Что делать анархистам в Украине?

y_3761e40dЗа несколько лет активной работы – как печатной агитации, так и пропаганды действием – стало ясно, что синдикалистские методы в украинских реалиях работают плохо.

Как правило, процесс защиты и завоевания трудовых прав не приводил к созданию устойчивых профсоюзных структур. Профсоюзы, в которых бы участвовали одни анархисты, были невозможны в принципе – за все время не нашлось ни одного предприятия с более чем одним анархистом в штате. Активисты и активистки АСТ, единственной в Украине живой организации, нацеленной конкретно на синдикализм, работают в разных местах. Протестные коллективы на предприятиях и ВУЗах при участии т.н. нефиналистов (тех, кто просто борется в рамках синдиката за свою выгоду и не претендует на политическое участие) держались благодаря работе и инициативе одного-двух человек и быстро затухали, едва начав действовать. Также сворачивались результаты и без того не фантастических завоеваний. Наиболее эффективной оказалась индивидуальная, а не коллективная защита, с привлечением к делу официальных институций или договоренностями с работодателем. Относительно успешной одно время была деятельность студенческого синдиката “Прямое действие”, но время его успеха уже прошло.

Ничего из этого нельзя назвать полноценной, развивающейся синдикалистской практикой. Очевидно, что положение трудящихся в современной Украине не позволяет продвинуться даже в банальном и обыденном для Европы профсоюзном направлении. Все украинские победы в защите классовых интересов носили точечный характер и не получали закрепления в общественной практике. Некоторые из таких побед были и вовсе символическими, как, например, ежегодное оттягивание принятия антирабочего Трудового кодекса, предполагавшего лишение профсоюзов ряда преимуществ в трудовых конфликтах. Правда, действующий Кодекс законов о труде и так никогда не работал на защиту интересов наемных рабочих.

В Украине за 24 года ни выигранные трудовые конфликты, ни даже само их разжигание привычным делом не стало. В основном люди терпят или ищут новую работу, если все совсем плохо, и к реализации своих прав на трудовой спор или забастовку обычно не прибегают. Профсоюзный и тем более синдикалистский активизм как правило воспринимается очень иронично, и понятно почему. Масса людей в крупных городах Украины трудустроена на птичьих правах и даже не заикается об оплачиваемом больничном, не говоря уже о других правах, опасаясь увольнения и пополнения и без того многочисленной армии безработных. Молодежь часто меняет место работы, защита трудовых прав для нее тем более не приоритетна. Высокая текучка кадров на предприятиях позволяет работодателям не только не заботиться о своих обязанностях, но и делать все возможное, чтобы о них даже не заходила речь.

Подобное положение дел, вкупе с гражданской измотанностью политическим и военным противостоянием за 2013-2015 годы, привело к тому, что Верховная рада без проблем проголосовала за новый ТК в первом чтении, впервые после нескольких лет эффективно работавших акций протеста. Единственными недовольными оказались, традиционно, немногочисленные правозащитники, профсоюзные активисты, анархисты и левые.

Для сравнения, повстанческая практика Майдана позволила получить многомиллионную поддержку, мобилизировала небывалую до сих пор политическую активность населения и привела к свержению власти, не смотря на свой избитый и банальный либерально-демократический характер. Абстрактные “европейский выбор”, “честная власть”, “свободный бизнес” и прочее “за хорошее, против плохого” сплотили куда больше народу, чем самая дотошная социалистическая программа. В результате трудящиеся классы не смогли толком ни выразить, ни тем более удовлетворить свой классовый интерес в рамках повестки Майдана и стали пехотой для взятия власти оппозиционной буржуазией.

Исходя из подобного опыта можно заключить, что в Украине “революционная разминка” это скорее восстание, чем всеобщая забастовка. Однако без устоявшихся гражданских и тем более классовых объединений оно превращается в досрочную смену власти и некоторые косметические реформы. Именно это произошло в Украине в феврале-марте 2014 года. Разумеется, массовый характер восстания не смог не принести плодов, на которые старая-новая власть не рассчитывала и по какой-то причине не смогла переварить, но это отдельная тема.

