“Г. Каркеди и М. Робертс о падении нормы прибыли и ревизии М. Гайнриха”

marxКритический отзыв на статью Михаэля Гайнриха «Теория кризисов, закон о тенденции нормы прибыли к понижению и исследования Маркса в 1870-х гг.» в апрельском Monthly Review за 2013 г.

 

Гульельмо Каркеди, Майкл Робертс

Статья Михаэля Гайнриха на самом деле продолжает линию Monthly Review на то, что Марксов закон тенденции нормы прибыли к понижению (ЗТНПП) не является главной причиной экономических кризисов. По мнению Гайнриха, Марксов закон теоретически неверен, нелогичен и эмпирически неоправдан и не может быть оправдан.

Гайнрих утверждает следующее: 1) Марксов закон непоследователен, потому что оперирует неопределёнными категориями; 2) он эмпирически недоказан и даже не может быть доказан с какой-либо степенью достоверности; 3) Энгельс сильно отредактировал труды Маркса, исказив его взгляды на этот закон в третьем томе «Капитала»; 4) сам Маркс в своих работах в 1870-х гг. начал сомневаться в том, что этот закон является причиной кризисов, и понемногу отказывался от него в пользу некой теории, принимавшей во внимание кредит, процентные ставки и проблему реализации (подобно кейнсианской теории); 5) Маркс умер, не успев представить эту ревизию своей теории кризисов, поэтому связной марксисткой теории кризисов не существует.[1]

Рассмотрим эти пункты по порядку.

1) Марксов закон прибыльности непоследователен и нелогичен. Этот аргумент выдвигали регулярно многие – от Бём-Баверка через Борткевича, Суизи и Monthly Review до неорикардианцев, а теперь и Гайнрих.[2]

ЗТНПП, «закон как таковой», утверждает, что норма прибыли будет иметь тенденцию к снижению со временем, поскольку органическое строение капитала (отношение стоимости постоянного капитала к переменному) будет иметь тенденцию к росту. Это следует из базового уравнения прибыльности, m/c+v. Если постоянный капитал (оборудование, завод, сырьё и т.д.) растёт быстрее, чем переменный (стоимость рабочей силы, единственного источника стоимости), норма прибыли будет падать, при прочих равных обстоятельствах (включая норму прибавочной стоимости).

Здесь затрагиваются две проблемы. Во-первых, почему при сокращении рабочей силы органическое строение должно расти, а не падать. Гайнрих берёт Марксов пример сокращения рабочей силы с 24 до 2 рабочих. Протестуя против тезиса, что это предусматривает рост органического строения капитала, Гайнрих говорит, что «мы не можем исключать возможность того, что капитал, используемый для эксплуатации двух рабочих, меньший, чем требуемый для двадцати четырёх». Конечно, мы не можем исключать того, что сокращение рабочей силы сопровождается ещё большим сокращением активов. Но Маркса справедливо интересуют не случайные эпизоды, а закономерности и тенденции. А вот Гайнриха здесь интересует исключение из правила с тем, чтобы опровергнуть само правило. Если для Гайнриха устойчивое – хоть и циклическое – понижение органического строения капитала является правилом, он должен предоставить веские теоретические аргументы и эмпирические данные. Он не даёт ни того, ни другого.

Маркс, напротив, имеет железобетонные аргументы. Дабы увеличить прибыльность своего дела капиталисты должны повышать производительность своих рабочих. Это достигается внедрением новых средств производства, которые позволяют экономить на рабочей силе и повышать производительность. Капиталисты, инвестирующие в менее эффективные и, следовательно, менее производительные средства производства, что предполагает более низкое органическое строение капитала, были бы обречены на банкротство. Таким образом, как правило, вследствие применения новых технологий количество рабочих на единицу инвестированного капитала падает, т.е. органическое строение растёт.[3] Что касается эмпирических свидетельств, их полно. Только один пример: в производительных секторах экономики США количество работников на миллион долларов активов (скорректированный с учётом инфляции) устойчиво сокращалось в 65 в 1947 г. до 6 в 2010 г.[4]

Вторая проблема – роль нормы прибавочной стоимости в том случае, если ей позволить изменяться, т.е. расти. Для Маркса это контртенденция. Для Гайнриха – нет. Для него это часть Закона. Как он говорит, «вопреки распространённому утверждению, повышение нормы прибавочной стоимости в результате повышения производительности (труда) – не один из противодействующих факторов, а скорее одно из условий, при которых выводится закон как таковой». Взглянем, почему так. Марксова формула средней нормы прибыли (СНП) – m/(c+v). Назовём её формулой (A). Её также можно записать в таком виде: (m/v)/[(c/v)+1]. Назовём это формулой (B). Гайнрих утверждает: учитывая, что в (B) норма прибавочной стоимости, как и органическое строение, является неотъемлемой частью нормы прибыли, а также учитывая, что мы не знаем, какой из этих двух факторов растёт или падает быстрее, направление движения средней нормы прибыли неопределённо, безотносительно контртенденций.

