О срыве лекции Николая Старикова и реакции на него

rggu
Срыв лекции Николая Старикова, автора конспирологической макулатуры и бригадира уличных банд “Антимайдана”, куратора проекта “информационная война”, имеющего репутацию, соотносимую с Хирургом (который, кстати, в ноября 2014 тоже выступал в РГГУ, который, как известно, “вне политики”) произвел неожиданный оклик, и именно последний, а не само действие коллектива студентов и преподавателей, заслуживает обсуждения. Мы, участники этого события, понимали свои действия не иначе как гигиеническую операцию (по выражению профессора РГГУ Константина Ерусалимского), элементарный жест сообщества, защищающего свои стандарты. И в этом смысле удивительна реакция тех, кто указывает нам, что лекция Старикова в ВУЗе – дело частное, хочешь ходи, хочешь не ходи. Ну, мнение у человека такое, что свобода – изобретение врагов России, декабристское восстание подготовлено англичанами, а акция “бессмертный полк” играет на руку тем, “кому мешает наша сильная духовность”. Не согласен? Выскажи свою позицию, не надо кричать! Пропаганда в университете – а что такое пропаганда? Вы там сами либерасты со своей пропагандой анти-государственной, сколько можно, давно вас пора закрыть.

На самом деле, ничего удивительного в таких реакциях господ межуевых (Борис Межуев – зам. главного редактора “Известий”) и им подобных нет. Удивительное коренится скорее в том, что забота об академических стандартах сегодня в России становится политическим действием. Реакции же межуевых удвиления не могут вызвать потому, что их “мнение” настолько сплелось с полицейской дубинкой, воспроизводством собственной господсткой позиции, что они перестали различать то перманентное насилие, которое заменяет им всяких аргумент. На страницах известий Межуев стыдливо публикует Лимонова, призывающего закрывать оппозиционные СМИ, Максим Соколов виртуозно ставит в один ряд акции провластных гопников из SERB с акцией Pussy Riot, а сам г-н Межуев призывает зачистить политическую поляну от тех, кто не вписывается в их имперский консенсус. Но если вы столь легким жестам отправили нас на задворки политического, как вы его понимаете, то где же противоречие в том, что мы ведем себя не так, как принято в приличном обществе, а по-хамски, как крикуны и проходимцы?

Но и второе удивление объяснимо. Я не знаю, как и почему в РГГУ был допущен Хирург, кто его вообще мог туда “пригласить”. Стариков же был “приглашен” в РГГУ по распоряжению “Федерального агентства по делам молодежи”. А раз так, то должна ли администрация университета учитывать научные доблести этого человека, узнавать о форме его мероприятия, о его намерениях и проч.? Администрация, судя по всему, думает, что нет, не должна. Вернее, не думает, а выполняет распоряжения, которые де-факто нарушают устав университета и все мыслимые академические нормы. Это, в свою очередь, означает, что никакого научного сообщества институционально в наших университетах не существует. Что никакой автономии у ВУЗов нет, и они абсолютно проницаемы для любых проходимцев от власти. Дело не в том, что идеология непозволительна, никто не избавлен от мнений и пристрастий, но граница дозволенного опрокидывается тогда, когда, как в случае с нашими экспертами, заранее изготовленный политический проект занимает университетскую кафедру, пренебрегая элементарными академическими стандартами. В российской академической среде нет, оказалось, никакого института, сообщества, которые могли бы поддерживать и воспроизводить эти стандарты, удостоверять автономию университета перед лицом государственных начальников. В этом смысле наша демонстрация была паллиативом, заменяющим работу этих ныне несуществующих институтов. Дело не в том, что на нас наплевали, пригласив в РГГУ проходимца и лжеца. Дело в том, что нас нет, и наша демонстрация была попыткой как-то утвердиться в бытии через акцию прямого действия. Никто не будет считаться с теми, кого нет. Нужно завоевать это место для существования, и сегодня это предполагает разрушение всех форм видимости, пространственности, слышимости, запуск процедуры новых политических становлений.

Реакция на нашу акцию, выходящая далеко за рамки академического сообщества, показывает, что проблема касается очень многих организаций в России, вообще всей системы властных отношений. Отсутствие автономий, сообществ в России прописано также дискурсивно: ныне идеологи пишут историю России как историю удержания и расширения государственной власти и территорий. Их “идеология” является просто процедурой само-обнаружения власти, утверждением абсолютно пустого, но именно потому агрессивного Единства, находящегося в перманентном страхе по поводу себя самого. Студенческие акции как демонстрации автономии могут показаться рутинными событиями, как это было до революции, но сейчас, когда политика и полемические пространства вычеркиваются всеми доступными власти средствами, они вызывают невероятный скандал. Немудрено. Это скандал внутри самой системы господства.

Вам также может понравиться...