Для достижения анархистских целей, очевидно, революция в Украине должна сочетать и спонтанную повстанческую практику, и работу классовых организаций, и активность чисто пропагандистских групп. Чтобы трудящиеся смогли обьединиться вокруг своих интересов, требуется широкое общественное понимание необходимости демонтажа государства и капитализма. Такое же ясное, как понимание необходимости свержения власти Януковича в 2013-2014 году, только основанное на усилиях внепарламентских, горизонтальных гражданских структур. Каким именно образом это должно быть сделано – точно сказать нельзя. Мы живем в эпоху, в которой старые, шаблонные стратегии фактически не имеют силы, а обстановка постоянно меняется. Сейчас можно с уверенностью сказать только то, что “мирная” синдикалистская (а на самом деле – тред-юнионистская, с радикальными заявлениями) и точечная “повстанческая” анархистская практика в Украине на долгосрочную перспективу не работают.

Анархистский проект должен из утопии превратиться в насущную необходимость, и наша задача сейчас – работать над этим, не растеряв ценностей нашей политической философии. То есть, мы по прежнему должны вести работу, огибая сотрудничество с институтами власти (с партиями, бюрократами, полицией) и капитала (с собственниками предприятий и их объединениями), националистическими, консервативными и фашистскими движениями, насколько бы привлекательными они не казались. Мы должны сделать понимание ненужности и вредности государственного аппарата, частной собственности и радикального национализма общей идеей, здравым смыслом и мотивацией к действию.

Наши ценности и программа революционных изменений должны быть ясны и доходчивы даже для тех, кто не знаком с анархизмом и левыми идеями в принципе. В то же время это не значит, что мы отказываемся от своей классовой методологии с её специфическими терминами – мы только должны сделать ее применение ближе к украинским реалиями, не заигрывая с правыми, консервативными настроениями, которые имеют большую популярность. Нам необходимо вытеснить правых из публичной политики, доказав их полную несостоятельность и катастрофическую вредность. В этом смысле нам стоит быть в центре внимания как можно более широкого круга прогрессивных общественных сил.

Также нам следует быть готовыми взять ответственность за силовое противостояние силам режима и ультраправым в случае начала протестных выступлений. В этом смысле к моменту разгара уличного насилия мы должны иметь достаточный уровень группового взаимодействия. Мирных переходов к анархии не будет. В наших реалиях, как показал Майдан, даже общая демократизация режима может стоить жизни сотен людей. Придётся принять насилие как краеугольный камень революции и не дать заднюю в самый ответственный момент, надеясь, все решится само по себе.

Никакой стопроцентной поддержки в революционной работе не будет – рассчитывать можно исключительно на решительность инициативного меньшинства. Вряд-ли кто-то со стороны будет согласен делить с нами ответственность за наши решения. Также вряд-ли в рядах анархистов будет наблюдаться полное согласие – многие отвлекутся от конкретно анархистских целей, перетягивая движение то в одну, то в другую сторону.

Стоит помнить о культурной стороне нашей агитации. Патриотические и правые идеи завоевали такую популярность не в последнюю очередь благодаря предлагаемой простой и приятной идентичности, черно-белой, не требующей особой рефлексии системы ценностей. К сожалению общественная интеллектуальная лень и наивность это существенная преграда, требующая преодоления. Мы не сможем заставить большинство населения стать философами. Придётся обращаться к наиболее популярным и доступным образам, передающим наши ценности и апеллирующим не только к здравому смыслу, но и к чувствам, среди которых самые яркие – классовая ненависть и жаждание справедливости. Благо, как украинская действительность, так и история знает примеры, способные выгодно конкурировать с националистическими мифами, не прибегая к манипуляциям и откровенному вранью.