Это не так. Здесь Гайнрих под шумок нарушает базовое правило научной процедуры. Дабы оценить отношение между прибыльностью и органическим строением, Маркс считает другие факторы, в том числе и норму прибавочной стоимости, постоянными величинами. Это общепринятая научная процедура, и она показывает «тенденцию», которую хочет показать Маркс. Мы можем переписать (A) как (B), но тот факт, что норма эксплуатации прямо появляется в (B), не означает, что мы должны отказаться от изначального предположения о постоянной норме эксплуатации. Сначала мы должны установить обратное отношение между органическим строением капитала (ОСК) и СНП. Тогда мы сможем позволить норме эксплуатации колебаться и посмотреть, как это колебание влияет на изначальное отношение. Так что норма эксплуатации становится одной из контртенденций, потому что, как увидим, в конечном счёте негативное влияние роста органического строения появляется вновь, несмотря на все контртенденции. Но вот что интересно: тенденция к понижению СНП сохранялась бы и в том случае, если бы Гайнрихова критика была состоятельной. Это мы тоже вскоре увидим. Начнём с первого пункта.

Взаимодействие между органическим строением капитала и нормой прибавочной стоимости наряду с другими факторами определяет циклические колебания СНП. Но это не предполагает неопределённости. В конечном счёте СНП должна понижаться, проходя через пики и провалы, т.е. в конце концов рост нормы прибавочной стоимости не может предотвратить падение СНП, поскольку он не может обогнать рост органического строения капитала. Но почему? Причина в том, что существует определяемый обществом непреодолимый предел удлинения рабочего дня. Когда этот предел достигается, СНП падает.

Конечно, можно построить численные примеры, которые покажут, что рост нормы эксплуатации может сдержать негативное влияние роста органического строения навсегда или на (очень) длительное время. Но это пустой математический формализм. На практике предел рабочего дня, за который невозможно зайти, является результатом постоянного противостояния труда и капитала. Даже небольшое увеличение органического строения может потребовать  социально неустойчивого роста нормы прибавочной стоимости и тем самым – роста социально приемлемой продолжительности рабочего дня. Сколько это продлится до тех пор, пока норма прибавочной стоимости не достигнет своего предела, определяется не временем, выведенным из математических формул, а временем классовой борьбы, временем, которое требуется трудящимся, чтобы остановить рост нормы эксплуатации и, возможно, сократить её. Это и означает «в конечном счёте».

Приведём пример. Пусть $1 – эквивалент 1 часа труда, а каждая единица рабочей силы (L) стоит $4. В таком случае, если каждый раз c повышается на $8=8ч, v снижается на 1L=$4=4 ч.

Единицы рабочей силы c v m, необходимая для НП=33.3% НП ОСК Часы на одну единицу рабочей силы Норма прибавочной стоимости
5 $40(=40ч) $20(=20ч) 20ч 33.3% 2 40/5=8 100%
4 $48(=48ч) $16(=16ч) 21.3ч 33.3% 3 37.3/4=9.3 133.1%
3 $56(=56ч) $12(=12ч) 22.6ч 33.3% 4.6 34.6/3=11.5 188.3%
2 $64(=64ч) $8(=8ч) 23.9ч 33.3% 8 31.9/2=15.9 298.7%
1 $72(=72ч) $4(=4ч) 25.3ч 33.3% 18 29.3/1=29.3 632.5%

Этот пример показывает, что чем больше повышается ОСК, тем ближе норма прибавочной стоимости подходит к точке, далее которой уже нельзя удлинить рабочий день. Если ОСК вырастет с 2 до 18, то норма эксплуатации, необходимая для того, чтоб не дать упасть СНП, поднимется со 100% до 632,5%, что означает, что рабочий день должен длиться 29,3 часа; очевидно, это невозможно. Но нет нужды предполагать такой экстремальный случай. Например, при 8-часовом рабочем дне в приведённом выше примере даже рост ОСК с 2 до 3 требует возможно общественно неустойчивого удлинения рабочего дня с 8 до 9,3 часов. Поэтому-то надо полагать, что движение вниз – это тенденция, а движение вверх – контртенденция. И это-то нам позволяет заключить, что система имеет тенденцию к кризисам, т.е. что кризисы неизбежны, а не к равновесию.

