13 неожиданных фактов о Делёзе и Гваттари (часть третья)

intersecting-lives-678x1024
#11 Фуко считал Делёза своим соперником.
Может показаться удивительным, но автор предисловия к “Анти-Эдипу” ненавидел саму книгу. Втайне завидуя популярности Делёза, Мишель Фуко всегда делал вид, что дружелюбно относится к Жилю. Близкий друг Мишеля рассказал: “Мне кажется, что Фуко считал Делёза своим соперником”.
Это соперничество редко проявлялось на публике, Делёз и Фуко неоднократно вместе участвовали в общественных протестах, и Фуко даже предложил Делёзу место на своей кафедре философии (но Делёз сначала отказался из-за предшествующего обязательства). Фуко даже стал в одном ряду с Ницше и Спинозой, когда Делёз написал “Фуко”.
foucault-and-deleuze
Только единожды Делёз сам того не желая зашел слишком далеко в глазах Фуко. Жиль предложил написать предисловие к дипломной работе Жака Донцелота “Policing the Family”. Это та самая работа, которую Делёз помогал защищать дезориентированному студенту. Когда Донцелот рассказал Фуко об этой новости, Мишель сказал: “Я питаю отвращение к подобным вещам. Ненавижу, когда старики ставят свои печати на работах молодых”.
Несмотря на блестящее предисловие Фуко к “Анти-Эдипу”, он, видимо, ненавидел эту книгу. Донцелот, близкий друг Мишеля, утверждает, что “Фуко недолюбливал “Анти-Эдипа” и часто мне об этом говорил”.
Когда же Фуко занялся критикой психоанализа и Лакана в “Истории сексуальности”, Делёз написал Фуко в надежде на примирение и согласование их теорий. Но Фуко ненавидел понятие Делёза о желании. Мишель однажды сказал своему другу: “Терпеть не могу слово “желать”; даже если использовать его по-другому, не могу не думать или чувствовать, что желание означает недостаток”. Но вместо того, чтобы обсудить с Делёзом их расхождения, он отказался отвечать на письмо Жиля и порвал с ним отношения.
Для Фуко настали трудные времена. Первый том “Истории сексуальности” был плохо встречен в его профессиональной среде. Впоследствии оказалось, что “Забыть Фуко” Бодрийяра заставил Мишеля на 7 лет приостановить работу над двумя оставшимися томами.

«Работа Жана Бодрийяра “Забыть Фуко” была той последней каплей, после которой истощенный философ покинул построение своей теории. Только после семи лет молчания, тщательно пересмотрев свои предпосылки, Фуко опубликовал второй том “Истории сексуальности”».

Под конец своей жизни, Фуко пытался помириться с Делёзом, но ему так и не представился шанс. Когда Мишель заболел, Делёз позвонил друзьям Фуко и поинтересовался его состоянием. Жиль оптимистично предположил: “Наверное, ничего страшного, Фуко выпишут из больницы, он вернется и лично уверит нас, что все в порядке”. Но Делёз ошибся, в том же 1984 году Фуко умер.

«Согласно Дидье Ерибону, когда Фуко уже знал, что ему осталось недолго, одним из его сокровенных желаний было помириться с Делёзом. Но они так и не встретились. Тот факт, что Даниель Дефер попросил Делёза произнести речь на похоронах Фуко, говорит о желании Жиля и Мишеля устранить разногласия, даже после того, как их разлучила смерть».

#12 Делёз работал на кафедре философии во главе с Фуко, которая потеряла право выдавать дипломы.
После событий мая 1968-го года, в Венсене был создан университет “Париж 8”, оплот для студентов-радикалов. Комитет из 20-ти людей, включая Жака Деррида и Ролана Барта, организовали учреждение, взяв пример с Массачусетского технологического института. Мишель Фуко был назначен заведующим кафедрой философии. Делёз сначала не мог работать в Венсене, но позднее стал преподавать там вместе с Аленом Бадью, Жаком Рансьером, Жан-Франсуа Лиотаром и Джудит Миллер.
Что же могло пойти не так на кафедре, полной радикалов и коммунистов? Всё. Студенты срывали подвесной потолок, чтобы проверить, “не поставила ли полиция жучков”, а административные дела часто рассматривались как попытки фашистского захвата власти. Преподаватели кафедры приглашали своих друзей проводить занятия, но часто преподаватели даже не являлись на свои лекции.
Когда Рансьер и Бадью решили, что “прогулы” – достаточное основание для увольнения нерадивых преподавателей, “пострадавшие” объявили это “большевитским переворотом” и предупредили Делеза с Лиотаром, которые посчитали увольнения началом “охоты на ведьм”. Они устроили голодовку на одном из семинаров Делёза”.
Оценки? Капиталистическое дерьмо! Джудит Миллер открыто заявила, что “коллектив решил не оценивать студентов на основе письменных работ, а вместо этого выдавать диплом всем, кто считает, что этого заслуживает”. Если вы только что подумали “Хмм. Я бы о таком публично не заявлял”, тогда поздравляем, вы правы. Французское правительство быстро постановило, что кафедра философии университета “Париж 8” не имеет права выдавать дипломы государственного образца.

#13 На кафедре Делёза постоянно терроризировал Ален Бадью и его отряд маоистов.
Незадолго после публикации “Ризомы” кафедра философии превратилась в настоящую “Игру Престолов”. Ален, опасаясь популярности Делёза, возглавил отряд маоистов, поклявшихся в верности Бадью, которого они называли “Великим Кормчим”.

Кто разрешил Гранд Моффу Такингу преподавать философию?

Кто разрешил Гранд Моффу Такингу преподавать философию?


Бадью объявил Делёза “врагом народа” и настрочил несколько статей против Жиля. Под псевдонимом Жоржа Пейола Бадью написал “Фашизм картошки”, и, если я что-то понимаю в противостоянии фашизму, оно, конечно, предполагает борьбу с врагами народа и создание вокруг себя культа личности.
Кстати о фашизме: Бадью и его команда веселых маоистов решили устраивать вторжения в аудиторию Делёза:

«В самом разгаре конфликта, “люди Бадью” не давали Делёзу закончить семинар, Жиль надевал шляпу обратно на голову в знак капитуляции. Иногда, Бадью лично приходил на семинары Жиля и прерывал его, как признается сам Ален в книге 1997 года, посвященной Делёзу».

Бадью, который, конечно же, ни разу не был фашистом, создал бригады для “наблюдения за политическим содержанием занятий на кафедре философии”. Делёз спокойно относился к большинству вторжений и избегал конфликта даже когда “группы из около 20-ти агрессивно настроенных человек появлялись в аудитории”.
Иногда бригады приходили с книгами Ницше и задавали каверзные вопросы, стремясь поставить Делёза в неловкое положение. А когда это не работало:

«Часто случалось, что “бригада” провозглашала “власть народа”, приказывая студентам покинуть аудиторию Делёза якобы для встречи в лекционном холле или участия в митинге в поддержку борьбы трудящихся. Делёз сохранял спокойствие, иронично соглашаясь с интервентами»

Но когда и это не работало:

«Единственный раз [Делёз] по-настоящему разозлился – когда он нашел у себя на столе брошюру “отряда смерти”, агитирующую за суицид».

Все цитаты и факты взяты из биографии Делёза и Гваттари “Перекрестная биография”, если не указано иначе.
Источник

Вам также может понравиться...