Особенности имперской семейной политики

Россия и её лучшая подруга Беларусь, похоже, начали негласное соревнование с Саудовской Аравией по числу антиженских и детоненавистнических, простите, «укрепляющих традиционную семью» инициатив. Расхаживать по улице без головного убора женщинам ещё разрешают, но аборты в некоторых городах делать уже нельзя. 10 декабря заведующая поликлиникой УЗ «Гродненский областной клинический перинатальный центр» Светлана Разина заявила, что в области снижается рождаемость, поэтому местное правительство запускает проект «Клиника без абортов». Действительно, не работать же над улучшением экономической ситуации в стране, хотя, говорят, именно это может повысить рождаемость. Надо запретить аборты, и всё — пускай женщины ездят в столицу, где цены выше, или в соседнюю Польшу. А некоторые, возможно, и правда передумают под давлением врачей, мужей, «христианских психологов» и священников. 

Мотивацию чиновников понять несложно: в недалёком будущем Беларусь может объединиться с Россией, а там и новая «маленькая победоносная война» не за горами — человеческого ресурса понадобится много.

В России частные клиники под давлением Министерства здравоохранения также отказываются делать аборты. По материалам сайта «Медуза», к 2020 году в Самаре планируется полный отказ от проведения абортов. Местные власти обещают, что в государственных клиниках аборты будут и далее делать по ОМС, однако врачи постараются отговорить пациенток от операции.

Священники и депутаты по-прежнему воюют с законом против семейного насилия. Сайт SocFem сообщает, что во время заседания нижней палаты парламента этот закон был признан «антироссийским». Бывший офицер ГРУ Павел Пожигайло заявил, что закон пролоббировали «инструкторы пятидесяти четырёх иностранных разведок», чтобы разрушить Россию; откуда у него такие данные, политик предпочёл умолчать. По мнению игумена Серапиона, каждая российская семья несёт в себе элементы насилия, поэтому ограждать женщин и детей от насильников означает уничтожать семью как таковую. Представитель старообрядческой церкви отец Корнилий сказал, что борьба с домашним насилием — «человеконенавистничество». Избиение более слабых домочадцев, по его логике, человеконенавистничеством не является. Интересно, почему? Может быть, слабые, согласно русскому неоправославию, — не совсем люди, и никаких прав им не причитается?

Во время недавней дискуссии в Храме Христа Спасителя основатель движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин заявил, что семейное насилие — это и есть воспитание детей, а значит, «либеральный» закон не нужен. Зал взорвался аплодисментами. 

Ещё раньше в СМИ появилась новость: по родительским чатам ходит слух, что после принятия закона о домашнем насилии детей из разнополых пар будут изымать, чтобы отдать геям. Путинские политтехнологи и тролли на зарплате, видимо, веселятся вовсю: эта история напоминает байки из жёлтой прессы девяностых — например, о том, что в ночных клубах людей отлавливают наркоманы, чтобы «уколоть спидозным шприцем». Но, к сожалению, наивные люди верят таким байкам. Корни истории легко найти на «Радио Радонеж»: 29 ноября протоиерей Димитрий Смирнов, глава патриаршей комиссии по делам семьи, известный призывами бить детей (см. также «Девочек бить нельзя, а вот мальчиков полезно выдрать»), предположил, что социальные активисты планируют продавать изъятых с помощью ювенальной юстиции детей в однополые семьи. Эта кухонная конспирология основана то ли на сознательной лжи, то ли на такой психзащите, как проецирование: Смирнову, который пропагандирует гомофобию и сексизм за путинские деньги, даже в голову не приходит, что другие люди могут поддерживать некую идею бесплатно. Почему-то с реальными торговцами детьми — сутенёрами и траффикерами — благочинный отец так яростно не борется. Смирнов беспокоится, что когда закон войдёт в силу, «начнут стрелять» (кто, протоиерей не пояснил). А если закон не примут, и доведённые насильственными родителями подростки тайно раздобудут оружие и начнут стрелять — это, видимо, ерунда.

Патриархальная пропаганда идёт полным ходом. 18 ноября появилась новость о так называемом совете отцов Чувашии. На школьном собрании участники совета рассказали про обязанности мужчин и женщин: муж должен распоряжаться общими финансами, а жена — заниматься обслуживающим трудом. Воспитание ребёнка до семи лет — тоже исключительно женская обязанность: муж может иногда помогать жене, но не должен, если ему это неинтересно. Муж — добытчик, а женское тело создано только для родов и рутинного домашнего труда.

А вот конспект занятия семейного клуба «Роль матери в жизни ребёнка», составленный психологиней И.В. Морозовой в 2018 году. Подобными методичками рунет пестрит уже несколько лет:

«Роль матери для детей разного пола не одинакова. Для девочек после трёх лет основная задача – освоение половой роли, для неё мать – образец, та часть мира, которую надо «примерять на себя» (кукла – модель ребенка, по отношению к которой девочка выполняет роль матери, как её мать – к ней самой)».

Автриса даже не предполагает, что девочка может не захотеть играть в куклы либо играть с ними не в дочки-матери.

В конце 90-х (тех самых «свободных» и «диких» 90-х) мы, провинциальные школьники, слышали подобное на уроках ОБЖ и «Этики и психологии семейной жизни», но думали, что это унылое наследие СССР, которое скоро сгинет. Но оно снова расцвело и пустило ядовитые ложноножки.

Домостроевские мероприятия лоббируются партией «Единая Россия» в рамках проекта «Крепкая семья». «2018-2027 годы указом президента Российской Федерации объявлены Десятилетием детства, — написано на сайте ЕР. — Основным вектором социального развития страны становятся решение вопросов по улучшению демографической ситуации в стране, поддержки семей детьми [орфография и пунктуация оригинала сохранена — ред.], созданию условий безопасного детства, профилактике социального сиротства».

Конечно, женщина, родившая третьего или четвёртого нежеланного ребёнка под давлением врачей, ни в коем случае не воспитает невротика, завидующего благополучным одноклассникам. Особенно если отец сбежит от детей, отказавшись платить алименты. Конечно, ЛГБТ-подросток или избиваемый родителями ребёнок, не знающие, к кому обратиться за помощью, социальными сиротами себя не почувствуют. А уж дети погибших на российско-украинской войне отцов — тем более. Смотрите, какая красивая многоходовка: вынудить женщин больше рожать, но зарплаты и пособия оставить прежними; тем самым спровоцировать отцов семейств ехать воевать в Украину или Сирию — за это же деньги платят. Жена спорить, если что, побоится — воспитана в духе православной этики и психологии. А тут и новое поколение солдат подрастёт: для нищих парней армия часто является социальным лифтом.

Вот такая имперская семейная политика. Между тем, в прошлом году в России  зафиксировано 21390 преступлений, совершённых агрессорами, преимущественно — мужчинами, против родственниц или сожительниц. «И это только те случаи, когда пострадавшая обратилась в полицию, и у неё приняли заявление», — констатирует корреспондентка сайта «Насилию.нет». Один из противников закона о домашнем насилии говорит, что «идёт умирать за семью». Не за семью, конечно же, а за привилегию безнаказанно издеваться над домочадцами. И не умирать, а плясать на костях убитых женщин и детей.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...