Майдан и Миф

А.К.

Часть 1. Эдип-Дионис
The_Plague_of_Thebes
«География – это судьба» (с)
Мы помним, как европейские врачи диагностировали и лечили Ющенко, а европейские наблюдатели помогали на выборах. И уже недавно снова европейские врачи лечили Тимошенко, а сейчас народ, собравшийся на Майдане, надеется на европейское исцеление политико-экономического сектора Украины, и некоторые оппозиционеры летают в Европу совещаться. Тогда протест выражался в противоборстве украинского и пророссийкого. Сейчас он выражается в противоборстве европейского и российского, и при этом украинское сейчас означает также и европейское.

Те же, кто занял критическую позицию в происходящем, обращают внимание на опасности этого соглашения с Европой. Они подчеркивают его губительность: в требованиях о повышении внутренних тарифов и, при этом, остановке роста зарплат и многих других вещах. А также возмущаются отсутствию социальных лозунгов на майдане. Ими (и не только) также обращается внимание на то, что присутствие в ассоциации никак не связано с присутствием в Европе, что этот шаг не особо и уменьшает дистанцию между Украиной и ЕС — не особо изменятся и границы с визами. ЕС, несмотря на соглашение, все равно останется далёк для страны территориально находящейся в Европе.

Исцеление (политики и экономики) и при этом опасность погубить (экономику), отдаленность (наличие некоего расстояния между) несмотря на территориальную близость или политическое соглашение. Во всем этом можно увидеть Аполлона: отца Асклепия, бога исцеления, Аполлона Улия — губителя, Аполлона Номия — даровавшего законы, Аполлона Фирея — стража дверей \ бога границ и, я бы сказал, таможенника. Таковы были некоторые эпитеты этого бога в Древней Греции, а сейчас он — олицетворение рационального сознания (родившегося в Европе) и порядка, Разума. Этого вечно юного миловидного юношу-бога можно увидеть в «красивых умных молодых людях», вышедших на майдан и поющих ему пеаны, зовущих прекрасноликого Феба, когда-то опалившего крылья спасающегося от Миноса-Тирана Икара, сына Дедала.

Когда зовут Аполлона, всегда стоит вспомнить об Эдипе — герое, судьба которого была столь трагично связана с этим дельфийским божеством. И в этот раз нам стоит вспомнить Эдипа-как-Треугольника: мать, отец и ребёнок. Ребёнок всегда загнан в тупик двух путей, которые выражаются в отце или матери, мужчине или женщине. И мы тут смеем обратить свой слепой взгляд и прошептать наш вариант выражения этого тупика: в Европе или России, ЕС или ТС.

До этого абзаца нам не хотелось говорить о второй стороне этого тупикового выбора — о России. Но заговорив о геометрической фигуре Эдипа, мы не можем не описать её вершины. Хотя нам даже и не хочется смотреть на Россию, которая возвела на аномальный пьедестал Норму-Афину, из-за чего эта богиня стала похожа на противную ей когда-то Медузу-Горгону, встретиться с которой взглядом означало бы окаменеть. Нам не хочется стать этим каменным истуканом, мы скорее настроены уничтожить памятники, напоминающие нам о Медузе-Афине-Россие.

Вобщем-то, неудивительно, что наш взгляд направлен в сторону Солнцеликого Номия (Даровавшего Законы), а не к окаменяющему взгляду Афины-Нормы — мы призываем Эдипа, чтобы тот справился со Сфинксом. И так, мы, похоже, определились с фигурами треугольника, то кто же находится в вершине Ребёнка? Украина? Народ Украины? Или же кто-то еще? Эдип — он, во-первых, Эдип-Царь, Эдип-Тиран, душа которого страдает за весь его болеющий от неизвестной напасти народ. К своему народу он обращается как к своим детям, его народ является его семьей. Несчастный президент отправляет своих помощников в Европу с разговорами об ассоциации и намёками о необходимости помощи от Европы для столь сильных перемен местной экономики, подобно Эдипу отправившему к Дельфийскому оракулу брата своей супруги, еще до того, как к нему пришел жрец с толпой юношей говорить о страданиях Фив. Эдип так и не смог понять ответ Божества, а потом гневно говорил с Тиресием, так и президент не смог не продолжить свой странный торг с отказом от подписания договора об ассоциации с европейским союзом. Он объясняет этот отказ заботой о своем народе, хотя скорее он заботится о себе.

