противостояния строительства Европейского Центробанка, участников демонстрации приглашали посетить также и первый Blockupy, намечавшийся через несколько недель, протест всё также концентрировался на Центральном Банке.

Международная сеть М31 с тех пор родила несколько интересных статей и заявлений. С действиями было хуже. Нового интернационала не получилось. Сеть создавалась не только и не столько для того, чтобы синхронно проводить зрелищные акции в разных городах и странах, а чтобы попробовать выработать ответы на вопросы, которые поставил последний кризис. К сожалению, вместо поиска новых ответов основная часть немецкого актива М31 предпочла расчехлить стандартные лозунги и совершать ритуальные паломничества к строившемуся центральному офису ЕЦБ.

Протесты происходили регулярно, но стройка продолжалась и завершилась вполне успешно. 18-го марта, накануне официального открытия офиса, состоялись новые массированные столкновения с полицией. Множество пострадавших и задержанных. Я сопереживаю каждому, кто оказался в застенках, и желаю им скорейшего освобождения, но сам по себе протест Blockupy не вызывает ничего, кроме досады. На его примере хорошо видно то плачевное состояние, в которое пришло европейское левое движение и, что ещё важнее, европейская левая мысль. Развитая инфраструктура и способность вывести на демонстрацию несколько тысяч человек вовсе не обозначает, что движение эффективно и обладает перспективами

Итак, в чём же ошибается Blockupy?

Неправильный выбор средств
Все акции Blockupy не достигали своей цели, если целью считать какие-то реальные помехи работе европейских финансовых институтов. Блокировать стройку имеет смысл, если ваш враг — стройка. Эта тактика эффективна при отвоевывании городского пространства. Но ведь в противостоянии с ЕЦБ дело вовсе не в городском пространстве, не в борьбе с «застройщиком». Дело и не в церемонии открытия, которую можно было бы провести днем раньше или днем позже. Дело в крупном финансовом институте, который является, в то же время, одним из инструментов политики ЕС. Здание во Франкфурте можно было бы даже сравнять с землей, но это не скажется на функционировании ЕЦБ. Сколько бы камней и коктейлей не летело, сколько бы копов при этом ни пострадало, сколько бы человек человек ни оказалось бы за решеткой, весь этот протест на самом деле протекает в символическом поле. Это не прямое действие, это, если угодно, перформанс, работа с медиа. Работа с медиа нужна в том случае, если у вас есть чёткая позиция, которую вы желаете заявить. И тут мы переходим ко второй проблеме.

Отсутствие чёткой позиции и программы.
Протестующие выступают против мер жесткой экономии, которые навязывает ЕЦБ, но они не способны предложить взамен ничего внятного. Именно поэтому Blockupy так полюбили оппортунисты из Die Linke. Несмотря на то, что в костяк движения блоккупантов входят вполне радикальные левые, и даже анархисты, единственная имеющая внятную программу альтернатива неолиберальному курсу ЕС сегодня — это социал-демократия, это кейнсианство. Капитализм с более-менее человеческим лицом. Путь, который уже зарекомендовал себя как абсолютно тупиковый, так как «смягчение» капитализма не приближает, а лишь отдаляет революционную перспективу. Но ничего кроме этого тупика европейские левые не предлагают. Они не знают как и куда двигаться вперёд, поэтому они стремятся отступить назад и вернуться к социальным стандартам, царившим до кризиса.

Отказ от революционных позиций
Движение Blockupy не революционно, хоть и выглядит крайне радикально. Его критика капитала является крайне ограниченной и сводится, по сути, к критике ЕС, “Тройки” и политики жесткой экономии. Показательно, что в центр европейской Империи Зла ставится именно банк. Критика банковского капитала — это давнее прибежище для тех, кто по той или иной причине не хочет связываться с капиталом “производительным”. Часто социал-демократы безжалостно критикуют жадность банкиров, в то же время сохраняя лояльность к “производительному” капиталу. Упоминавшиеся выше Die Linke позволяют себе выступать в защиту интересов “немецкого бизнеса”, не находя это зазорным.

Структурное воспроизводство конспирологии
Концентрация на банковском капитале и на “Тройке” заражает движение конспирологическими элементами. Структура любой теории заговора, будь то заговор “мирового еврейства”, “масонов” или “рептилоидов”, стандартна. Есть злокозненное меньшинство, которое держит в своих руках власть и творит несправедливость. В роли этого меньшинства могут выступать банкиры, “олигархи”, Меркель с Обамой — не суть важно, главное, что “1% против 99%”. Принимая такую картину мира, мы теряем критичный взгляд на структуру общества. Это упрощение недопустимо, оно в корне противоречит классовому подходу. Противостояние буржуазии и пролетариата нельзя свести к персоналиям. Классы — это не столько конкретные люди, сколько отношения. Популярная присказка “уничтожить как класс” обозначает вовсе не “вырезать под корень”, а “ликвидировать те общественные отношения, которые этот класс создают”. Желание увидеть источник проблем в чьём-то сговоре и чьей-то злой воле — это, по сути, абсолютно правый взгляд на социальные проблемы и их решение.

Опасность ухода вправо
Очень показательно, что протесты во Франкфурте поддержали ультраправые и сторонники “третьего пути”, хотя они здорово рисковали быть избитыми, приближаясь к митингу (к своим наци немецкие левые пока что не так лояльны, как к российским). Но наци пришли несмотря на риск, потому что увидели свой потенциальный электорат, они ощутили по сути структурно близкие им идеи. По той же причине ультраправые и конспирологи всех мастей массово шли в движение Occupy Wall Street, что, во многом и предрекло его бесславный конец.

К сожалению, Blockupy — это лишь один из многих примеров того, в каком печальном состоянии оказалось сегодня левое и анархистское движение. Экономический кризис, который мог бы стать импульсом для нового политического творчества, на самом деле всего лишь заставил более активнее следовать старым заблуждениям и с большим энтузиазмом повторять старые ошибки. Если бы «черный блок» просто, безо всякой идеологической привязки, бил на улице полицейских и жег их машины, эти действия вызывали бы у меня куда большую симпатию и понимание, чем бессмысленное бодание с банковскими стенами.

Вам также может понравиться...