13 неожиданных фактов о Делёзе и Гваттари (часть вторая)

#7 Гваттари организовал группу “Эротических камикадзе” для искоренения моногамии (а еще он был хреновым отцом)
Неудивительно, что Гваттари, чей “Анти-Эдип” был, по меньшей мере, антисемейным, и в повседневности не был поклонником семейной жизни. Под наставничеством Жан-Клода Полака (Jean-Claude Polack) Гваттари стал “неисправимым бабником”. Этой привычке он следовал до самой смерти в 62 года, за месяц до которой он закрутил роман с 26-летней сербской актрисой, которой он советовал “иметь много любовников, но не забывать и о нем”.
Истории о развратной жизни Гваттари дошли до членов его семьи в неожиданной обстановке – на его похоронах. Старший брат Гваттари Жан был “удивлен и встревожен перечислением массы любовных побед покойного Гваттари перед его могилой”.
Но собственной прекрасной половой жизни Феликсу не хватало. Как опытный организатор политических групп и комитетов, Гваттари создал группу “эротических камикадзе”, чьей задачей было “искоренение пар, представляющих собой “отвратительное супружество”. Начальник Гваттари в “La Borde” вспоминает:

“Когда какая-то пара сходилась, они в течение недели слали камикадзе чтобы разорвать ее, поскольку любовь была капиталистична”.

Но сам Гваттари несколько раз в жизни женился, и у него было несколько детей, с которыми он почти не виделся. Когда же он был рядом, Феликс управлял своими детьми с тем же авторитаризмом, с каким он стоял во главе рабочей бригады. Гваттари научил своего старшего сына Бруно читать и писать в очень раннем возрасте, в основном путем запирания Бруно в комнате с ручкой и бумагой до тех пор, пока он не сделает достаточно большой записи в своем дневнике.
Впрочем, это было неплохо, поскольку это спартанское воспитание пришлось Бруно очень кстати, когда Гваттари решил “забить на него хуй” переключившись на младших детей. После разрыва отношений со своей женой, Гваттари сказал Бруно: “У меня нет времени, заботься обо всем сам”. Результаты не заставили себя ждать. У дочери Феликса на голове даже завелся грибок. Когда Гваттари во время публичных выступлений заявлял, что “родители – бессмысленны”, он, наверное, забыл добавить, “но необходимы для предотвращения роста чужеродных организмов на головах своих детей”.
И еще вот такая вот ироничная история: когда мать Феликса умерла, он вышел из себя и “постоянно повторял “Я – сирота””.

#8 Делёз был клёвым учителем, известным за умение играть на музыкальной пиле и выкуривать множество сигарет подряд.
Лекции Делёза были настоящим хитом. Студенты набивались в аудиторию битком, и часто приходилось сидеть рядом с Делёзом или просто в коридоре. Кража стульев из соседних аудиторий стала настоящим бедствием, и администрация университета закрывала аудиторию, пока не прибудет Делёз.
Делёз читал захватывающие лекции, которые были на первый взгляд импровизированными. Но они не были. Делёз тратил большую часть своего времени как раз на подготовку к этим лекциям. Когда он появлялся в аудитории, с тщательно приготовленными бумагами, он даже не смотрел на них, поскольку уже знал все наизусть. И на протяжении лекции он курил, зажигая сигарету от предыдущей.
deleuze-teaching
Но студентов привлекал не только необычайный интеллект Делёза. Поскольку Делёз чувствовал, что к преподавателям философии “относятся как к дворцовым шутам”, он решил подыграть. “Когда он чувствовал усталость, Делёз играл своим студентам на музыкальной пиле”. Из-за нестандартного преподавательского стиля Делёза, один из студентов однажды во время лекции выкрикнул: “Пидор!”, на что Делёз ответил: “Да, и что?”.
Профессор, чьи лекции шли по расписанию после делёзовских, был не очень рад успеху последнего:

“В три часа дня, когда лекция заканчивалась и все уходили, у следующего профессора, Рэймонда Полина, преподававшего в этой же аудитории, оставалось шесть студентов. Он ненавидел Делёза.”

Однажды, Делёз присутствовал на защите диплома одного студента, который, увидев Делёза в составе комиссии, ужаснулся и его поразил панический страх перед выступлением:

“У меня внезапно начался мандраж. Я не знал что говорить, и просто сказал: “Зачем мне излагать вам содержание работы, если вы ее уже читали?” Делёз вмешался, сказав: “Не волнуйся, я изложу ее за тебя”.