Само осознание такого положения вещей, при котором “фирменные” анархистские практики – революционный синдикализм, анархо-синдикализм, инсуррекционизм и прочие оказываются не у дел, уже стоит многого. Вместо растерянности и неопределённости в стратегии и тактике нам следует делать выводы из живого общественного и организационного опыта, дополнять свою программу на ходу, отвечая на самые последние вызовы. В данный момент они довольно жестоки – Украине нужно не только решить проблему экономической модернизации, но и покончить с войной, не превратившись в анклав право-консервативного “русского мира”.

Мы не дождемся ни высокотехнологической системы производства, позволяющего “прыгнуть” в коммунизм, ни торжества прав трудящихся, пока не завоюем революционным путем политическую гегемонию так, как это делали наши предшественники. Выжидание общественного развития в нашем случае ничего не принесет – либо на исторические вызовы ответит анархизм, либо мы так и продолжим влачить свое существование в рамках постоянного кризиса, ведомые то “крепкими хозяйственниками”, то “европейскими лидерами”. Стоит раз и навсегда запомнить, что важнейший шаг на пути к перспективной политической работе это программа общественного развития здесь и сейчас, а не простое перетягивание каната политических процессов “влево”.

ИСТОЧНИК

Вам также может понравиться...

  • Anton

    И снова общие фразы, не более. Текст статьи отвечает заявленному названию чуть менее, чем никак. Хоть бы платформу для обсуждения анонсировали, что-ли.

  • Amita Sendai

    Смотрите видео Игаля Левина

  • OMG

  • OMG! holy crap!

  • Выстраивание стратегии будущей революции, руководствуясь идеологемами и мифологемами(!) 150-летней давности – это win! Fucking amazing!
    Перенос объектов риторики на социальные структуры нерелевантные этой риторике – это ещё один win.
    Пролетариата, который должен объединяться под мудрым руководством анархистов(тред-юнионистов), не существует на просторах exСССР лет 50. Не меньше. Не существует, как единого класса, с общими потребностями и применимыми методиками реализации потребностей.
    И это я только половину прочитал. Пошел дочитывать.

    • В. З.

      Боюсь, конечно. расстроить умного комментатора, но “неоднородность” рабочего класса 150 или 100 лет назад была еще ВЫШЕ. Там был бешенный разброс. Так что “можный” аргумент мимо кассы.

  • 1. >Украине нужно

    тут не совсем ясно что такое “Украина” в данном контексте. Для меня, к примеру, это государство (которое, собственно, в тексте предлагается демонтировать), следовательно мне непонятно с какого перепугу мне этой Украине помогать.

    2. > Мы должны сделать понимание ненужности и вредности государственного аппарата, частной собственности и радикального национализма общей идеей, здравым смыслом и мотивацией к действию.

    Тут непонятно почему “радикальный национализм” это плохо, а нерадикальный – ок.

    3. >общая демократизация режима может стоить жизни сотен людей.
    где, где она, эта демократизация? среди солдат, едущих в автобусах, обеспечивая стойкое молчание всего салона?

    4. > же ясное, как понимание необходимости свержения власти Януковича в 2013-2014 году

    прошу отметить, что такое состояние ума наблюдалось отнюдь не среди всего населения. Я вот, к примеру, считал и считаю что зря все это наворотили: выхлопа никакого (ни система, ни лица особо не поменялись), а жить беднее и опаснее стали.

    5. >Абстрактные “европейский выбор”, “честная власть”, “свободный бизнес” и прочее “за хорошее, против плохого” сплотили куда больше народу, чем самая дотошная социалистическая программа.

    Имхо, лозунги не имеют значения (как и цвет раскраски какого-либо африканского племени). Имеет значение способ их распространения.