Теперь мы видим, что Гайнрихова критика Закона как неопределённого неверна даже исходя из собственных предпосылок. Даже если в порядке эксперимента предположить, что в рамках Закона действуют два противоречивых движения, а именно рост органического строения и нормы прибавочной стоимости, неопределённости нет, поскольку рост органического строения подталкивает продолжительность рабочего дня к общественно неустойчивым пределам.

Таким образом, Марксов ЗТНПП логически последователен. Но он также и подкреплён эмпирически. Гайнрих не понимает первого и не замечает второго. Обратимся к эмпирической верификации.

Второй аргумент Гайнриха звучит так: «Этим законом Маркс формулирует очень далекоидущее экзистенциальное суждение, которое нельзя эмпирически доказать или опровергнуть».

Мы согласны, что любой экономический, да и вообще научный закон должен быть эмпирически наблюдаем и фальсифицируем и, кроме того, должен иметь прогностическую ценность. Мы утверждаем, что Марксов закон удовлетворяет обеим названным уровням доказательства.

Во-первых, мы можем измерить норму прибыли в капиталистических экономиках при помощи марксистских категорий и проверить закон на его компонентах. И это делало множество учёных для различных национальных экономик, и даже для мировой капиталистической экономики.[5]  В том числе и сам Маркс.[6]

Каковы эмпирические результаты? Падает ли в долгосрочной перспективе норма прибыли по мере роста органического строения? Растёт ли норма прибыли, когда органическое строение падает или норма прибавочной стоимости поднимается быстрее, чем органическое строение? Восстанавливается ли норма прибыли, если имеет место резкое снижение органического строения капитала вследствие разрушения капитала? Ответ на эти эмпирические вопросы положительный. И корреляции между Марксовыми переменными (органическим строением и нормой эксплуатации и т.д.) и результатом (нормой прибыли) высоки.[7]

В придачу ко всем приведённым исследованиям (см. ссылки), ниже несколько примеров для экономик Великобритании и США[8]. На протяжении 1963-1975 гг. норма прибыли в Великобритании упала на 28%, тогда как органическое строение капитала поднялось на 20%, а норма прибавочной стоимости упала на 19%. Между 1975 г., когда норма прибыли в Великобритании достигла низшей точки, и 1996 г. она выросла на 50%, тогда как органическое строение капитала выросло на 17%, но норма прибавочной стоимости выросла на 66%. Наконец, с 1996 по 2008 гг. норма прибыли упала на 11%, тогда как органическое строение капитала выросло на 16%, а норма прибавочной стоимости оставалась на прежнем уровне. Все эти три фазы вписываются в Марксов ЗТНПП. На протяжении всего периода, с 1963 по 2008 гг., органическое строение капитала увеличилось на 63%, тогда как норма прибавочной стоимости выросла на 33%, так что норма прибыли в конечном счёте упала.

В случае экономики США норма прибыли упала на 24% в период с 1963 г. до нижней точки в 1982 г., тогда как органическое строение капитала выросло на 16%, а норма прибавочной стоимости упала на 16%. Потом норма прибыли выросла на 15% к моменту пика в 1997 г., тогда как органическое строение капитала выросло на 9%, но его обогнал рост нормы прибавочной стоимости на 22%. С 1997 по 2008 гг. норма прибыли упала на 12%, тогда как органическое строение капитала выросло на 22%, обогнав норму прибавочной стоимости, которая поднялась только на 2%. Опять-таки, все три фазы вписываются в Марксов закон; когда органическое строение капитала росло быстрее, чем норма прибавочной стоимости, норма прибыли падала – и наоборот. На протяжении 45 лет, окончившихся в 2008 г., норма прибыли в США упала в конечном итоге на 21%, потому что органическое строение капитала выросло на 51%, тогда как норма прибавочной стоимости выросла всего на 5%. Рост органического строения капитала объясняет 62% объёма падения нормы прибыли, тогда как значительной корреляции с ростом нормы прибавочной стоимости не было[9]

