Убийство Шеремета: анализ основных теорий

Украину всколыхнула новость о продвижении дела об убийстве журналиста издания «Украинская правда» Павла Шеремета, который в разное время работал в Беларуси, России и Украине. Он погиб от взрыва летом 2016 года в Киеве — в его машине сработала бомба, установленная предыдущей ночью неопознанными мужчиной и женщиной. 

За три года следствие не предоставило никаких новостей, подтолкнув журналистское сообщество к собственным расследованиям. Однако 12 декабря внимание страны оказалось приковано к новому витку развития дела. Министр внутренних дел Арсен Аваков объявил о наличии подозреваемых, а позже представил на брифинге аргументы следствия.

Главные подозреваемые — служащий Сил специальных операций и музыкант Андрей Антоненко, военный медик Яна Дугарь, а также детский хирург и волонтёр Юлия Кузьменко. По версии следствия, все трое увлекались ультранационалистическими идеями и, «культивируя величие арийской расы», решили убить Павла Шеремета ради «дестабилизации политической обстановки» в стране.

Версия следствия

Андрей Антоненко, Юлия Кузьменко, Яна Дугарь

В течение трёх лет следствие искало похожие преступления и обратило внимание на подрыв электроопоры в Херсонской области в 2015 году и неудавшееся покушение на бизнесмена Ч. в Ивано-Франковской области в 2018 году. 

В первом случае организатором считали неустановленного мужчину по прозвищу «Нацик», которого видели в чёрном свитшоте с белым логотипом, характерным для мерча хэви метал групп. В похожей одежде был и мужчина, зафиксированный камерами наблюдения недалеко от машины Шеремета в ночь закладки бомбы совместно с неизвестной женщиной, только рисунок был совершенно другой. Поскольку Антоненко имел похожую одежду и проживал недалеко от места преступления, следствие заинтересовалось им и его друзьями, выйдя на Кузьменко, Дугарь и некоего К. по прозвищу «Электрик».

Владислав и Инна Грищенко

Во втором случае киллеры неудачно установили бомбу («почти идентичную» той, которая убила Шеремета) в машине бизнесмена Ч., и полиция по горячим следам вышла на ветеранов Инну и Владислава Грищенко — последнего привез в город Косов на арендованной машине Иван Вакуленко. На взрывном устройстве нашли ДНК всех троих (заказчика убийства задержали, но он не причастен к делу Шеремета). Чету Грищенко арестовали ещё осенью и поместили в СИЗО. На суде 9 декабря Владислав заявил, что его вынуждают взять на себя вину за убийство Шеремета в обмен на освобождение жены.

Следствие связало оба дела, поскольку один из фигурантов подрыва электроопоры — К. по прозвищу «Электрик» — приехал за машиной Владислава Грищенко, когда того задерживали. Оказалось, что фигуранты обоих дел между собой общаются.

Далее следствие начало провоцировать чету Грищенко на действия, вручив повестку на допрос по делу Шеремета Ивану Вакуленко. Тот рассказал об этом Инне Грищенко, а 18 октября застрелился (допрос был назначен на 21 октября). Судя по прослушанным телефонным разговорам, до самоубийства Вакуленко Грищенки были обеспокоены развитием событий («Нам нужно беречь его, как зеницу ока. Чтоб он не начудил и не напиздел. Я начинаю реально стрематься»), а после расслабились («У меня ощущение, что всё складывается так, как нам надо. У меня с момента Ваниной пропажи появилось ощущение, что у нас всё будет не просто хорошо, а охуенно»). 

Предположительно
— Яна Дугарь

Таким образом, по версии следствия, организовал убийство Антоненко, проводила рекогносцировку Дугарь, заложила бомбу Кузьменко (обеих женщин идентифицировали на записях камер наблюдения). Владислав Грищенко, который, по собственным словам, может собрать взрывное устройство в любых условиях, а также его жена фигурируют в деле Шеремета по данным МВД как «лица, обладающие информацией». Подозрений им не выдвигали.

Елена Самбул aka Маруся Зверобой

Шокирующим моментом брифинга, не касающимся дела Шеремета, стал телефонный разговор Юлии Кузьменко о возможности убийства Елены Самбул (известной как Маруся Зверобой, которую преследуют за угрозы президенту Владимиру Зеленскому). Вместе с неназванной собеседницей они рассматривали сценарий принесения в жертву ветеранки, а также обсуждали возможность похищения её детей. Всё это — ради «дестабилизации» («Нам нужен герой-жертва… Потому что попсовую “Слугу народа” можно переплюнуть или геем, или попом, или бабой», — говорит собеседница. «Ну, это неплохая на самом деле тема…», — отвечает Кузьменко). 

