Несколько капель яда после Первомая

4
После прошедшего в Киеве анархистского Первомая хочется сказать спасибо и поблагодарить за участие даже тех людей, с которыми личные отношения безнадежно испорчены. Нет ничего сложного в том, чтобы провести неплохую яркую и душевную акцию с друзьями, а вот провести удачную акцию с людьми с которыми вы не здороваетесь – это показатель определенной политической зрелости. От навыка принятия совместных решения, от готовности действовать не подставляя друг друга, а прикрывая друг другу спину, несмотря на глубокие личные антипатии, зависит и сама возможность построения анархистского общества.

Потому что никто и никогда не будет способен дружить со всеми. Свободное общество будущего долгое время будет не хиппи-коммуной друзей и любовников в духе Rainbow Gathering, а толпой уставших и ненавидящих друг друга людей.

Мы справились с этим вызовом 1-го мая 2015, и надеюсь, что сможем делать это и дальше.

Показательно, что самая значимая в Украине анархистская демонстрация в этом году была проведена именно киевскими анархистами. Именно теми организациями, которых упрекали в “недостаточной мужественности” и “недостаточной анархичности”. “Автономный Опир” во Львове, на который до недавнего времени молились российские анархисты, поигрался в гляделки с Правым Сектором через милицейский кордон и этим их триумфальный “социальный марш” завершился.

Именно за мифическое умение “правильно” говорить с “простым народом” и мобилизовывать для социального протеста массы, российские “социальные революционеры” из АДСР и КЧБ до последнего момента прощали АОшникам всё. Им прощали всё даже в 2012 году, когда в этой организации было гораздо больше откровенно нацистского элемента, чем сейчас (собственно, раскол российского Автономного Действия происходил в том числе и по линии отношения к АО и Вольнице). Некоторым анархистам очень хотелось иметь перед глазами пример “успешной организации реальных пацанов”, без ЛГБТ и феминизма, пусть и с факельными шествиями памяти Шухевича. В итоге, русские и украинские единомышленники поссорились. Великодержавный шовинизм одних не ужился с национализмом других. Национализмом АО, надо сказать, в последнее время вполне вписывается в левую традицию, но, как и ранее, несовместимым с традицией анархической.

Самое смешное, что железные колонны пролетариата, мобилизованные под лозунгами социальной революции оказались пшиком, фикцией.
Их не было. Как не было, впрочем, и сотен «бойцов Правого Сектора» истребляющих «красную сволочь».

Адекватная часть АОшников рано или поздно обнаружит себя марширующей рядом с нами под красно-черными флагами, но не под горизонталью, а под диагональю. А вот прочие обнаружатся вместе с “Реваншем” и “Правым Сектором”. Или со Свободой, которая по мере ухода в оппозицию вспомнит о заветах Юрия Михальчишина.

Кстати, некоторым “левым” тоже стоит задуматься о том, чтобы примнуть к кому-то поконсервативнее. Надо просто решить что вам важнее: социальный протест во всем его многообразии, или “нежелание ходить вместе с пидорами”. Не хотите ходить с пидорами – не ходите к нам, идите в Правый Сектор, там никаких ЛГБТ и близко нет, товарищ Скоропадский подтвердит.
pervomai2
Задуматься о своем месте в жизни стоит и строителям левой партии. Текст одного из её лидеров Захара Поповича демонстрирует, как неглупые ранее люди «поплыли» из-за близости больших денег. “Левая Партия” – это концепт, на который сейчас многие серьезные люди имеют серьезные планы. Планы этих людей далеки от социальной революции, а о “левизне” они знают меньше, чем статья в украинской Википедии, но деньги в “новых левых” они потенциально вложат хорошие. Это будет не несколько штук баксов на офис как раньше. Политика — это бизнес, а бизнесмены должны уметь заполнять пустующую нишу рынка. Немного потерявшиеся от жадности троцкисты пытаются предстать заслуживающими доверия исполнителями в глазах спонсоров. А очень трудно выглядеть серьёзными людьми, когда нарочито “несерьезные” анархисты многократно сделали их на Первомай по всем параметрам. Причем без копейки денег и не особенно напрягаясь.