#9 Гваттари профинансировал побег Антонио Негри из Италии и другие офигительные акции
Делёза и Гваттари часто кидают в одну кучу с разной “постмодернистской херней”, запертой в башне из слоновой кости и оторванной от реальности. На самом же деле, и Делёз, и Гваттари принимали очень активное участие в политической деятельности. Делёз был одним из немногих членов философского факультета своего университета, активно поддерживавших студенческие протесты мая 68-го года. Гваттари же организовал “Центр инициатив по созданию нового пространства свободы” для “защиты преследуемых активистов”.
Гваттари, как было написано выше, возглавлял рабочие бригады в Венгрии и заложил основание заведения, впоследствии ставшего Загребским университетом. К тому же, его выгнали из психиатрической клиники, в том числе и за активное привлечение пациентов к участию в протестах мая 68-го.
italy-revolution
В 1977 году в Италии начались такие волнения, по сравнению с которыми май 68-го во Франции казался возней в песочнице, и здесь Гваттари принимал непосредственное участие. Но в отличие от мая 68-го, когда проявлений насилия было немного, итальянские революционеры имели склонность взрывать все к ебеням и убивать политических деятелей. В Болонье радикалы превратили спортивную арену в форум для “обсуждения тактики, стратегии и отмены труда”. Когда же там появился Гваттари, его встретили как “идущего по воде Иисуса”.

Гваттари тусовался с представителями самых радикальных веток итальянского движения, из-за чего на Гваттари жаловались, что он не выступает против терроризма в итальянских городах. Но критикам не было известно, что Гваттари затем и общался с самыми жестокими активистами – чтобы отговорить их от применения насилия:

“Феликс сказал мне, что шляется с этими людьми, поскольку хочет отговорить их от приготовления коктейлей Молотова и вместо этого записать их на сеанс психоанализа”.

И Делёз, и Гваттари защищали итальянских радикалов, которых судили или экстрадировали в Италию из Франции. Одним из них был Антонио Негри.
Негри был политическим лидером, поддерживающим революцию, но не был связан никоим образом с Красной Бригадой, революционной группой, ответственной за большую часть взрывов и политических убийств. Однако власти Италии выписали липовый ордер на арест Негри. Антонио бежал и спрятался у Гваттари дома. Тогда Негри и начал посещать лекции Делёза. По воспоминаниям Негри:

“Лекции Делёза как бы очищали мой мозг от предубеждений… После этого я стал спинозистом”.

Будучи высокообразованным и умным человеком, Негри начал мимоходом посещать место, где он был в розыске по обвинению в терроризме. Конечно же, его поймали, и он предстал перед пародией на суд, признавшим Негри виновным, несмотря на катастрофический недостаток доказательств.
Но сторонники Негри нашли лазейку, избрали его в парламент, что дало ему неприкосновенность при возбуждении уголовных дел. Понимая, что очень скоро парламент Италии исправит ошибку, Негри снова бежал из страны. Парламент проголосовал за отмену неприкосновенности Негри 300-296, но в это время Негри уже плыл на лодке, “без сомнения, проплаченной Феликсом”, – вспоминает Антонио.

#10 Гваттари просаживал деньги из французского государственного исследовательского бюджета, среди прочего на мотоциклы и аборты.
Гваттари еще и принимал участие в более “традиционной” политике. Вскоре после событий мая 1968-го года, французское правительство решило подкинуть денег левым интеллектуалам на исследование и рассмотрение проебов государства. Гваттари основал исследовательскую организацию “CERFI”, в которую лился немаленький поток бюджетных денег. Некоторая их часть шла на зарплаты основному штату исследователей организации, остальные же деньги шли хрен-знает-на-что-всё-равно-всем-насрать:

“Куча парижских левых пришла с абсолютно липовыми проектами. Феликс слепо их поддерживал. Одному мы купили камеру, другому – мотоцикл… Мы дали деньги человеку, который заявил нам: “Мне нужно 5 тысяч франков завтра на аборт”. “Перешлите нам обратно деньги, когда сможете, хорошо, вот, держите”. Денег никто не вернул”.

Источник
В следующей серии вы узнаете о радикальных образовательных экспериментах, Великом Кормчем Бадью и о фашизме картошки.

Вам также может понравиться...