Другим неоднозначным моментом стало обсуждение Кузьменко с неизвестным собеседником возможности артиллерийского обстрела Киева («Я очень хочу, чтобы это случилось, мне этого Киева не жалко вообще…»).

Найденная около квартиры Андрея Антоненко МОН-50

Также возле жилья арестованного Антоненко обнаружили разобранную мину МОН-50, о которой, вероятно, он сообщил по телефону, попросив брата своей жены «забрать эту зелёную штуку» за пару часов до обыска квартиры, как позже сообщил глава МВД Аваков. Позже на вопрос журналиста о причастности к убийству Шеремета украинских или иностранных спецслужб министр ответил, что у следствия есть записи разговоров подозреваемых о некоем «покровителе», который сможет их «вытащить и защитить». 

Также кажется странным, что сам Антоненко заявил, что вообще ничего не знал о Шеремете, чтобы его убивать. При этом его знакомые рассказали, что он хорошо знал о журналисте и не считал его своим врагом.

Стоит заметить, что часть материалов, продемонстрированных на брифинге, досталась полиции от журналистов — те смогли опросить свидетелей и раздобыть видеозаписи с камер наблюдения, сыгравшие критическую роль в расследовании.

Реакция

С самого начала общественность отреагировала на задержание и подробности с брифинга очень бурно. Министра Авакова обвинили в поисках «козлов отпущения», поскольку не поверили, что группа, в которой представлены «герои нашего времени» — военные, ветераны и волонтёры — способна на убийство журналиста, тем более дружественного Украине. В поддержку Антоненко в Харькове даже провели концерт при участии писателя Сергея Жадана.

Подозреваемый рок-музыкант заявил на суде, что по имиджу и физиологии сильно отличается от мужчины на видеозаписи, а обвинения в ультранационализме и расизме для него и вовсе оскорбительны, так как он сам имеет еврейское происхождение (несмотря на это, на груди у Антоненко вытатуирована вариация популярного среди неонацистов символа — коловрата).

Коловрат на груди Андрея Антоненко

Друг подозреваемого Алексей Ермилов заявил, что приглашал его к себе с ночёвкой в Ворзель накануне убийства. Таким образом Антоненко уехал в Киев только в 9 утра, уже после гибели Шеремета. Суд отказал в просьбе выслушать свидетельство Ермилова, по словам которого Антоненко видели в Ворзеле 7 человек.

Позже Антоненко отказался давать показания, поскольку считает следствие предубеждённым. Группа правовой защиты Антоненко объяснила это тем, что его «на всю страну высшие руководители полиции, глава МВД, генеральный прокурор, а также лично президент Украины в один голос фактически назвали преступником».

Самбул (Зверобой) заявила, что не верит в истинность телефонного обсуждения планов на её убийство и собирается поддерживать Кузьменко в суде, а депутатка из «Европейской солидарности» Яна Зинкевич предложила взять арестованную подозреваемую на поруки. Министерка по делам ветеранов Оксана Коляда пообещала оказать весь спектр правовой помощи подозреваемым и подчеркнула, что лично знакома с подозреваемыми, являющимися «авторитетами в ветеранском и волонтёрском движении», а «образ ветерана и волонтёра — это образ героя и защитника», который «не может быть объединён с образом убийцы».

Украинские пользователи соцсетей всячески высмеивали текст официального подозрения, делая посты, которые начинались с официозной формулировки: «увлекаясь ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, разграничения людей по принципу национальной принадлежности, решил создать преступную группу, чтобы в ее составе совершить Х».

Агентство журналистских расследований «Слідство.Інфо» сочло экспертные выводы следствия противоречивыми: психологическая экспертиза говорит, что люди на видео идентичны, портретная экспертиза не может этого подтвердить, а экспертиза походки считает доказательства «условно достаточными». Вывод приглашённого британского эксперта Ивана Бирча же и вовсе ставит под сомнение экспертизу украинских правоохранителей — согласно его заключению, все действия по подготовке могла совершить одна женщина, в то время как арестовали двух. В ответ на это руководство Нацполиции косвенно заявило, что никаких противоречий нет, и призвало журналистов и общественность «не искажать озвученную ранее официальную информацию относительно расследования этого резонансного убийства».

