Белый, не расист

«…заметное количество участников опроса также возмутилось утверждением, что идеология белой власти это реальная проблема… (вы хоть понимаете, что белые националисты и расисты это две разные категории людей? — прим. авт.) написал анонимный сержант военно-воздушных сил».

Трудно поверить? Это цитата из американского издания Military Times. Оставляя в стороне вопрос о текущих убеждениях хотя бы части вооруженных сил США в рамках этой статьи, в ней остается что-то, что кричаще указывает на глубокое непонимание природы расизма. Но это не то непонимание, которое я хочу исправить (и даже не пытаюсь, если вся человеческая история и нынешнее общество не может).

Я часто вижу непонимание или же просто путаницу по поводу возрождения белого национализма. Крики о «расизме», которые работали в прошлом, заставляя людей пересмотреть свои взгляды, больше не действуют. Заявления в духе «Я не расист, но ты расист, если обвиняешь меня в расизме» встречаются все чаще.

Белый национализм это не расизм. На самом деле некоторые белые националисты даже презирают расистов на том же уровне, что и левых. Вполне возможно, это рождение новых союзников — ведь белые националисты всего лишь хотят этно-государство… (шутка)

Надо сказать, что большинство определений термина «белый национализм» для небелого населения — расистские. Убеждение, что белые должны иметь свои собственные государства (обычно на территориях, которые населены несущественным количеством меньшинств) — белые этно-государства, иначе говоря — считалось расистским на протяжении всей истории. Расизм белого национализма никогда не вызывал споров. Мало кто отрицает, что нацистская программа Lebensraum была расистской, но тут есть нюанс. Для многих белых националистов, особенно из союзных стран (США и Великобритании), их идеология никогда не была расистской и противопоставлялась геноцидам, которые устраивали нацисты.

Когда нидерландские колонисты под британским руководством основали Южную Африку, расовая сегрегация еще не была официальной политикой. Ее приняла избранная Национальная партия, чтобы устаканить систему, которую теперь называют «апартеидом». Как и похожие на нее законы Джима Кроу, она была оправдана своими сторонниками не тем, что мы сегодня считаем расизмом, а верой в «христианскую цивилизацию».

«Разделение рас случилось задолго до появления националистического правительства. Господь разделил расы», — Питер Виллем Бота, президент ЮАР в 1984-1989 годах.

«Из этой колыбели Конфедерации, самого сердца великого англо-саксонского Саутленда, сегодня мы звучим как барабан свободы, как наши предки в пучине истории. Давайте воспрянем по зову нашей свободолюбивой крови, которая течет в наших жилах и шлет нам ответ на тиранию, гремящую цепями над Югом. Во имя величайших людей, которые когда либо ходили по этой земле, я провожу линию на пыли, бросаю перчатку к ногам тирании, и говорю: сегрегация теперь, сегрегация завтра и сегрегация навечно», —  Джордж Уоллес, губернатор штата Алабама в 60-80-ые годы.

Призрак сегрегации вновь поднял свою уродливую голову после всех битв и жертв ХХ века, направленных на ее отсечение. Как? Эти аргументы были проиллюстрированы не только расистской историей ХХ века, но и оправданием рабства, колониализма, католическими Крестовыми походами и даже тем, что было до них. Многие могут указать на племенную природу раситстких убеждений, на неискоренимую племенную структуру человечества. Но состав племени изменился.

Сперва в него входили только знатные мужчины, вожди или военачальники. Потом были знатные мужчины-христиане, а позже — все христиане, как только расширилась военная потребность в мужчинах. Сейчас для принадлежности к этому племени достаточно быть просто белым. Вспомните, что христианство не было нацистской идеей, а Гитлер связывал свою идеологию с нордическим мистицизмом. Даже современные неонацисты верят в языческих богов.

Но кличка «христианин» скрывает правду и различие между «расизмом» и «белым национализмом». Чтобы стать христианином в глазах последователей этой религии, нужно быть морально хорошим. Но истинная ценность христианской веры, или этно-религиозной веры в том, что хорошо быть христианином, а кем-то другим — плохо. Те, кто провозглашает Христа своим богом — хорошие. Но ведь расизм это плохо!

Люди всегда понимали, что дискриминация кого-либо на почве внешних данных, не оправданная религией или наукой, это что-то плохое. Таким образом, они не считают себя расистами — это было бы злом. Они не ненавидят — это запрещено христианским Богом. Но… конечно же они ненавидят. Было ли что-то кроме ненависти в Абу Грейбе или в ходе митингов в поддержку сегрегации и полицейского насилия?

Думать, что сторонники белого национализма разделяют то, что мы бы назвали общечеловеческой моралью, значит не понимать их мировоззрение в корне. Бог создал расы, видите ли. И Бог установил различия между ними. И Бог поставил белого человека над негром, индейцем, китайцем, славянином и мерзким евреем.

Для нас это звучит как грубое оправдание, как позиция, в которой нет никакой добродетели, но опять таки: для сторонников белого национализма, для белых националистов это окончательная, очевидная истина, которую они будут повторять до изнеможения, удивляясь, почему вы не можете принять ее как факт. Быть расистом — значит быть плохим, злым, участвовать в действиях, позорящих имя доброго христианина. Но быть белым националистом — это быть богобоязненным и гордым членом цивилизации.

Белые националисты не выступают за варварство и ненависть. Их реакция на обвинение в расизме всегда будет отрицанием и злобой, потому что для них быть расистом — все равно что быть атеистом или дьяволопоклонником. Их представление о расизме крайне ошибочно, но его разделяют и небелые националисты. Все они отрицают расизм, потому что так принято.

Таким образом они не расисты. Расисты это плохие и злые люди, которых покарает Господь, когда придет время. Вот почему черные — расисты, вот почему мусульмане — расисты, и вот почему вообще все кроме них — расисты. Они просто соглашаются с универсальной, данной Богом истиной: белая раса — верховная, а если другие с этим не согласны, то они — расисты.

Так мы приходим к пониманию причин, по которым белые националисты отрицают ярлык «расизма», а также причину путаницы и скепсиса от слияния двух терминов, продемонстрированных тем анонимным сержантом в 2018 году. Но как вы тогда объясните что-либо или просто поддержите разговор с белым националистом? Как вы объясните своему сотруднику или соседу в кепке Make America great again, что их взгляды — расистские до безысходности?

Грустно, но факт: вы не сможете. По крайней мере, я точно не могу. Мое происхождение — смешанное, южноазиатско-славянское, но у меня было много друзей из толпы любителей Трампа. Я был их оправданием «у меня есть черный друг». Но для них западная цивилизация, христианская цивилизация — под угрозой. И если черный, коричневый, азиат или еврей не желают принять христианскую, имперскую догму, тогда у белого человека нет другого выбора, кроме как отделиться. Как это повлияет на меньшинства, живущие среди них — история уже не раз показывала.

Оригинальный текст

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...