Совок в головах: работа и успех в эпоху футурошока

Мы живём в стремительно меняющемся мире. К примеру, за время жизни моего поколения я  увидел расцвет и возникновение технической возможности работы, предсказанной еще в знаменитой книге «Футурошок» социолога Элвина Тоффлера. Это когда работодатель находится хоть и в другой стране, а ты с помощью Интернета отсылаешь ему результаты выполненной работы. Строго говоря, я – свидетель появления Интернета и самого понятия «удалённая работа».

Точно так же на протяжении 2020 года пандемия одним махом добила любые сомнения в полезности «удалёнки». И заставила цвести буйным цветом «гиг-экономику», основанную полностью на Интернете и сопутствующих возможностях.

Вся работа, сделанная мной за полтора года пандемии, была удалённой. Я ощутил разительный контраст с государственной работой в украинском министерстве, где ритуалом был «приезд» в 9 утра и «уезд» в 5 вечера. Замечу, эти телодвижения — ритуал давно устаревший и пахнущий нафталином.

Изложу два тезиса о феномене работы в Украине в 2021 году. 

1. Пост-совок, как весь развитый мир, не стоит на месте, и «удалёнка», гиг-экономика, шеринговые сервисы, коворкинги, коливинги и прочие прелести постиндустриализма окончательно докатились и до нас. За каких-то два года, к примеру, курьеры Uber и Glovo в Киеве успели пройти всю социальную эволюцию и обрести прото-классовое сознание, вплоть до требований справедливой оплаты труда.

2. Уже сейчас в соцсетях ломаются копья в дискуссиях об «атлантизме», то есть мнении о том, что человек способен заработать любые деньги упорным трудом, позитивным мышлением, изменением отношения к жизни и прочими «духовными практиками», а кто не способен — тот плохо старается. 

(О терминах можно дискутировать, эти убеждения можно назвать и «рэндизмом», и «достигаторством»).

Это мнение, коротко представленное журналисткой Ярославой Кравченко, привело к недавнему Фейсбук-скандалу. Кто не в курсе, Кравченко – основательница «Дикого театра» и ведущая сатирического шоу «Телебачення Торонто», сказавшая дословно следующее: 

«Но уже в конце 00, я поняла, что все зависит исключительно от меня. Хочешь зарабатывать достаточно (сколько бы это достаточно не имело цифр) – зарабатывай. Не нравится атмосфера на работе – меняй работу, не нравится оплата – меняй работу, не нравится руководитель/ница – работай на себя. Я не назову себя сегодня бедной, не назову богатой. Но я зарабатываю достаточно, чтобы обеспечить свои потребности в жилье, еде, отдыхе, медицине. И меня бесят люди, жалуются: а попробуй прожить на 7к. А зачем мне пробовать? Я проходила эти модели, и не хочу. Не нравится жить на 7к – меняйте что-то!».

Есть и противоположное мнение – что лишь познакомившись с «дном жизни» и «унизительными работами», а ещё пожив на пресловутые «7к гривен» ($200), человек познает жизнь настоящую. В эту категорию я занесу публикации о том, как человек с высшим образованием и привилегиями работает курьером, уборщиком и осваивает прочие «пролетарские» и «люмпен-пролетарские» работы. Назовём этот по-своему снобистский подход к жизни «антиатлантизмом».

Есть и мнение обывателя, которое условно можно назвать «нытьём». «Государство плохое, оно ничего не обеспечило», «государство бросило нас на произвол судьбы» и все вариации этого патерналистского подхода к жизни.

То есть инфантильного, не взрослого.

Отмечу, что пост Кравченко вызывает у меня лишь улыбку и стремление ответить «и да, и нет». Ведь многим не так просто «менять что-то» не по причине их лени или инфантилизма, а в связи с обстоятельствами, такими, как больные родственники, собственные болезни, низкие стартовые условия и прочие причины, тысячи их, особенно в Украине, не в Евросоюзе.

После опыта работы с обеих сторон «баррикад» скажу следующее.