    6. Мы не дождемся ни высокотехнологической системы производства, позволяющего “прыгнуть” в коммунизм, ни торжества прав трудящихся, пока не завоюем революционным путем политическую гегемонию

    С моей точки зрения, при отсутствии жизнеспособных элементов экономики, так можно добиться только очередной диктатуры. Надо не за права в конфликте с эксплуататором бороться, а организовываться в производящие кооперативы. Так и государству меньше денег (ничего ж не продается – какие налоги?), и управление системой на основе явно прописанных правил направленных на достижение оптимального состояния группы в целом, а не отдельного капиталиста-собственника (то есть практика прямой демократии на самом бытовом уровне).

    • В. З.

      “такое состояние ума наблюдалось отнюдь не среди всего населения. Я вот, к
      примеру, считал и считаю что зря все это наворотили: выхлопа никакого
      (ни система, ни лица особо не поменялись), а жить беднее и опаснее стали”

      Может проблема в нежелания комментатора додумать мысль до конца? Какое счастье светило нам после законов 16 января? Как коррумпированная власть позволила бы “производственные кооперативы” и не отжала бы их?

      “Чайки стонут перед бурей,— стонут, мечутся над

      морем и на дно его готовы спрятать

      ужас свой пред бурей. И гагары тоже стонут,—

      им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни:

      гром ударов их пугает.

      Глупый пингвин робко прячет

      тело жирное в утесах… “

    • “тут не совсем ясно что такое “Украина” в данном контексте.”

      Это существующая ныне страна с совокупностью социальны и экономических связей. Возможно, анархистский проект территориально будет меньше Украины, а возможно и больше – это как получится. Почему я говорю об Украине, а не обе всем мире? Потому что я живу в украинском контексте, который кое-как знаю. Весь остальной мир я знаю гораздо хуже и поэтому не могу говорить от его имени.

      “Тут непонятно почему “радикальный национализм” это плохо, а нерадикальный – ок.”

      Нерадикальный – не ок, с чего вы взяли. С радикальными национализмом во всем многообразии его форм мы находимся в непримиримом противостоянии. Нерадикальный, цивильный национализм же инертен, это не такой страшный враг. С ним гораздо проще разобраться.

      “где, где она, эта демократизация? среди солдат, едущих в автобусах, обеспечивая стойкое молчание всего салона?”

      Демократизация везде – в смене парадигмы отношения людей к власти, в осторожности прилежащих власть. Это, конечно, не подразумевает, что все проблемы решены. Если бы было так, незачем было бы говорить о необходимости анархии.

      “прошу отметить, что такое состояние ума наблюдалось отнюдь не среди всего населения.”

      В политической повестке Украины того времени такое мнение было в авангарде. В оппозицию нему было много всего, но консервативные тенденции “оставить все как есть” были маргинальны.

      “Я вот, к примеру, считал и считаю что зря все это наворотили: выхлопа никакого (ни система, ни лица особо не поменялись), а жить беднее и опаснее стали.”

      То есть, зря совершили попытку демократизации политического режима? Да, наворотили параллельно кучу хуйни, но откуда уверенность в том, что без революции все было бы заебись? У Януковича и компании не было бабок закрыть дыры в бюджете, отчего, собственно, и был саботирован договор с ЕС. Путин предложил бабло на более выгодных условиях. В последующие годы, кстати, беднее жить стали не только в Украине. Это я говорю не в защиту майдана, а объективности ради.

      “Имхо, лозунги не имеют значения (как и цвет раскраски какого-либо африканского племени). Имеет значение способ их распространения.”

      Ещё большее значение имеет общая политическая парадигма. У революционной публики она была либерально-демократической, национально-демократической, неоконсервативной и в меньшинстве фашистской. У всех течений нашлись общине точки соприкосновения.

      “С моей точки зрения, при отсутствии жизнеспособных элементов экономики, так можно добиться только очередной диктатуры”

      То есть лучше продолжать жить при коррупционно-бюрократической диктатуре, чем пробовать строить что-то более соответствующее интересам трудящихся классов?

      “Надо не за права в конфликте с эксплуататором бороться, а организовываться в производящие кооперативы.”

      Любые экономические альтернативы существующему строю возможны только после его свержения. Попробуйте построить успешную кооперативную сеть сейчас, а мы посмотрим и посмеемся.