Во-вторых, существуют эмпирические исследования Марксового закона, показывающие, что он хорошо предсказывает будущее, в т.ч. недавнюю Великую Рецессию 2008-2009 гг.[10] Эти исследования показывают, что когда норма прибыли начинает падать, спустя некоторое время произойдёт кризис или экономический спад, и даже точнее, рецессия начинается, когда падает масса прибыли в результате падения нормы прибыли[11]. Это больше, чем можно сказать о всех исследованиях, которые стремятся оправдать альтернативные объяснения кризисов, основанные на «проблеме реализации» (потребления или инвестиций), или на высоких процентных ставках, или недостатке кредита в кейнсианском стиле.

Таким образом, есть масса свидетельств, подтверждающих точку зрения, что Марксов закон действительно работает в капиталистических экономиках и что он является ключевым фактором, лежащим в основании экономических подъёмов и спадов. Если Гайнрих не согласен (а он не согласен)[12], то каковы его доказательства обратного и какое он предлагает альтернативное объяснение, которое можно проанализировать эмпирически?

Третий аргумент Гайнриха заключается в том, что сам Маркс начал сомневаться в своём ЗТНПП как объяснении кризисов.

Если верить Гайнриху, Энгельс ревизовал и отредактировал заметки Маркса в главах третьего тома «Капитала», посвящённых ЗТНПП, так, чтобы казалось, что Маркс целиком в нём уверен, тогда как внимательное чтение показывает, что это не так. Так что Энгельс создал «ложное впечатление наличия уже в целом готовой теории кризисов».

Ну, мы не эксперты в вопросах происхождения каждой главы «Капитала», но мы не уверены, что того факта, что Энгельс придумал заголовок для одной из глав о ЗТНПП, достаточно, чтобы отвергнуть работу Энгельса по собиранию подробных заметок Маркса в определённом порядке, не вводя читателя в заблуждение по поводу намерений Маркса.

И это приводит нас к четвёртому аргументу Гайнриха. Какие есть основания говорить, что Маркс усомнился в своём законе прибыльности? Гайнрих говорит: Предположительно, Маркса обуревали серьёзные сомнения” (подчёркивание наше), потому что он начал говорить о том, чтобы написать главу о кредите. И “эти сомнения, вероятно, усилились в ходе 1870-х” (подчёркивание наше). Использование наречий «предположительно» и «вероятно» указывает, что Гайнрих не уверен в своём тезисе.

Гайнрих утверждает, что в 1870-х гг. Маркс рассматривал роль национальных банков в течении кризиса, так что Маркс, наверное, больше не считал, что достаточно одного ЗТНПП без рассмотрения кредита. Но в его трудах полно материала, посвящённого роли денег и кредита и задолго до «ревизионистских» 1870-х. Более того, почему намерение написать главу о кредите указывает на то, что Маркса обуревали большие сомнения в его законе? Упразднило ли бы закон добавление ещё одного элемента (контртенденции) к объяснению кризисов? Только если взять на вооружение подход «или-или»: причиной кризиса является или рост органического строения, или спад кредитования. Но такой подход не имеет ничего общего с Марксовым методом.

Наш закон – это тенденция, объясняющая также и контртенденции. Экономический цикл – результат и тенденции, и контртенденций. Мы рассмотрели в другом месте роль монетарной политики, т.е. денежной массы и процентной ставки, в недавних кризисах. Монетарная политика действительно может повлиять на время наступления кризиса и тем самым на форму протекания цикла, но она не является причиной кризиса и не может его предотвратить.[13]  Это общий вывод, который справедлив для всех контртенденций.

Наконец, по словам Гайнриха, в 1870-х гг. Маркс пытался “математически схватить отношение между нормой прибавочной стоимости и нормой прибыли”. Это не значит, что он отошёл от своей прежней позиции.[14] Гайнрих может утверждать, что раз Маркс уделял “постоянно внимание им” (этим расчётам), это должно было привести к отказу от закона ” (подчёркивание наше). Но почему? Это лишь одна из точек зрения.