Очень поучительно было избавляться от стереотипов сознания, надёжно вбитых советским воспитанием. Что высшее образование – счастливый билет в зажиточное будущее (нет). Что уборщик (клинер, менеджер по клинингу) – это унизительное и недостойное интеллигента занятие (нет). Что курьер – это удел неудачников в жизни (тоже нет). А уж если ты торгуешь на базаре, ты просто пропащий человек (вспоминаем, где работали в 90-х все интеллигенты и люди искусства).

Отдельное спасибо военкомату, призвавшему меня в ВСУ на российско-украинскую войну. Я кое-что понял после службы в армии, точнее, Армии с большой буквы образца 2015 года (она играет исторически решающую роль, сохраняя демократию и разнообразие укладов в Украине). Мне стало понятно, что ныне и войска потеряли имидж «удела неудачников», казалось бы, намертво за ними закрепившийся в 90-х. 

Вообще армия среди перечисленных «неинтеллигентных» занятий – самый разительный пример слома стереотипов. В этом месте ты как никогда близок к народу, если ты родился «на асфальте», жил «на асфальте» и знал о жизни вне столицы только из постов на Фейсбуке. Ты видишь людей, с которыми никогда бы не повстречался по классовому и образовательному статусу. Если ты офицер, ты ещё ими и командуешь. И это прекрасная прокачка опыта и фактор духовного роста.

Вообще «духовный рост» – чуть ли не ключевое понятие, когда мы говорим о поиске работы, зарабатывании денег и позиционировании себя в жизни. Я не в восторге от слова «духовность», дискредитированного многочисленными шизотерическими практиками, но здесь оно наиболее подходит. Поиск работы, стажировка, собственно работа – это воплощённый в ХХI веке обряд инициации и избавления от инфантилизма. Общение со всеми видами начальников – от самодуров до прогрессистов – даёт понимание своих личных границ, прав и готовности их отстаивать.

Лишь после многих лет проб и ошибок я понимаю, какой опыт мне дали такие не похожие друг на друга работы, как: ·        

  • админ на репетиционной базе;  
  • курьер в магазине велосипедов; ·
  • научный сотрудник; 
  • преподаватель ВУЗа; 
  • уборщик; 
  • поклейщик обоев; 
  • журналист галеры… ленты новостей;
  • фотограф товаров в супермаркете;
  • музыкант на семейном торжестве. 

Они дали осознание, что все это – просто работа, ни в одном из этих занятий ничего унизительного нет. Просто делай своё дело качественно. Они убрали из головы голос умозрительных родителей, твердящий, что «не для такой работы мама ягодку растила» и что не для должности уборщика они подарили мне высшее образование.

Они дали осознание, что Советский Союз закончился 30 лет назад, а совок и интеллигентские стереотипы в моей голове постепенно заканчиваются только сейчас. В конце концов, мир так изменился за эти годы, что я пишу эти строки на компьютере, а не на машинке или от руки. И за написанные при помощи клавиатуры строки я потенциально могу получать деньги из любой точки мира. Хорошие деньги. А это означает, что я не привязан больше к Украине и к рабочему месту «с 9 до 5», то есть к незыблемым институтам, от которых зависели наши родители. Я не привязан к образу родителей в своей голове.

Ещё одно полезное свойство такой духовной практики – отказ от образа работы как «каторги». Да, есть работы-каторги, работы-потогонки. Но в столице Украины сложились условия, благодаря которым человек может их избегнуть.

Хотя бы с такого базового осознания, что такое работа в современной Украине, и осознания стремительного рывка мира вперёд, с футурошока начинается взросление и не-инфантилизм.

А следующей уровень взросления – это настоящий, а не навязанный субкультурными леваками 2000-х анализ того, насколько справедливо устроен институт работы в капиталистическом обществе. Ты начинаешь здраво анализировать, что такое трудовая книга, что такое белая и чёрная зарплаты, как они скажутся на пенсии. И, в конце концов, что такое пенсия и откуда она берётся. Ещё начинаешь узнавать о «безусловном базовом доходе», к примеру. 

Отдельная тема для разговора – как многочисленной прослойке «творческих людей» вписаться в современный капиталистический мир. Особенно в Украине, где для условного молодого музыканта нет ни профсоюзов, ни сформированной индустрии, ни гарантированного дохода. Это худшие стартовые условия, чем госработа с её нищенскими, но реальными 6 тысячами гривен минималки. Это условия, где ты или нищий, или тебе повезло и ты пробился. Болит эта тема, и она заслуживает отдельной колонки.