Так же как одному предстояло стать причиной проблем Фив и покинуть их, так и второму предстоит рано или поздно покинуть свой пост, чего ему не хочется и что служит причиной столь своеобразного поведения в отношении ассоциации с ЕС. Народ Украины подобно народу Фив требует ухода царя-президента, боящегося что Пифия-Европа принесет дурные вести о его будущем. И это единственное объединяющее всех послание к Президенту и его Семье можно выразить словами Тиресия, обращенными к Эдипу:

Я ж тебе велю —
Во исполненье твоего приказа
От нас, от граждан отлучить себя:
Земли родной лихая скверна — ты!”

Но изменит ли для нас уход Эдипа хоть что-то? Для этого стоит прислушаться к Хору в трагедии Софокла, который обвиняет в несчастье Фив Ареса, и зовет на помощь троицу Афины, Артемиды и Диониса. Хор предполагает отцом Эдипа Пана, Гермеса или Диониса, а не Аполлона. Именно это способно привести к пути, вне распутия Эдипа.

Так кого из богов же мы можем увидеть на Майдане среди протестующих? Как ни удивительно, но там точно можно увидеть Аполлона — в осознании законности происходящего и указание силам правопорядка на их границы. На нём можно увидеть и Афину — в нормативных требованиях отсутствия партийных символик, в настрое борьбы. Но еще важней увидеть там и других богов, ведь “боги никогда не приходят одни”. Несложно на Майдане увидеть воинственного Ареса в стычках и сопротивлении все тем же силам “правопорядка”. Но в этих неслучайно осенне-зимних событиях точно можно увидеть старуху Деметры, блуждающую по холодному миру в поисках своей дочери — и увидеть в ней, например, пенсионеров, неизвестно как переживающих последние зимы и неизвестно на что живущих (тут мы непрозрачно намекаем на прошедшую пенсионную реформу). В столпотворении на Майдане можно увидеть и Диониса, собирающего и объединяющего людей сопричастностью происходящего; Диониса, благодаря которому начинаются танцы и веселье, а также обнаруживается песок под асфальтом; Диониса, освобождающего от пут повседневного; Диониса, отца трагедии, а потому и отца Эдипа.

Боги, о которых мы говорим, это не те наивные представления о Богах-Отцах, Богах-Матерях, которые обладают сверхъестественной силой, что опять же было бы возвращением к Эдипу, освободиться от которого мы так желаем. Нет, Боги — это Желания, скрытые в сетях Имён, а точнее в сетях Эдипа, который только и умеет как называть всё своими именами. И потому мы говорим его словами: Европа/Россия, ЕС/ТС, Власть/Оппозиция и тд. Все эти имена и являются тем распутьем дорог, на котором свершается слепое пророчество Аполлона. Но и Аполлон — это тоже Эдип. И сегодня это легко увидеть — ведь не только президент является Тираном, победившим когда-то Сфинкса и потому правящим городом-государством. Когда мы надеемся, что Европа, в ипостаси Аполлона-Асклепия, исцелит наши политические, социальные и экономические проблемы, мы зовём Эдипа, который разберётся с нашими загадочными проблемами. Мы зовём Эдипа, который победит Сфинкса. В 2004 мы это уже делали, и тогда Ющенко-Эдип победил Януковича-Сфинкса. Потом Янукович-Эдип посадил своего Сфинкса — Тимошенко, и вот теперь у нас новый Сфинкс, и потому требуется новый Эдип, способный разгадать его загадки. Всё постоянно замыкается в этом треугольнике Эдипа-Сфинкса-Города, за которым незримо присутствует Аполлон, являющийся машиной, которая постоянно производит сюжет драмы Эдипа. И именно потому мы хотим обратить внимание на других Богов, на Желания отличные от Желания Понять/Исцелить. Потому что от Эдипа нет исцеления, потому что само исцеление — это движение в треугольнике Эдипа, которое, приводя к новой вершине, неотвратимо ведёт через следующий шаг к прежнему состоянию Эдипа-Ребёнка.

