Помеченные: расизм

4

К бунтам в Фергюсоне

Как показывают последние события в Фергюсоне проблема расизма никуда не девается. Она отнюдь не является чисто-американской, она глобальна. Не стоит сводить расизм к банальной “нетерпимости” и “предрассудкам”, которые можно легко вылечить правильной агитацией и просвещением. На самом деле он – одна из фундаментальных “скреп” поддерживающих иерархию стоящую в основе любого современного общества, расизм – это древняя и омерзительная “традиционная ценность”. Чернокожий – это идеальный “другой”, его инаковость заметна, она сразу бросается в глаза. Всё остальное идёт следом – культурная и профессиональная сегрегация, дискриминация в университетах и в судах. Афроамериканец имеет куда больше шансов получить пулю при задержании или срок в суде чем WASP. Эти закономерности продолжают воспроизводиться, потому что они выгодны: капитализм ставит расизм себе на службу точно так же, как он поставил себе на службу патриархат – наличие дискриминируемой группы позволяет получать на ней прибыль. К примеру, уборщик туалетов в Европе с большой вероятностью окажется не белым. Единицы, пробившиеся наверх не опровергают этой закономерности. Успех Барак Обама не отменяет судьбы сотен тысяч гарлемских подростков, которая определена просто местом их рождения.

Наша культура пропитана расизмом. На то, чтобы полностью избавиться от него, потребуются многие поколения. Расизм впитывается нами с раннего детства, наряду со многими другими отвратительными вещами: признанием государственной власти и власти денег, сексизмом и гендерными ролями, потребительством и культом работы, организованной религией. Говоря себе “я не расист” вы, скорее всего лукавите, правильнее спросить себя “как проявляется мой расизм и что я могу с этим поделать”.

Многие люди весьма консервативных взглядов сейчас радуются бунтам в Фергюсоне. Нет, это не здоровая радость по поводу бунта, которую мы как раз всецело разделяем. Это такая подленькая радость по поводу того, что “у соседа не всё в порядке”. Жестокостью американской полиции и расизмом присяжных наши консерваторы (сами, как правило, не меньшие расисты) пытаются оправдать жестокость нашей полиции и самодурство наших судей. “Как можно поучать нас, когда даже в Америке такие проблемы”. На самом деле, проблемы это общие. Коп убивший подозреваемого в Фергюсоне, беркутовец расстреливавший протестующих прошлой зимой, или новый мент из Азова пришедший ему на смену, ДНРовец пытающий пленного, русский и беларуский ОМОНовец жаждущий крови протестующих – это всё проявления одной и той же социальной болезни, которая называется “репрессивное государство”. Государства могут противостоять друг другу, но нужно уметь смотреть сквозь ложь геополитики. Все, кто жаждет усиления репрессий, будь то республиканцы, единоросы, “регионалы” или “свободовцы” – наши враги, а те, кто помогают его ослабить – союзники.
A.C.A.B.

1

по мотивам бирюлевского погрома

государственные репрессивные органы ловят работн_иц, а не погромщи_ц, устраивая показательные процессы. а «общество» рассуждает о вводе визового режима, который, естественно, нужно рассматривать для россии как страшный карательный расистский инструмент исключения, который легитимирует криминализацию более миллиона человек.

2

Футбол и караси

Вовсе не ФИФА и не злые антифашисты приравняли чёрно-красный флаг к флагу со свастикой. Это сделал один молодой, но многообещающий активист ВО Свобода и его группа поддержки, готовая поверить и убедить окружающих, что 2+2=5, если того требуют национальные интересы.

2

О санкциях к сборной Украины

Человек не сопротивляющийся злу является его пассивным соучастником.
Человек, который мешает сопротивляться другим превращается в соучастника активного.