Пока что я на той стадии взросления, когда понимаю, что безусловный базовый доход и 4-дневный рабочий день – очень заманчивая идея. Что они дали бы шанс на полноценную жизнь многочисленным моим знакомым, в силу психических или физических причин не работающих с 9 до 18 на «нормальной» работе. При нынешней системе они обречены на нищету благодаря невыгодным стартовым условиям. Условные современные леваки могли бы выступать за этот институт, и в Украине в том числе.

Но о программе леваков в украинских реалиях мы поговорим отдельно.

Что такое безусловный доход и как это работает

Идея безусловного базового дохода предусматривает, что каждый гражданин страны получает от правительства гарантированную сумму денег – безотносительно к тому, сколько граждане зарабатывают и работают ли вообще.

Условия эксперимента в Финляндии несколько отличались: в нем участвовали только безработные граждане.

Еще одна вариация этой идеи – безусловные базовые услуги: когда вместо гарантированного дохода граждане имеют право, например, на бесплатное образование или лечение.

Несмотря на то, что в последнее время концепция базового дохода становится все более популярной, она не нова. Впервые она упоминается в «Утопии» Томаса Мора, которая была опубликована в 1516 году.

Сегодня различные варианты идеи базового дохода тестируют в разных странах. Взрослые жители одного из кенийских поселков будут гарантированно получать $22 в течение 12 лет. Правительство Италии разрабатывает план под названием «доход гражданина». В октябре 2020 года власти нидерландского города Утрехт также проводили эксперимент с безусловным базовым доходом под условным названием Weten Wat Werkt – «Знай, что работает».

Зачем это нужно

Сторонники концепции безусловного базового дохода считают, что он поможет в борьбе с бедностью, поскольку даст людям время на поиски работы или на получение образования для получения новой специальности.

Важность введения базового дохода, говорят они, усиливается ещё и роботизацией многих профессий, в результате которой все больше людей теряют работу.

Базовый доход – опыт Финляндии и Германии

О введении безусловного базового дохода в странах ЕС дискутируют уже давно.

Есть сторонники регулярной выплаты государством фиксированной суммы денег каждому гражданину независимо от его уровня дохода и без выполнения им необходимой работы. Их аргументы – что это помогло бы сгладить региональные различия внутри Евросоюза и усилило бы социальное и экономическое сотрудничество.

Возникла даже гражданская инициатива, авторы которой намерены добиться того, чтобы Еврокомиссия выступила с предложением введения безусловного базового дохода на всей территории ЕС.

В августе 2020 году в Германии стартовало первое в истории страны долгосрочное исследование безусловного базового дохода. Оно продлится три года. В течение этого времени, начиная с весны 2021 года, 120 добровольцам выплачивают ежемесячно по €1433. Эти выплаты будут финансироваться за счёт частных пожертвований.

Где безусловный базовый доход уже существует

Идея безусловного базового дохода периодически становится объектом дискуссий и экспериментов. Один из последних примеров – Финляндия.

В 2017 году Финляндия стала первой страной, которая решила испытать идею. Эксперимент провело правительственное ведомство, занимающееся вопросом социального обеспечения (Kela). 2000 случайно отобранных безработных граждан получили возможность ежемесячно получать от государства вместо пособия по безработице минимальный базовый доход в размере €560, без бюрократических процедур и препятствий. При этом им разрешили зарабатывать дополнительно к этой сумме столько, сколько они хотят.

В течение двух лет, с января 2017 по декабрь 2018 года, государство выплачивало двум тысячам безработных граждан ежемесячный платеж. Целью эксперимента было понять, как это повлияет на их поведение. В частности, начнут они искать работу.

BBC подытожило, что выплаты никак не повлияли на показатели занятости в участников исследования. Однако они стали чувствовать себя более счастливыми и у них снизился стресс.

Сработала ли идея

Все зависит от того, как понимать слово «работа». Помог ли эксперимент безработным найти работу, как на это надеялся правительство? Нет, не совсем.