Чтобы освободиться от деспотической власти Аполлона, нам стоит обратиться к другим Богам, и, в первую очередь, к Дионису, столь отличному от Аполлона в наше буквалистское время. И не только потому что Дионис был любим своим отцом Зевсом, но и потому что Дионис вывел свою мать из потустороннего мира, из мира ночной темноты, в которой и начался сегодняшний Майдан. Именно поэтому, нам кажется, так важно то, что люди остаются на Майдане ночью, несмотря на протестные акции днём в выходные. Именно поэтому некоторые подчеркивают сложность первых лет ассоциации с ЕС. Но это все равно остаётся лишь буквальным поверхностным взглядом. Настоящее нисхождение в потусторонний мир может начаться с расфокусированого взгляда по сторонам — дома, на работе, на улицах города, — взгляда способного увидеть водителя маршрутки, которому за множество месяцев задолжали зарплату, или увидеть старика, убитого во время выступления против незаконной застройки. Заметить (и это значит намного больше, чем просто увидеть), а не вытеснить, подобно тому как это сделал Эдип, когда убил возничего колесницы на пересечении трёх дорог. И это заметить значит больше чем просто увидеть, но также и последовать вместе с ними по их пути, который ведёт и к протесту против подавляющих их законов, и к осознанию множественности этих дорог, которыми нам предстоит пройти. Потому что выбираться нам нужно не из лабиринта, в котором, как нам кажется, есть единственный правильный путь, но из сети, в которой есть множество дыр.

Часть 2. Мавка-Душа

Я – загублена Доля.
Завела мене в дебрі
нерозумна сваволя.
А тепер я блукаю
наче морок по гаю.
низько припадаю, стежечки шукаю
до минулого раю.
Ой уже ж тая стежка
білим снігом припала…
Ой уже ж я в сих дебрях
десь навіки пропала!..”
(с) Леся Украинка, “Лесная Песня”

Так как с тридцатого числа события на Майдане приобрели иной оборот, мы желаем повоображать о Майдане в русле этого нового течения протеста. С выпавшим снегом и подступившими холодами всё более начинает выделяться северная богиня, разными именами которой являются — Хольда, Хель, Матушка Метелица, а в местной мифологии наиболее близким божеством будет Мара. Также стоит отметить северную Frau Gode, которая порой предводительствовала в небезизвестной Ночной Охоте. Все эти богини связаны с Зимой и миром мертвых. А также они так или иначе связаны с умершими детьми или теми детьми, которые умерли некрещенными.
Hel
Во всём этом мы усматриваем связь с этим присутствием людей на Майдане каждую ночь, и особенно в важные ночи, когда ожидаются силовые акции, или же когда эти силовые акции происходят (как например, 30 числа, когда были при разгоне Майдана были избиты студенты, которых постоянно подчеркнуто называли детьми). Также хочется подчеркнуть, что многие люди выходят на Майдан “ради будущего своих детей”. И этот архетипический образ ребёнка, кажется, присутствует среди замерзающих людей на Майдане, среди людей, которые спят на полах в Октябрьском дворце, которые греются у костров. Всё делается ради будущего этого несчастного замерзающего ребёнка и этому ребёнку покровительствует зимняя богиня Мара-Хель, прекрасноликая богиня со спиной разлагающегося трупа, подобная Мавке, у которой отсутствует кожа на спине, из-за чего можно разглядеть её уже зловонные внутренности.

Мавка говорит в “Лесной Песне” Маре: “Ні! я жива! Я буду вічно жити!”, подобно людям на Майдане скандирующим лозунги: “Слава Украине”, “Украина понад усе” и тд. Именно её безкожую спину мы можем увидеть в гематомах побитых людей, как в ночь на тридцатое, так и в известный день событий на Банковой. Именно Мавка проявляется в этих мифических фигарах провокаторов и “титушек”, которые подобно мавкам завлекающих к смерти путников, ведут протестные массы к ловушкам, выгодным силам власти. Мавка сзывает и ведёт людей на протест, подобно Frau Gode, предводительствующей в Ночной Охоте, подобно Хель, которая поведёт армию мертвых на Асгард в час Рагнарёка.

