Чем опасен внутренний Анкапистан

Анархистская среда стала с завидной регулярностью порождать атлантов. Совсем недавно человек называл себя левым — и вот он уже цитирует Айн Рэнд и презрительно фыркает в сторону «нищих и ленивых». Обычно атланты заняты в негосударственных структурах — IT, малый и средний бизнес, — поэтому у них возникает чувство ложной независимости от государства. Им кажется, что настоящий анархизм — это деньги, что вот-вот они купят дом за рекой, мост через реку, яхту и поле для гольфа. Война, экономический кризис, эпидемия? Настоящий анкап всегда будет на вершине.

Почему такое мировоззрение опасно?

Потому что самонадеянность и та смелость, что происходит от невежества и неопытности, всегда опасны. Атлант издевается над людьми, которых в сорок лет не берут в офис: «А почему эти лохи устраиваются на работу, предназначенную для вчерашних студентов? В таком возрасте пора своё дело иметь». Разумеется, он уверен, что сам-то в сорок-пятьдесят таким не будет. Его не сократят, такого просто не может случиться. Он не заболеет, не обанкротится, не потеряет прежнюю выносливость: ему всегда будет тридцать, а на вид — и вовсе двадцать пять.

Не будет.

Мне приходилось видеть бизнесменов, пытавшихся покончить с собой после того, как их дело прогорело. Судебный процесс, тюрьма — и всё, после освобождения ты идёшь в кладовщики. Даже в такси не устроиться, потому что машину забрали приставы. Моя родственница была одной из первых программисток Санкт-Петербурга, работала в серьёзном учреждении, но её сократили по возрасту. Знакомые атлантессы называли себя «состоятельными» (как же, одна была аж в целом Таиланде!) и мечтали, что совсем скоро, в тридцать два или тридцать пять, будут зарабатывать ещё больше, откроют своё дело, станут знаменитыми журналистками и купят сумочки из крокодиловой кожи. Сейчас они работают в школах и на богом забытых провинциальных сайтах.

«Своё дело» — это сложно. Пять лет ты откладывал открытие ИП в долгий ящик, наконец собрался, и тут твоя контора накрылась медным тазом. А ещё за жильё надо платить. Возьмёшь кредит на бизнес — не останется денег на ипотеку. Ведь большинство постсоветских атлантов своего жилья не имеет — или съёмное, часто запущенное и разваливающееся, или ипотечное. Но тем, кто двадцать лет слушал вопли папаши: «Ты — позор семьи и сдохнешь под забором!» — даже такие достижения кажутся значительными. Атланты кричат о гигантских успехах, вызывая недоумение у людей, которые живут в таких же или отремонтированных квартирах, только собственных.

Впрочем, есть другая подкатегория атлантов. Это дети бизнесменов и профессоров, лукавящие, что всего добились сами. Но стоит ли объяснять, что у ребёнка из состоятельной семьи высокая самооценка сформируется с большей вероятностью, чем у дочери сельского фельдшера? Однако такие атланты заявляют, что «происходят из семей обычной интеллигенции». При ближайшем рассмотрении выясняется, что о реальной жизни простой провинциальной интеллигенции они понятия не имеют. Их учёбу оплачивали родители. Если атлант решил сменить профессию культуролога на программиста, у него есть возможность какое-то время переучиваться, не заморачиваясь на тему «что я завтра буду есть и где буду жить». Собственно, по-настоящему серьёзных усилий, чтобы добиться успеха, он не предпринимал и даже не представляет, что это за усилия, поэтому обесценивает проблемы людей, столкнувшихся с нищетой, унижениями, тяжёлыми болезнями, бездомностью («Они сами виноваты, что не стали, как великий я!»). Наверно, мог бы представить, если бы захотел. Но не хочется — слишком страшно.

Последняя убийственная ошибка атлантов — их отношение к малооплачиваемой работе. Поскольку удача ударяет в голову, атлант начинает воображать себя экспертом абсолютно во всех сферах деятельности и вещает, что любая работа, не приносящая N условных единиц в месяц, не имеет смысла. Видимо, сотни тысяч врачей, учителей, строителей, поваров, продавцов, уборщиц должны дружно всё бросить и уйти в IT. Только понравится ли атланту жить в таком мире?

В искусстве и науке атлант обычно не разбирается. Он может на голубом глазу ляпнуть, что если писатель не зарабатывает продажей книг на безбедную жизнь, он неудачник и должен заниматься чем-то другим. Но в постсоветских государствах почти ни один автор не живёт исключительно на гонорары, даже Ирена Карпа, чьи книги продаются большими тиражами. Актуальная поэзия всегда выходила небольшим тиражом и мало оплачивалась, как бы ни был известен автор в профессиональных кругах. То же самое — с инди-музыкой. Но атлант не желает вникать в детали. Ему виднее, он сам иногда что-то пописывает. Может, он станет великим писателем/музыкантом/художником, не то что эти лохи.

Атлант поселяется в вымышленном, солипсическом мире, его восприятие реальности искажается. Чем это может закончиться? Он обесценивает любую деятельность, за которую не отваливают гору бабла. В том числе и митинги (оплачиваются только лоялистские митинги и пикеты), просветительство в интернете, идеологические статьи. Куда можно вырулить с этой точки? В сторону поддержки государственных инициатив. Там же платят. Вот так фантазии о справедливом мире приводят человека к работе на несправедливую систему. Круг замыкается.

Но ещё смешнее история Айн Рэнд, которая провозглашала право сильного и свободный рынок, а сама лечилась по государственной страховке. Анархо-капитализм — это всегда сидение на двух стульях. Другого анархо-капитализма нам не завезли. 


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...