По словам Сайманена, хотя некоторые безработные действительно нашли место для трудоустройства, участие в эксперименте никоим образом не повысило их позиции по сравнению с безработными из так называемой контрольной группы, которые не получали базового дохода.

Многие считают, что говоря о концепции базового безусловного дохода, вообще не стоит думать о сокращении показателей безработицы. По их мнению, если бы целью эксперимента было сделать людей счастливыми, то в таком случае его результаты можно было бы считать триумфальными.

Будущие кочевники

Кстати, о «гиг-экономике» и шеринговых сервисах. Сейчас благодаря этим сервисам можно сдавать в своеобразную аренду, к примеру, автомобиль. Давайте представим и более далёкие (и фантастические) варианты. Есть теория, что скоро нас ждёт эпоха гиперномадов. То есть все люди станут кочевниками нового времени, у которые вообще нет ничего своего.

Ты арендуешь жилье, машину, гаджеты, одежду, питаешься в кафе и ресторанах, смотришь новости и фильмы в стримах, отдыхаешь по обмену типа AirBnB или на курортах-сервисах. И  это даёт неслыханную мобильность! Так как постоянной работы тоже нет. Сегодня ты нужен для работы в Африке, завтра на гиперлупе едешь в Бразилию, послезавтра в Японию. То есть туда, где возникает горячая потребность именно для твоих навыков и интересов.

Такой поворот событий – уж слишком «футурошок» для поколения, которое ещё вчера договаривалось о встречах по проводному телефону и для которого факс и ксерокс были верхом прогресса. Которое в 90-х торговало на базарах пост-СССР, иными словами.

2020-й показал нам, что достижения прогресса, кажущиеся нам неслыханным новаторством, типа доминирования «удалёнки» или продажи NFT, далеко не так фантастичны, как мы представляли. Они уже здесь и с нами.

Выводы

Я за срединное отношение к тому, что «каждый может найти работу, дающую счастье». Да, может – но при сочетании благоприятных факторов и вырабатывая взрослое отношение к жизни.

Инфантилизм, оказывается, – явление политическое. Это неготовность к принятию решений и ответственности за свои поступки на уровне целых наций и сообществ. (И почему мне вспоминается «восстание» 2020-го в Беларуси, когда я пишу эти строки?).

Левые советского толка исчерпали себя, превознося патернализм и зависимость от государства, привитые эпохой застоя в СССР. Отголоски этой практики – сборный образ пенсионеров, голосовавших в 90-х и 2000-х за КПУ, и ноющего «поколения Х», успевшего пожить при «развитом социализме».

Я могу показаться мелкобуржуазным апологетом. Но не устану твердить: государство, исчезнувшее в 1991 году, прививало отказ от инициативы, поклонение начальству и ожидание бесплатных благ от госаппарата. Это безусловный перегиб в сторону инфантилизма на уровне целых сообществ.  Он ведёт к явлениям, которые мы наблюдаем в РФ и особенно в Беларуси – откат к авторитаризму и «сытой стабильности».

Это не означает, что 90-е в пост-Совке с рэкетом, проституированием женщин, вымиранием пенсионеров и нищетой были раем. Те времена были социальным адом. Оправдания политике правительств того времени нет. Но мы-то уже в других реалиях, сосредоточимся на них.

Прелести современного капитализма в виде гиг-экономики тоже не так уж прелестны. Они дают доход только адептам принципа «хочешь жить – умей вертеться», то есть здоровым, активным личностям, коими далеко не все в обществе являются. 

Здравым подходом леваков стало бы требование гарантированного минимального довольствия всем – и ленивым, и неквалифицированным, и больным, и нетрудоспособным по разным причинам. Сам концепт «лени» мог бы уйти в прошлое в таком случае.  

Допустим, ты музыкант(ка). Хочешь играть на более дорогой гитаре? Трудись, развивайся, пиши музыку, которая достигнет целевой аудитории, и ты купишь дорогой инструмент. Но при этом базовый доход тебе обеспечит существование на том уровне, что ты думаешь лишь о своей музыке, а не о выживании. Такова основная идея.

Это не такой уж «леваческий рай». Это перспектива, за которую стоит бороться.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...