Ранние журналистские версии

Как отметили «Слідство. Інфо» в фильме 2017 года «Убийство Павла. Расследование гибели журналиста Шеремета», накануне своей гибели журналист «Украинской правды» виделся с экс-комбатом «Азова» и нынешним главой ультраправой партии «Национальный корпус» Андреем Билецким, Сергеем Коротких и ещё четырьмя «азовцами», с которыми обсуждал их предстоящую акцию. В районе дома журналиста «азовцы» обнаружили наружную слежку — припаркованный неподалеку автомобиль и двоих подозрительных мужчин на улице. На записях с камер наблюдения видно, что во время встречи журналиста с «азовцами» недалеко от дома припарковались две машины, водители которых вышли на улицу и время от времени переговаривались. Мужчины оставались на местности до тех пор, пока под машину Шеремета не заложили взрывчатку.

«Слідство. Інфо» установили личность одного из мужчин, который приехал к дому Шеремета и ждал на улице (полиция не пыталась его найти) — им оказался некто Игорь Устименко из Одессы, который увиливал от вопросов журналистов насчёт того, что делал и видел той ночью. Благодаря своим источникам авторы фильма установили, что до 2014 Устименко служил в СБУ. 

После выхода фильма глава Службы Василий Грицак заявил, что этого человека уволили «по состоянию здоровья» ещё в апреле 2014, и в ночь перед убийством Шеремета он тем более не выполнял никаких заданий. В июле 2017 нынешний заместитель главы МВД Антон Геращенко, а тогда — член коллегии МВД, сообщил, что Устименко проходит по делу как свидетель, и никаких фактов его причастности к убийству нет, а если бы они были — он бы не давал показаний и был бы мёртв или вывезен «на территорию государства, в котором этот теракт был организован — в Россию».

Наконец, летом этого года глава Нацполиции Сергей Князев сообщил, что Устименко с убийством никак не связан. 

Игорь Кононенко

Еще один любопытный разбор от издания «Ракурс» — «Убийство Шеремета: главная версия» — рассматривает трагедию с неожиданной стороны, объясняя ее заговором высших чинов государства. Так, формально внешнее наблюдение санкционируется высшим руководящим составом, а куратором внешнего наблюдения является заместитель главы Нацполиции. Эту должность во время наблюдения за журналистами «Украинской правды», показанном в упомянутом выше фильме «Слідство. Інфо»,  занимал «смотрящий» от Арсена Авакова Вадим Троян. При этом полномочия устанавливать телефонную прослушку есть только у СБУ. 

Поскольку правоохранители ничего не сделали с фактами незаконной слежки и прослушки журналистов «Украинской правды», автор делает закономерный вывод — за убийством Шеремета стоит сама власть, представленная кланами президента Петра Порошенко и главы МВД Арсена Авакова, которые к 2015 году достигли паритета и определённых договоренностей. Причиной убийства Шеремета является роль журналистов и общественников, которые указывают западным партнёрам Украины на болевые точки власти: договорняки, коррупционные схемы и т.д. 

Так, 8 июня 2016 в эфире телеканала «112» правая рука президента Игорь Кононенко раскритиковал работу журналиста «Украинской правды» Сергея Лещенко и заявил, что переживает за его здоровье — автор расценил это выражение как старый уголовный намек на физическую расправу. Для гнева у Кононенко были причины — стараниями журналистов его роль в коррупционных схемах стала известна посольствам западных государств. Уже 20 июля был убит Павел Шеремет — другой сотрудник этого издания и бойфренд его собственницы. Автор сравнивает это событие с убийством журналиста «Украинской правды» Георгия Гонгадзе в 2000. 

«… власть — следила, власть — прослушивала, власть — травила и издание, и его журналистов, власть публично угрожала, и эта же власть саботирует следствие. При этом уголовный бизнес целого ряда представителей высшей власти в Украине понес огромные убытки…», — замечал автор в 2017 году.

Почему Шеремет? Потому что убивать Лещенко после открытого противостояния — небезопасно, а убийством бесконфликтного Шеремета можно заодно насолить его фактической супруге — собственнице издания. 

«Азовец» Сергей Коротких получает украинское гражданство из рук президента Петра Порошенко

Расследование «Украина: последнее укрытие убийцы Шеремета» связывает убийство журналиста с бывшим участником беларуского «эскадрона смерти», занимавшегося внесудебными расправами над уголовными авторитетами и оппозиционерами, — неонациста Сергея Коротких. Его начальника, Валерия Игнатовича, обвинили в похищении и убийстве оператора Павла Шеремета — Дмитрия Завадского. Якобы Завадский заснял задержание Игнатовича, воевавшего в Чечне не понятно на чьей стороне в 2000 году, что и послужило причиной вражды. 