    • Нигилист >Любые экономические альтернативы существующему строю возможны только после его свержения

      Вот есть по всему миру хакерспейсы. чем не альтернатива?

    • Нигилист >То есть лучше продолжать жить при коррупционно-бюрократической диктатуре, чем пробовать строить что-то более соответствующее интересам трудящихся классов?

      То есть следует посмотреть на опыт буржуазных революций, где был класс-носитель новых общественных отношений. И на опыт великойоктябрьскойсоциалистицеской, где класс-носитель был выдуман (сорри что без доказательства, но писать много). Если есть еще причины фейла социалистических революций в студии (кроме заговора мирового капитала) – прошу дать.

    • > Демократизация везде – в смене парадигмы отношения людей к власти, в осторожности прилежащих власть.

      Ага, теперь люди боятся властей еще сильнее, власти стреляют по людям без особых экивоков. Не говоря про попытки лишить людей права голоса потому что голосуют, дескать, не за тех. Если это демократизация – то я не знаю что такое демократизация. Такое вот ощущение я вынес от поездки в Мариуполь.

    • Нигилист >То есть, зря совершили попытку демократизации политического режима?

      Без четкого плана демократизации – я наблюдал только попытку замены одного гетьмана на другого. Конечно, кто-то там мог и хотеть демократизации, но вот такие вот личности с заявлениями
      > Украина, а не выборы, превыше всего.
      http://www.0629.com.ua/article/1015207
      перебивают вот вообще все хорошее. Собственно, наличие свободовцев и прочей швали многим из моих знакомых помешало иметь позитивное отношение к этой самой попытке.

  • Дочитал до конца, охуел, комментить не буду. Адская помесь коммунизма и НС

    • В. З.

      Хорошо быть комментатором в интернете. Никто не потребует ДОКАЗАТЬ свои слова )

  • а где здесь НС?

    • да и без НС хорошо

    • И что “хорошо”?

    • И что “хорошо”?

    • Не обращайте внимания, такфиристы в треде.

    • Не обращайте внимания, такфиристы в треде.

    • слушайте, ну ужасная же статья, просто чудовищная от первого до последнего предложения, даже не знаешь откуда начинать… даже слово “критиковать” не подходит

    • слушайте, ну ужасная же статья, просто чудовищная от первого до последнего предложения, даже не знаешь откуда начинать… даже слово “критиковать” не подходит

    • Изложи.

    • Изложи.

    • Никто Мрачника не любит, а я его люблю и даже предлагал руку и сердце, а он меня отверг, но я его все равно люблю и жду подходящего момента, чтобы обвенчаться.

    • Никто Мрачника не любит, а я его люблю и даже предлагал руку и сердце, а он меня отверг, но я его все равно люблю и жду подходящего момента, чтобы обвенчаться.

    • чур я буду венчалом

    • чур я буду венчалом

    • Так а кто еще. Кстати, ты меня так и не рукоположил.

    • Так а кто еще. Кстати, ты меня так и не рукоположил.

    • Володарский венчает и рукополагает за деньги, надеюсь. Не стоит демпинговать на рынке.

    • Володарский венчает и рукополагает за деньги, надеюсь. Не стоит демпинговать на рынке.

    • Рынок порешает, не мешай свободному плаванию.

    • Рынок порешает, не мешай свободному плаванию.

    • слушайте, ну ужасная же статья, просто чудовищная от первого до последнего предложения, даже не знаешь откуда начинать… даже слово “критиковать” не подходит

    • слушайте, ну ужасная же статья, просто чудовищная от первого до последнего предложения, даже не знаешь откуда начинать… даже слово “критиковать” не подходит

    • Если не критикуете, то клиникуйте, кто ж мешает.

    • Если не критикуете, то клиникуйте, кто ж мешает.

    • Amita Sendai

      Ошибку исправьте. Копии комментариев(ответов на комментарии)