Иов в России

Сеня Виноградов
О градусе безысходности в фильме Андрея Звягинцева «Левиафан»
1400923526_146448_67
«Левиафан» режиссера Андрея Звягинцева стал самой обсуждаемой российской кинолентой последнего времени, причем в мировом масштабе (чего с отечественным кинематографом не бывало долгое время). Пальмовая ветвь Каннского фестиваля за лучший сценарий, «Золотой глобус» как лучшему фильму на иностранном языке,  более десятка наград престижных мировых «киноподиумов». В России обсуждение «Левиафана» началось с отказа выдать прокатное удостоверение. Многие помнят высказывание  министра культуры Владимира Мединского «о фильмах про Рашку-Говняшку», с большой вероятностью, оно касалось и Левиафана. Впрочем, по словам министра, фильм Звягинцева ему как раз понравился, возможно, что со своей позиции он счёл его оптимистичным и жизнеутверждающим. 

Вслед за Мединским и вся остальная околоинтеллигентская тусовка свела обсуждение ленты к спорам по двум фронтам: 1 – да, Россия методично горит в аду, а фильм настолько реалистичный, что мы все хлопаем ртами от безысходности; 2 – да, Россия методично горит в аду, но мы все зажрались, наши родители жили в более кризисных условиях, значит, выживем и мы (последнее, если честно, до боли напоминает известное творчество группы «Наташа»)
Я, если честно, «говняшки» не увидел в «Левиафане» совсем, зато увидел красивое и тонко прописанное обозначение пяти проблем  современного русского человека (хоть мне и не нравится это пошлейшее сочетание временного и национального признаков). Весь фильм состоит из полутонов, что максимально приближает его к жизни.
Мужское
Да простят меня те, кто еще не смотрел фильм (хотя, казалось бы, только ленивый не заспойлил сюжет), но главная повествовательная завязка состоит из бытового конфликта интересов, в результате которого у жителя схематичного города на берегу Баренцева моря – Приморска – последовательно отнимают дом, бизнес, жену, свободу. По замыслу режиссера это есть не что иное как авторская интерпретация библейской книги Иова, в которой Господь решает испытать Иова и лишает его любых мирских благ.  И если в книге Иова праведник оказался вознагражден за смирение, то в реальности Звягинцева расплатой за страдания становятся лишь больщие страдания, всё как в жизни. Отсюда идет и название фильма: «Левиафан» — образ мифического чудовища из книги Иова символизирует власть. Библейский Левиафан смешивается здесь с Левиафаном Томаса Гоббса. Английский философ сравнил с библейским змеем государство, видя в этом чудовище необходимое зло, призванное сдерживать жестокую человеческую натуру. В фильме Звягинцева Левиафан является не необходимым, а просто злом, которое отнюдь не мешает худшим качествам худших из людей, а напротив, потакает им и добавляет им силы (по своему, вполне анархистская интерпретация или, если угодно, радикально-либеральная).
Женское
Хтонические женские переживания немного сложнее выразить в короткой форме. Чтобы не погрязнуть в длинном ассоциативном описании стоит провести аналогию с фильмом Роже Вадима «И Бог создал женщину» с Бриджит Бардо в главной роли. И там, и здесь есть категорическое непринятие себя как женщины, поскольку природа не хочет вписываться в пуританские рамки морали. Маленький захолустный городок, скучная работа, домоводство, простоватый супруг – это все составляет «простое и понятное счастье». Но что делать, если от переизбытка чувственности тебе и целого мира мало, тем более, что это тесный мещанский мирок? 

Главная героиня пытается разрешить свои проблемы  не выходя из патриархальных рамок, реализуя себя через любовную связь с «успешным мужчиной», но по сути лишь замыкаясь в круге своих до конца не понятых страхов. 

Leviathan_by_Thomas_Hobbes
Российское
Мэр города Приморска сам по себе представляет  самый многочисленный характер среди отечественной провинциальной чиновничьей касты – эдакое вырожденческое наследие Советского Союза, которое для всех нормальных людей давно стало зловещим социальным страхом: а вдруг и я таким же вырасту? Личность мэра сформирована классическими стереотипами о «среднестатистическом населении» и соответствующими атрибутами успеха у целевой аудитории: иконы, водка, шансон. Кажется, уже ни в одной глубинке не осталось человека, кому симпатизировала бы подобная харизма, но архетипы из чиновничьего сознания уже не искоренить. 
Православное
То положение, которое в России сегодня занимает церковь, кажется почти средневековым – ни клирики, ни их последователи не соблюдают даже основных 10 заповедей – отличного манифеста гуманизму, между прочим. Казаки, прикрываясь крестами, бьют людей на митингах, банда ортодоксальных радикалов (другой характеристики у меня для них нет) во главе с Дмитрием Энтео совершает налеты, как апофеоз – споры вокруг дела Pussy Riot, когда православные активисты сочли очень мягким наказанием для молодой мамы два года мордовской колонии и требовали чуть ли не казни. 
Причастность к подобной культуре складывается в сознании обывателя в понятие о своей исключительности, особенной благодетели, которая на деле оборачивается лишь воинствующей глупостью. Вступить в этот клуб и получить право на осуждение очень просто – достаточно прийти в церковь и «быть заодно». Этим и пользуются провинциальные политики, плененные вышеописанными архетипами. Увы, сюжетная ирония Звягинцева – постройка церкви на месте незаконно отобранного дома ценой убийства, в наших реалиях выглядит даже не черным юмором – а просто очередным новостным заголовком. 
Социальное
Является ли Левиафан социальным фильмом — вопрос спорный. С одной стороны он явно поднимает  социальные проблемы, такие как коррупция и властный произвол. С другой стороны, социальное кино, как правило, предлагает какие-то пути выхода. Не обязательно хэппи энд, но, по крайней мере, намёк на возможность избавления. В случае Левиафана такого намёка нет, чудовище всевластно и у одинокого человека нет ни малейших шансов его победить. Многие левые именно по этой причине восприняли фильм с раздражением и неприятием. Действительно, вряд ли Звягинцев задумывал снять «социальный фильм» побуждающий к борьбе и протесту. Тем не менее, «Левиафан» может привести именно к этому парадоксальному результату, если безысходность фильма вызывает у вас негодование и желание сокрушить чудовище — вы еще не потеряны.
Пиратское 
Еще одна проблема, которую поставил в России «Левиафан» –  это сетевое пиратство и реакция на него. После вручения ленте «Золотого глобуса» полнометражный фильм появился на YouTube, и почти сразу на торрент-трекерах. Режиссерская команда отказалась заявлять о нарушении и требовать удаления, мотивировав это  стремлением показать  кино как можно большему количеству человек. И эта позиция выгодно отличает авторов Левиафана от большинства работников киноиндустрии, которые готовы потерять зрителя ради защиты  сомнительного и устаревшего института копирайта.

Вам также может понравиться...