Культура изнасилования

rape-cultureСекс с человеком, находящимся в невменяемом или бессознательном состоянии, независимо от его расположения, однозначно квалифицируется как изнасилование. Под воздействием алкоголя и прочих веществ человек может быть доведён до кондиции, в которой он вроде и не против того, что с ним задумали сделать, а может, слабо сознавая, о чём идёт речь, и вовсе соглашаться или даже приветсвовать. Тем более, это касается случаев, когда человек вообще не реагирует на внешние раздражители.

Отличить вменяемого от невменяемого или напрочь вырубленного человека — навык не настолько сложный, чтобы оправдывать изнасилование его отсутствием. Также стоит заметить, что оценка происшедшего как изнасилования происходит зачастую вовсе без учета мнения человека, который насилию подвергался. Если партнер, отойдя от воздействия алкоголя или прочих веществ, чувствует себя изнасилованным — значит, так оно и есть, даже если ранее ему не казалось, что другие лица совершают по отношению к нему что-то непозволительное.

Грань между сексуальным насилием и “обоюдным согласием” очень тонка, поскольку изнасилование это не обязательно половой акт с избиением или связыванием упирающейся жертвы. Скорее наоборот — основная масса случаев сексуального насилия происходит со стороны знакомых людей: мужей, соседей, коллег, друзей и родственников, а вовсе не от неизвестных злоумышленников в масках. Изнасилование может содержать в себе якобы согласие, полученное под воздействием угроз или осознания нежелательных последствий отказа. Даже действия сексуального характера как откуп от настойчивого партнера, который не желает принимать отказ — это разновидность сексуального насилия, не говоря уже о случаях экономической, карьерной и прочей “мотивации”. Если вас избили, обманули или ограбили — вы вряд-ли будете испытывать приятные чувства к людям, чьей жертвой стали. Вы можете отдавать мошеннику или шантажиству свое имущество совершенно «добровольно», и при этом никто не станет говорить вам, что вы в связи с этим никакая не жертва.

В случае с “солевым” инцидентом, когда шестеро парней из Новосибирская изнасиловали 16-летнюю девушку, находившуюся в отключке, действует то же самое правило. Жертву обвиняли в наркомании и развратном образе жизни. Но независимо от оценки моральных качеств, поведения и сексуальных предпочтений жертвы, над ней был совершен акт насилия. Девушку использовали в качестве сексуального объекта, который слабо осознавал происходящее и не контролировал свое поведение. Она могла иметь какое угодно отношение к сексу, и это никак не должно влиять на оценку происшедшего.

Все попытки оправдать насильников, апеллируя к тому, что их жертва “сама знала, на что шла” — это типичное срабатывание рефлексов патриархатной культуры, в которой секс сам по себе рассматривается как инициатива и «право» мужчины. Женщина, по такой логике, должна быть постоянна доступна для мужчины, будучи заведомо его собственностью. Изнасилование в браке только к 90-м годам XX века стало преступлением даже в таких «эмансипированных» странах, как Германия (1997).

Любое поведение, которое не понравилось мужчине или не вписывается в установленные нормы, которые опять же трактуют мужчины, может оправдать исключение женщины из воображаемого поля равноправия. Символическое наказание в сторону «таких» женщин воспринимается как норма. В рамках патриархатного сознания, женщины, проявляющие сексуальную инициативу, также с лёгкостью могут попасть «не в ту» категорию.

rape culture 1Сложно найти популярную историю, в которой объектом “наказания” был бы сексуально-инициативный мужчина, зато примеров издевательств над женщинами хоть отбавляй. «Приватные» пикантные фотографии гуляют по просторам интернета и пользуются большим спросом, особенно если запечетленная на них женщина — по заверению фотографа — «шалава, наркоманка, блядь, дура и проститутка». Тогда шеринг становится репрессивно-назидательным жестом, который окончательно загоняет жертву в объятия всепожирающего стыда, унижения и самобичевания. Или же в бесконечный поток все новых и новых подобных случаев. Винить женщину в том, что она якобы употребляла вещества в заведомо сомнительной кампании — значит снова и снова оправдывать её насильников и снимать с них ответственность. В подобной аргументации заложена древняя репрессивная традиция. Каждый человек имеет право на безопасность и достойное отношение независимо от того, мужина он или женщина, одет он или раздет, трезв или пьян.

Не важно, как поступят с виновниками изнасилования в Новосибирске — их могут наказать как по закону, так и по местным понятиям. Важно, чтобы жертва случившегося не пострадала от рук патриархального “возмездия” за дерзость отстоять свое право, а общество получило урок того, что насилие это серьезное преступление, за которое можно поплатиться свободой, репродуктивными способностями и даже жизнью.

Нет значит Нет. И только Да значит Да.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...