Игнатович и Коротких были близкими друзьями и с первой половины девяностых состояли в беларуском отделении неонацистской организации Русское национальное единство. Их обоих заподозрили в зверском убийстве семьи азербайджанцев в 2000 году. Коротких уехал в Россию, где занимался организацией неонацистских группировок и совершил взрыв в центре Москвы, после чего вернулся в Беларусь, где, по слухам, стал причастным к инсценированному самоубийству оппозиционера Олега Бебенина. В 2014 Коротких объявился в Украине, где присоединился к батальону «Азов» и получил гражданство.

В 2015 нашли повешенным юриста «Азова» Ярослава Бабича, который должен был передать батальону крупную сумму от украинской диаспоры за рубежом, но, по слухам, поставил руководству ультиматум по поводу Коротких. Вдова Бабича назвала повешение инсценировкой и обвинила во всем Коротких и его окружение. Обстоятельства смерти Бабича и Бебенина имели много общего, и близкие обоих покойных уверены, что самоубийства инсценированы. 

Расследование выводит читателя на мысль, что убийство Шеремета — будто бы затянувшаяся на 16 лет история, которая началась с убийства Завадского Игнатовичем и закончилась убийством Шеремета Коротких. Кроме этого, других очевидных мотивов авторы не нашли. Также между Шереметом и Коротких не было и политической вражды — журналист хоть и критиковал «Азов», но очень комплиментарно[1][2]. По мнению жены Завадского, Игнатович не причастен к убийству её мужа — ведь, как оказалось, сюжет о задержании снимал совсем другой человек. По словам участника «эскадрона смерти» Юрия Гаравского, который признался в убийствах беларуских оппозиционеров, Завадского, вероятно, устранили за обладание неким компроматом на президента Лукашенко, но ни он, ни Игнатович к этому не причастны. 

Эта версия перекликается с расследованием Дариаса Богуцкого и Эдуарда Чекина — коллег Павла Шеремета, которые презентовали все материалы президенту Владимиру Зеленскому этим летом. 

«Я уверен, что корень этого связан с убийством Дмитрия Завадского. Шеремет никогда не переставал расследовать это. Я это точно знаю. За несколько месяцев до его смерти мы с ним говорили об этом и он никогда не мирился с тем, что даже не нашли тело Завадского», — сказал Богуцкий.

К сожалению, кроме нескольких намёков на «беларускую линию», никакой конкретики нет — общественность ничего не знает ни о содержании расследования, ни о его пользе для следствия.

Теории

С 2016 года накопилось несколько теорий о том, кто же убил Шеремета. Разделим их на три условные группы:

  • государственная: Шеремета убили по заказу высших чинов украинской власти, в частности, Кононенко, недовольного деятельностью «Украинской правды» и других антикоррупционных проектов;
  • беларуская: журналист погиб в результате конфликта с представителями беларуского режима, среди которых может быть нынешний «азовец» Коротких;
  • хаотическая: Шеремета, как известного в Украине человека, убили наиболее отчаянные представители волонтёрско-добровольческого сообщества с целью создания хаоса, способного переломить сложившуюся после революции систему власти.

Рассмотрим их по отдельности.

Государственная теория следует из материалов «Слідство. Інфо» и «Ракурс». Она подкреплена неоспоримыми фактами: прослушивание журналистов «Украинской правды», недовольство работой издания и намёки на расправу над одним из журналистов со стороны правой руки президента, слежка за Шереметом, саботаж расследования, глубокие дыры в официальных версиях с самого начала их появления.

Могла ли власть санкционировать политическое убийство в 2016 году — после трагически окончившейся революции и кровавых месяцев войны, унёсших тысячи жизней? С одной стороны, это старая добрая традиция. С другой — это традиционно влечёт за собой гораздо больше проблем, чем выгоды. Так, не раскрытое до наших дней убийство Гонгадзе в 2000 привело к глубокому политическому кризису, ставшему началом конца режима Леонида Кучмы. 

