Почему я не Шарли Эбдо

je-ne-suis-pas-charlie-440x196Тов. Мрачник

Террористы, напавшие на сатирическое издательство Charlie Hebdo и убившие его сотрудников — мрази, чей поступок заслуживает самого жесткого осуждения. Кеми бы они ни были — исламскими фундаменталистами или просто садистами без четкой конфессиональной или политической ориентации. Никакое «преступление», совершенное печатным словом или карикатурой, не достойно смертного приговора.

А теперь о самом главном. Глумление над религией угнетенного меньшинства это весьма сомнительный способ мотивировать к отказу от своих предубеждений. Агрессивное безбожие это здорово, но слабо верится, что карикатуры на ислам со стороны «белых европейцев» как-то поспособствуют процветанию светских настроений в мигрантском сообществе. Вряд ли француз арабского происхождения сильно воодушевится на войну против богов, увидев карикатуры от Charlie Hebdo, поскольку его бог — это один из немногих символов надежды в агрессивном мире безработицы и скудного существования. Странно ожидать после такой публикации чего-то кроме обиды, обозления и ненависти.

Быть может, Charlie Ebdo выражали солидарность со светской оппозицией фундаменталистским режимам? Нет, они просто насмехаются над «диким и ужасным исламом». Какие бы мотивы не стояли за публикацией карикатур, они сплотили исламистов; кто бы ни стоял за терактом, он сплотил европейских правых. Позиция обеих сторон разрушительна, реакционна и лишь усугубляет вымышленный «конфликт цивилизаций», отдаляя мир от истинного светского порядка и равноправия.

Обвинять во всем жертв терракта, ровно как и ислам, очень легко и комфортно, а главное — совершенно бестолково. Помимо вариантов ответа на терракт «Мы все — Шарли Эбдо» и «Они сами виноваты», может еще быть какой-то позитивный вывод о методах и этике антиклерикализма. Например, о том, что в зависимости от обстоятельств антиклерикальные действия могут дать прямо противоположный эффект. «Белым французам» нет нужды растолковывать ужасы мусульманства, так как они не мусульмане и вряд-ли при живой католической церкви ими станут.

Я бы сказал «я — Шарли Эбдо», если бы редакцию расстреляла группа христианских фанатиков за антихристианские карикатуры. Христианство, а не ислам, имеет в Европе власть и несет ответственность за процветающее мракобесие. Пока с ним не покончено, я не могу ничему учить мусульман. Это было бы проявлением бессилия и подыгрыванием глубинному европейскому расизму, прячащемуся за маской центра просвещения и оплота светской цивилизации.

Вместо этого я предлагаю не просто в очередной раз утвердиться в мысли о недопустимости насилия на религиозной почве. Куда продуктивнее будет подумать, в связи с какими обстоятельств фанатизм имеет силу и что именно делает его столь жестоким; как не провоцировать в нем то, чего ждут его лидеры, и как искоренить его наконец.

Charlie-Hebdo-attack-Altagreer-ENGLISH-540x664Отказ от выпадов против религии меньшинства (особенно угнетаемого меньшинства, коим являются французские мусульмане) вполне сгодится в качестве первого шага. Критика религии не существует оторванно от контекста — она, как и любое высказывание, имеет конкретный источник и обстоятельства. Когда ислам критикуют привилегированные «белые европейцы», это не только воспринимается мусульманами как конфессиональная дискриминация, но и впоследствии подогревает правые, расистские и исламофобские настроения среди «белых».

Также найдется ответ на вопрос «что делать?». Все достаточно просто — нам, «белым» жителям секуляризированной, но все еще христианской Европы, можно и нужно поддерживать светские, антиклерикальные и феминистические движения, как свои, местные, так и принадлежащие мусульманскому обществу. Переживая за успех борьбы с исламским фундаментализмом, следует помнить об опасностях возрождения христианского фундаментализма в Европе. Его побеги давно можно наблюдать на примерах венгерского консервативного правительства или клерикально-консервативного мятежа на востоке Украины. Когда Европа тлеет от вспышек современного варварства с его тоталитарными «традиционными ценностями», критика ислама становится не только расистской насмешкой, но и малодушием, беспомощностью и трусостью перед европейской реакцией.

Вам также может понравиться...