Маркс умер, не успев завершить свою амбициозную задачу анализа денег, государства и мировой экономики. Но это не значит, что мы не можем вывести из его работ последовательную теорию кризисов, основанную на его ЗТНПП, его взглядах на кредит и банковское дело (фиктивный капитал) и на мировые рынки и империализм. Конечно, развитие Марксовой теории кризисов по отношению к современным событиям требует большой работы, и мы, как и Маркс в своё время, с каждым днём узнаём всё больше нового. Но Марксов ЗТНПП остаётся самым здравым объяснением капиталистических кризисов, значительно превосходящим альтернативные кейнсианские и другие мэйнстримные экономические объяснения, которые примечательным образом не смогли объяснить Великую Рецессию.[15]

Источник

Перевод Дениса Горбача

См. также:

Мог ли Кейнс прекратить кризис? Введение в теорию марксистского мультипликатора

ССЫЛКИ

Bakir, E., and A. Campbell (2006) “The Effect of Neoliberalism on the Fall of the Rate of Profit in Business Cycles,” Review of Radical Political Economics, vol. 38,no. 3.

Basu, D., and P. Manolakos (2010) Is There a Tendency for the Rate of Profit to Fall? Econometric Evidence for the U.S. Economy, 1948–2007. University of Massachusetts, Amherst.

Basu, D., and R. Vasudevan (2011) Technology, Distribution and the Rate of Profit in the US Economy: Understanding the Current Crisis. University of Massachusetts, Amherst.

Carchedi, G. (1991) Frontiers of Political Economy. London: Verso.

——(2011a) Behind the Crisis. Leiden: Brill.

——(2011b) Behind and Beyond the Crisis, International Socialism, no. 132. http://gesd.free.fr/carchedi11.pdf

—— (unpublished paper), Marx’s Law and the Crisis: An Empirical Study.

Carchedi G and Roberts M (2013), The long roots of the present crisis: Keynesians, Austerians and Marx’s law, World Review of Political Economy, forthcoming

Cockshott P, Cottrell A, Michaelson G, Testing Marx, some new results from UK data, Capital & Class, 1995, 19: 103, http://cnc.sagepub.com/content/19/1/103

Dumenil G and Levy D, The crisis of the 21st century, a critical review of alternative interpretations, 2011

Economakis, Anastasiadis and Markaki (2010), An empirical investigation on the US economic performance from 1929 to 2008, Critique 2010

Freeman A (2009), What makes the US rate of profit fall?, http://gesd.free.fr/freeman9.pdf

Tapia Granados, J. (2012) Does Investment Call the Tune? Empirical Evidence and Endogenous Theories of the Business Cycle.  http://sitemaker.umich.edu/tapia_granados/files/does_investment_call_the_tune_may_2012__forthcoming_rpe_.pdf

Heinrich M (2012). An introduction to the three volumes of Karl Marx’s Capital, Monthly Review Press, translation of German text (2004).

—-http://monthlyreview.org/2013/04/01/crisis-theory-the-law-of-the-tendency-of-the-profit-rate-to-fall-and-marxs-studies-in-the-1870s

Izquierdo, S. C. (2010) Short and Long Term Dynamics of the US Rate of Profit in the Context of the Current Crisis” paper at the Congrès Marx International VI, September.

Jones, P. (2012) Depreciation, Devaluation and the Rate of Profit, paper to the WAPE/AHE/IIPPE conference.

Kliman, A. (2007) Reclaiming Marx’s Capital, Lexington Books

—————(2012) The Failure of Capitalist Production, London: Pluto Press.

Kotz D (2007), Accumulation and crisis in the contemporary US economy, Review of Radical Political Economics, June

Marx K, Capital (1970), Penguin edition.

Mavroudeas S. & Ioannides A. (2006), ‘Henryk Grossmann’s Falling Rate of Profit theory of crisis: a presentation and a reply to old and new critics’, Indian Development Review vol.4 no.1.

Miller J (1995), Must the rate of profit really fall?, Progressive Sociologist Network; http://www.etext.org/Politics/Progressive.Sociologists/authors/Miller.James/Must-the-Profit-Rate-Really-Fall.Apr95, (unpublished)

Minqi, L. (2008) The Rise of China and the Demise of the Capitalist World Economy, 4th ed. Cambridge: HarvardUniversity Press.

Minqi, L.,F. Xiao, and A. Zhu(2007) Long Waves, Institutional Changes and Historical Trends, Journal of World-Systems Research, vol. XIII, no. 1.

Roberts, M. (2009) The Great Recession: Profit Cycles, Economic Crisis—A Marxist View. Lulu.com

—— (2010) The Causes of the Great Recession: Mainstream and Heterodox Interpretations and the Cherry Pickers, paper at the 10th conference of the Association of Heterodox Economists.