Современные украинские политики тщательно выстраивают демократический фасад своей власти, прекрасно осознавая, что в случае его нарушения о движении на Запад можно забыть. Теоретически у человека уровня Кононенко могло быть достаточно влияния для заказа убийства Шеремета при содействии правоохранительных органов. Но в этом нет практического смысла, так как Кононенко был человеком, наиболее близким к Порошенко, и оставался в таком положении до конца его президентства. 

Власть мстила антикоррупционерам другими способами, в которых почти не было места насилию. Ставки в воюющей стране, которая проходит болезненные процедуры политической модернизации и получает миллионные вливания, слишком велики. Впрочем, всё это никак не объясняет слежку и прослушку.

Беларуская теория ярко выделяется своим зловещим характером: тут тебе и эскадроны смерти, и внесудебные расправы, и неонацисты, и теракты. 

Сергей Коротких, которому приписывают целый ряд убийств, был опасным человеком с могущественными друзьями в Беларуси и России, а в Украине только приумножил своё влияние и привилегии. Чуть более чем за полгода жизни в нашей стране он получил гражданство, созданное специально под него подразделение полиции охраны стратегических объектов, которое также использовал, как частную охранную фирму, покровительство влиятельных чиновников и их приближённых, возможность поднять немалую сумму денег. По совершенно чудесному совпадению, он мало того, что связан с человеком, осуждённым за убийство оператора Шеремета в 2000, но и виделся с самим Шереметом незадолго до его гибели.

Из беларуской теории следует, что Коротких напрямую связан с гибелью Шеремета. Учитывая его влияние, он мог организовать и слежку за журналистом, и доставку взрывного устройства руками посторонних людей. Вечерний визит к Шеремету домой можно объяснить контролем за сценарием убийства. Вот только мотив Коротких в этой теории не совсем ясен. Он открыто говорил о своём участии в убийствах и о взятках, спасавших его от тюрьмы, несколько раз сумел свободно уйти от уголовного преследования в Беларуси и России, из чего не делает секрета. Шеремет попросту не мог иметь на Коротких ничего ужаснее того, что о нём уже известно, пусть даже это роль в убийстве Завадского. Гипотетически это может быть заказ старого беларуского руководства, но никаких подтверждений и даже слухов на этот счёт нет.

Хаотическая теория — именно то, что следует из официальной версии следствия: группировка, возглавляемая Антонюком, решает дестабилизировать политическую ситуацию в Украине путём убийства известного и уважаемого медиа-деятеля. Никакой ненависти — просто холодный расчёт на хаос, возвращающий возможности 2014-2015 годов, когда постреволюционная власть ещё не обросла чешуей и не отрастила ядовитые зубы. Ресентимент можно объяснить немаловажной ролью волонтерско-добровольческого движения в победах украинского оружия и тем положением, в котором оно по итогу оказалось, униженное властью и растерявшее авторитет среди масс. Следствие наталкивает нас на мысль, что эта среда рассчитывала на реванш, который в итоге не произошёл.

Фигуру Шеремета могли выбрать для принесения в жертву в связи с его ролью и авторитетом внутри медиа-среды, усилиями которой сложились Евромайдан и его международная поддержка. Возможно, расчёт был на аналогичную реакцию: Шеремета убил антинародный режим, а если не он, — то русские, что опять же произошло по недосмотру режима. Ко всему, следствие наталкивает нас своими формулировками об «арийской расе» на мысль о правом терроре — распространённой в Западной Европе 70-х практикой, в которой низовое неофашистское движение при поддержке более умеренных системных правых в деле завоевания власти делает ставку на политические убийства, теракты, массовые побоища и прочие акции насильственного толка.

Действительно, ультраправый китч — от ироничной «бандеровщины» до карикатурного неонацизма — стал частым атрибутом добровольческого движения, а многие его участники если не разделяли ультраправые идеи, то терпимо к ним относились. Несмотря на популярные штампы русской пропаганды, в которой украинские добробаты приравнивались чуть ли не к отморозкам из SS, ультраправые идеи строго локализировались в нескольких формированиях (наиболее ярко — в полке «Азов»), широкого развития не нашли и за все время не привели к попыткам переворота. В таком свете формулировка следствия об арийских идеалах почти пятидесятилетнего Антоненко и сорокалетней Кузьменко выглядит странно. Если у них и были неонацистские взгляды, то на публику они их не выносили. 

Доказательства следствия против всех пятерых «дестабилизаторов» — только косвенные. 

Антоненко «выдаёт» исключительно расположение квартиры, знакомство с другими фигурантами, а также хромота и черный свитшот с белым логотипом на видео. При этом на фотографиях следствия все «схожие» вещи имеют совершенно разные принты. 