И так, мы видим, как архетип Мавки проявляется в процессах на Майдане, но, следуя привычному нам пути смысла, что же всё это может нам сказать, к чему это нас приводит? Ради чего сегодня Мавка вернулась из мира мертвых? В драме-феерии Леси Украинки Мавка вернулась оттуда, чтобы расколдовать героя драмы Лукаша, которого обратили в оборотня, который “скавучить, голосить, виє, прагне крові людської” — и это, похоже, напоминает нам скандирование лозунгов и пение гимна на Майдане. В прошлой части мы упоминали Диониса, который вывел свою мать из мира мертвых, Мавка же указывает нам на иной сюжет — она сама уходит из потустороннего мира следуя своей любви. И тут нам хочется вспомнить еще один греческий сюжет о любви и мире мертвых — миф о Психее и Эросе. А, точнее, одно из испытаний Психеи — нисхождение в мир мертвых к Персефоне, чтобы принести Афродите часть очарования Персефоны. Психея же является символом Души Человека, которая желание Любви, которая желает Эроса. И потому мы заключаем, что Мавка — является украинской душой.

Это желание Эроса мы также можем заметить на Майдане. Именно это желание скрывается в подкармливании и угощении чаем представителей внутренних войск и милиции, в скандировании “милиция с народом”, в подчеркнутой заботе о других, столь выраженной на Майдане. Но эта любовь наивна, потому что эти же ребята из войск и милиции потом ночью будут нападать на кордоны-барикады. И именно поэтому Психею отправляли к Персефоне, вечной девственнице, “несущей разрушение”, ведь даже богине красоты и любви Афродиты требуется связь с королевой мира мертвых. “Боги никогда не приходят одни” — вместе с Афродитой всегда приходит Персефона, и наоборот.

Психее во время выполнения этого задания Афродиты приходилось три раза отказывать в помощи тем, кто умолял её о помощи, и даже после свершения этого задания она открывает баночку с мазью красоты и проваливает его — умирает, если можно так сказать о ком-либо уже пребывающем в царстве мёртвых. И потом её спасает Эрос, повзрослевший со времени их последней встречи и осознавший свою связь с Психеей. В случае же сюжета у Леси Украинки — Мавка-Психея оживает из мира мертвых и возвращает память Лукашу-Эросу, а вместе с памятью и их любовь. Может именно поэтому протестующие так желают этого обращение к прошлому Украины, к словам о нации и единстве, может они надеятся возвратить эту память о Любви?

Если же говорить о Мавке, обращаясь к фольклорной традиции, то мы увидим и опасность, присущую ей в отношении к путникам, например. Мавки близки северным Хюльдрам, которые приходили в образах девушек с коровьими хвостами. Мавка может мстить за свою раннюю смерть, Мавка может быть Психеей-Душой, которую Эрос так и не пробудил от смертного сна. И даже в этом случае, не остаётся иного пути как полюбить её. Полюбить Душу, миловидную лицом и столь ужасную спиной. Может, её ужасная спина символизирует то, что назад пути нет, что прошлое пусто или же оно подобно той тайне происхождения, о которой не стоит знать Эдипу-Царю? Может её желание Любви — это неутолимый голод? Задаваясь подобными вопросами — мы обнаруживаем части Персефоны, Мары, Хель в образе Мавки-Души, мы признаём её происхождение из мира потустороннего, из мира мертвых: мира, в котором любое движение связано со смертью; мира, в котором самые его глубины, заполнены льдом, который не растопить. И признавая эти холодные, голодные глубины, мы принимаем душу такой, какой она есть. Мавка-Душа просыпается от смертного сна и отправляется на поиски Лукаша-Эроса.

Фото сделано автором текста в ночь с 10-е на 11-е декабря во время штурма.

Фото сделано автором текста в ночь с 10-е на 11-е декабря во время штурма.

Вам также может понравиться...