«Феминизм и другие препятствия на пути к равноправию»

Мы публикуем текст Елены Георгиевской, который является продолжением заочной дискуссии, начавшейся после публикации поддержанного редакцией Нигилиста заявления “Нет оправданию насильников”.

Недавний инцидент1 вызвал шумиху в левацких кругах. Активист Укроп, известный агрессивными высказываниями в адрес феминисток, struggleзаявил, что он вовсе не оправдывал насильника, и добавил (орфография и пунктуация оригинала сохранены):

«Ничто не отталкивает от борьбы за равноправие между полами, как феминистки! Надо написать статью «Феминизм и другие препятствия на пути к равноправию!» Хотя можно даже не писать. Одного названия хватит»,

а также разместил на стене материалы о целых двух преступлениях женщин против мужчин: некая парикмахерша, увлекающаяся боевыми искусствами, связала мужчину, оставила его в подсобке и несколько дней насиловала; несколько женщин изнасиловали таксиста. Конечно, мужчин тоже насилуют. Как известно, «иногда» в некоторых случаях означает «всегда», двадцать пять процентов женщин в парламенте означает матриархат, три, а не две активные героини в книге, написанной мужчиной, — «бабский роман», несколько изнасилованных женщинами мужчин — то же самое, что миллионы изнасилованных мужчинами женщин.

«…этот пост, – продолжает Укроп, — я сделал после того, как увидел на феменистических ресурсах поклёп на меня, якобы я оправдываю насилие и убийство. А я ни то, ни другое вообще не приемлю. Написал им, что они не правду распространяют, а они написали мне оскорблений и гадостей. Абсолютно не конструктивно и очень по-детски.
Ну и конечно надо понимать, что мы живем в современном мире, где жертвой патриархата является не только женщины, но и мужчины. Нет смысла бороться за права отдельно-взятой группы, надо бороться за права всего человечества в целом, и человека в частности. Нам нужен не феминизм, а антисексизм»

Продолжим аналогию. Мы живём в современном мире, где жертвой капитализма являются не только бедные, но и богатые. Последние вынуждены терпеть внимание папарацци, а в начале своей карьеры гробили здоровье, ночевали на работе, шли на унизительные уступки. Нет смысла бороться за права пролетариев. Нет смысла упарываться антииерархичностью — надо бороться за счастье всех людей мира. Например, некоего директора фирмы осчастливит возможность угнетать других, значит, анархизм лишает его права на счастье. Вспомните Штирнера: директор фирмы ощущает себя единственным, а вас — своей собственностью. Штирнер — это традиция, к которой необходимо вернуться, пока субкультура не погубила нас.
Ничто не отталкивает от борьбы за равноправие между людьми больше, чем анархизм. Можно переписать на русский манер статью Боба Блэка «Анархизм и другие препятствия на пути к анархии». Люди имеют равное право есть мясо, а некоторые индивиды агитируют за веганство. Это нарушение прав мясоедов. И девушек почему-то бить нельзя. А ведь панкуха такой же человек и имеет такое же право получать по морде. Ничего, что некоторые активисты весят на тридцать килограммов больше этих девушек. Современный анархизм с его пропагандой пацифизма мешает бороться за счастье человечества. Мало того, что капиталисты ограничивают естественные проявления нашей природы, так ещё и товарищи по движу. Они нам не товарищи, пошли вон отсюда, ничтожества.

Логическими кульбитами Укроп не ограничивается. Он прибегает к типичной буржуазно-сексистской риторике, мол, феминистки обращают внимание только на ерунду, а серьёзными проблемами не занимаются.

Да, этот факт возмущал многих. «Правых интеллектуалов». Окололиберальных хипстеров. Почтенных литературных редакторов. «Все феминистки отсиживались в подполье во время чеченской свадьбы», — говорили они. Это ничего, что в мае на «Гранях» вышла статья матриархини русскоязычного феминизма Елены Гаповой2, что феминистки дружно пытались привлечь внимание общественности к насильственным бракам. Понимая, что мой текст может перекрыть мне дорогу ещё в пару изданий, я довольно резко отозвалась о статье пропутинского журналиста Игоря Караулова, пытающегося изобразить жизнь современной девушки как выбор между ролями кухарки и проститутки.

Можно не изучать историю и теорию феминизма, а, следовательно, не знать, что те или иные учёные и журналистки являются феминистками, и фокусировать внимание только на двух-трёх недавно засветившихся публичных фигурах. Из всего написанного этими персонами прочесть только статьи о, допустим, языковой реформе. Показать на это с криком: «Феминистки маются дурью! Я же говорил!»

Давайте сходным образом сведём анархизм к шоплифтингу. Или — давайте судить анархистов по одному нынешнему депутату-единороссу и панкам, которые на первом курсе ходили в майках с надписью «Король и Шут», а к третьему купили костюмы с галстуками и устроились официантами в буржуйский кабак. Парень стащил башку сардин из супермаркета, хотя мог их купить. Я же говорил: он придёт в движ маяться дурью. Весь движ мается дурью. Этот парень может много всего делать, но это неважно, если я хочу доказать, что анархизм не нужен. Абсолютно конструктивно и очень по-взрослому.

Победа анархизма неотделима от победы анархо-феминизма. Всё остальное — демагогия граждан, пытающихся усидеть на двух стульях — и мужские привилегии сохранить, и самоутвердиться в качестве борцов с системой. Только половина системы находится снаружи. Другая половина — у них в голове.
http://avtonomia.net/2015/06/21/net-opravdaniyu-nasilnikov-2/
 http://grani.ru/blogs/free/entries/240963.html

Вам также может понравиться...