Что до мотива, то он совершенно не очевиден: Антоненко занимался музыкой и службой в армии на небоевой должности (по сообщению пресс-службы ССО, Антоненко был в зоне боевых действий только как музыкант), в политическом активизме замечен не был, планов на власть не озвучивал, а по рассказам знакомых, был обычным тусовщиком и не производил впечатление целеустремлённого человека. Могла ли такая персона организовать политическое убийство? Скорее, только по принуждению или внушению.

Кузьменко также определили по видеозаписи, знакомствам и зловещим телефонным разговорам (впрочем, фразы могли быть вырваны из контекста — исходников аудиозаписей следствие не предоставило). Мотив выглядит нелогичным, учитывая профессиональную карьеру и обеспеченность семьи (её отец Леонид Калинкин — единоличный владелец компании «Ердгаз» и совладелец бизнес-центра «Павловский»), политические амбиции (в 2014 баллотировалась в Киевсовет в списке партии «Новая сила») и авторитет (по версии журнала «Фокус» — одна из 100 наиболее влиятельных женщин Украины). Даже лидеры уровнем пониже Кузьменко не делают грязную работу самостоятельно.

Чету Грищенко выдаёт подозрение в аналогичном преступлении (крепление взрывного устройства на магнитах под кузовом машины) и реакции по поводу допроса по делу Шеремета и самоубийства их знакомого Вакуленко: сперва беспокойство, а затем облегчение. Также Владислава подводит многолетняя история уголовных правонарушений и судимостей, что, впрочем, ещё ничего не доказывает.

Подозрение 26-летней Дугарь и вовсе кажется притянутым за уши. Женщину с видео, проводящую разведку местности, идентифицировали как молодого военного медика только на основании знакомства с другими подозреваемыми — точное сходство не доказано, а её телефонные разговоры не выдают вообще ничего — сапёрные наборы или несколько мобильных телефонов сразу есть и у людей помоложе, не имеющих ничего общего с военной службой.

Доказательства следствия по каждому из фигурантов исключительно косвенные, и аутентичность многих из них под большим вопросом. Ну, и совпадение дежурства сотрудника СБУ со временем закладки бомбы под машину Шеремета также не в пользу официальной версии. То есть теория о неонацистах, желающих дестабилизировать политическую ситуацию путём провокации медиа-сообщества на атаку правительства, якобы убившего Шеремета, звучит интригующе, но не с такими подозреваемыми. 

Впрочем, можно развить объединённую теорию, смешивая две или три теории, выделенные ранее. Например, подозреваемые могли быть в сговоре с СБУ или действовать по принуждению спецслужбы, которая всё же пошла на политическое убийство в интересах клана Порошенко несмотря на риски. Эту версию также подкрепляет знакомство фигурантов дела с Дмитрием Корчинским — крёстным отцом украинского фашизма и, по многочисленным слухам, старым информатором СБУ (сам Корчинский признается во взаимодействии со спецслужбой только по военным делам). Также группа Антоненко могла действовать сообща с Коротких, в то время как СБУ могла ничего не знать о подготовке убийства и пасти журналиста по каким-то другим причинам. В конце концов, в дело могли быть вовлечены все три стороны — ничем не примечательная группа Антоненко занимается доставкой бомбы, СБУ их прикрывает, а «азовцы», не имеющие конфликтов с Шереметом, убеждаются, что журналист дома и точно сядет рано утром за руль.(

Заключение

Павел Шеремет

В деле убитого журналиста Павла Шеремета большой массив доказательств до сих пор не обнародован в интересах следствия, так что мы, по сути, толчём воду в ступе, обсуждая догадки независимых расследований и те крохи, которые даёт нам официальная версия. Но даже в таких обстоятельствах приходится иметь дело с большим количеством информации — десятками новостей и аналитических материалов, которые нужно систематизировать. Мы попытались собрать все самые важные, на наш взгляд, детали и выстроенные вокруг них теории в одном тексте. При этом каждая теория имеет как толику правдоподобности, так и необъяснимые противоречия и пробелы. 

Следует внимательно и придирчиво следить за развитием дела и ходом судебных заседаний. Обе украинские администрации — и при Порошенко, и при Зеленском — считают расследование убийства Шеремета «делом чести», что может оказаться пустым звуком: без веских доказательств дело может как развалиться, так и привести к осуждению невиновных. 


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...