—— (2011) Measuring the Rate of Profit, Profit Cycles and the Next Recession, paper to the 11th AHE Conference.

—— (2012) A World Rate of Profit, paper to the WAPE/AHE/IIPPE conference.

Rosdolsky R (1977), The making of Marx’s Capital.

Shaikh A (1992).  A falling rate of profit as the cause of long waves: theory and empirical evidence, in A.Kleinknecht, E.Mandel & I.Wallerstein (eds.), New Findings in Long Wave Research



[1] Критику собственной Гайнриховой версии теории стоимости см. в Carchedi, 2011a.

[2] См. Kliman (2007), где разбиваются многие их аргументы по этому вопросу. Также см. Rosdolsky (1977), pp398-411.

[3] Это касается единицы инвестированного капитала. Общее количество занятых также зависит от накопления капитала.

[4] Carchedi and Roberts (2013)

[5] Эмпирические исследования Марксова закона так многочисленны, что ссылки в конце текста не исчерпывают их список. Поэтому очень странно, как Гайнрих может утверждать, что Марксов закон не может быть проанализирован эмпирически. См. обширные ссылки в конце.

[6] Cockshott, Cottrell and Michaelson (1995) пишут, что “Примечательно, что сам Маркс смело использовал эмпирические данные для того, чтобы измерить норму прибавочной стоимости. Отталкиваясь от превалирующего уровня зарплаты, затрат на постоянный капитал и конечной продажной цены пряжи №32, он прикинул, что норма прибавочной стоимости в манчестерской хлопковой промышленности в 1871 г. была 154%, а для фермеров, выращивавших пшеницу в 1815 г. она ненамного превышала 100% (Marx, 1970: 219–220). На протяжении первого тома «Капитала» Маркс постоянно прибегает к официальной статистике и отчётам фабричных инспекторов для подтверждения своих теоретических выкладок. Разбирая производство абсолютной прибавочной стоимости, он демонстрирует статистику, сравнивающую производство абсолютной прибавочной стоимости в промышленной Англии с феодальной Румынией; разбирая концентрацию капитала, он использует статистику сборов подоходного налога, чтобы задокументировать концентрацию богатства”.

[7] Например, см. Freeman (2009), который заключает: “Широко оклеветанный аргумент Маркса о том, что долгосрочный рост органического строения капитала в простой и прямой связи с которым находится отношение объёма производства к капиталуявляется наиболее значительной причиной долгосрочного падения нормы прибыли. Эмпирически доминирующая причина всех долгосрочных изменений нормы прибыли в США между 1929 и 2000 гг., т.е. за весь период ведения статистики, – это отношение между объёмом производства и массой капитала”. См. также Shaikh (1992), Roberts (2009), Roberts (2010), Carchedi (2011a), Kliman (2012), Tapia Granados (2012), C Izquerdo (2010)

[8] Представленные цифры взяты из Roberts (unpublished), Carchedi and Roberts (2013 forthcoming) и Carchedi (unpublished).

[9] И Freeman (2009), и Kliman (2012) обнаружили похожие корреляции. Izquierdo (2010) находит, что “падение производительности капитала между 1946-1973 гг. и 1974-1983 гг. объясняет 78% падения нормы прибыли, тогда как небольшое снижение доли прибыли объясняет лишь 22%. Поэтому падающая прибыльность, проявившаяся в кейнсианский период, объясняется технологической компонентой нормы прибыли, подтверждая ожидания Марксового закона тенденции нормы прибыли к понижению. Слабое восстановление общей нормы прибыли во время неолиберального периода также объясняется главным образом производительностью капитала, на которую приходится 84% относительного подъёма прибыльности, тогда как доля прибыли остаётся практически неизменной; она поднимается только на 1% в относительном выражении и объясняет только 16% восстановления”.

[10] См. Roberts (2009), Carchedi (2010), Tapia Granados (2012) и Carchedi (2013) unpublished.

[11] См. Tapia Granados (2012): “при наличии эмпирических данных за 251 квартал экономики США… статистические данные скорее подтверждают гипотезу причинной связи в направлении прибылей, определяющих инвестирование и таким образом ведущих экономику к подъёму или спаду.”

[12] См. Heinrich (2012)

[13] Carchedi (unpublished)

[14] См. Carchedi (2011), chapter X, для другого объяснения намерений Маркса в его математических исследованиях

[15] См. Roberts (2010)

Вам также может понравиться...