Троцкистские “социальные революционеры” сумели собрать на акцию, по сути, лишь немногих друзей и собутыльников. Тех из них, которые еще не успели разочароваться в идее партийного мошенничества. Несмотря на публичное анонсирование (реально подвергавшее опасности людей пришедших на акцию), несмотря на “случайные” засветы на телеканалах и в прессе прямо накануне акции, несмотря на покрывшие себя позором говорящие головы селебрити пришло максимум 50 человек. Даже некоторые люди, вполне симпатизирующие большевистским идеям, предпочли держаться от партии подальше, просто потому что представляют себе организационные навыки её лидеров.


Анархисты, безо всякого ресурса и без публичного оглашения места собрали, втрое больше людей. Причем не просто людей желающих потусить, а людей сознательных и, по крайней мере, достаточно мотивированных, чтобы разобраться с простейшими правилами конспирации. Я думаю, что даже гипотетические 18-летние панки, пришедшие к нам, лучше понимали где и зачем они находятся, чем пришедшие на партийную акцию активист*/ки из организации Инсайт, вышедшие туда потому, что их попросила подруга по правозащитным тусовкам-тренингам. Также на митинге партийцев фигурировали левые интеллектуалы. Привлекать их на митинг – все равно, что мобилизовывать детей. Нет субкультуры более инфантильной и менее перспективной в политическом плане, чем живущие в своей реальности левые интеллектуалы. Представитель/ница хардкор-субкультуры или антифа-скинхед может прокачать себя по теории и стать ценным активистом. Левый интеллектуал, за редким исключением, – бесполезен и необучаем. Это говорящая шарманка, человек-органчик, обученный на разные лады воспроизводить создавшую его буржуазную идеологию пряча её под красивые словеса. Если очистить высокоумную речь от ссылок на авторитеты и от красивых слов (использование которых и формирует, в итоге, статус “левого интеллектуала”), в сухом остатке мы получим в их словах гораздо меньше внятных политических смыслов, чем в текстах группы “Двигатель Революции”.

Разница в подходах к организации митинга заключалась ещё и в том, что анархисты несли ответственность за каждого доверившегося нам человека. Для этого и нужна была конспирация. Любой пострадавший участник нашего шествия был бы на совести каждого из множества организаторов, в том числе, и на моей совести. Ответственность не делится на толпу, она ложится полным грузом на каждого. Товарищи – это не сырье, которое используется втемную, это не расходной материал. Нельзя оправдываться “они взрослые люди и сами приняли решение” – ты несешь ответственность за каждого пошедшего по предложенному тобой пути, а если ты не несешь такой ответственности – ты превращаешься в Алексея Албу и рано или поздно начнешь оставлять на своем пути трупы своих же соратников.

Троцкисты же охотно подставили свою скромную партийную массовку под вполне вероятное нападение ультраправых. Никто не пострадает – хорошо, значит “новые левые” не отторгаются украинским политическим полем, будут жертвы – ещё лучше, повод заявить о репрессиях и получить финансирование у европейских левых друзей.

Вот на этом фоне самая серьезная ошибка Захара заключалась в том, что он попытался отмазать свой позорнейший провал (кстати, провал традиционный, в 2012, 2013, 2014 троцкисты тоже делали что-то очень стыдное и нелепое) наехав на анархистов. Все равно что лечить головную боль, засовывая голову в осиное гнездо.

Партийный проект можно без проблемы завалить на взлете, просто полистав архивы, подняв общедоступную информацию про его строителей. Не было резона всерьёз этим заниматься, а теперь такой резон появился. Резон точно тот же, что был и с Боротьбой. Нельзя позволять глупым людям быть наглыми и агрессивными вдобавок. Партийцы хотят войну – значит будет война.

На самом деле, их политические трупы сегодня гарантируют, что завтра обманутый заказчик “левой партии” не сделает из них трупы в буквальном смысле этого слова. Поэтому задавить проект в зародыше — очень гуманное решение, в первую очередь, по отношению к его участникам.

Вам также может понравиться...