Анархия в навозе

“Не все члены редакции считают каждый пример самоорганизации шагом на пути к анархизму, многие критически относятся к “крестьянским утопиям” и попыткам эскапизма. Тем не менее, мы предлагаем вам ознакомиться с любопытным текстом, описывающим опыт португальский опыт попытки воспроизводства либертарных ценностей в условиях сельской общины

Дмитрий Окрест
resistanc-is-fertile1Португальская молодежь последние годы всё чаще покидает сельские районы. Она предпочитает жить если не в европейских столицах, то хотя бы в Лиссабоне. Окраины страны становятся безлюдными, проезжая на машине мимо дальних деревень видишь лишь заколоченные окна. На древней земле Лузитании остаются лишь древние старики. Но свято место пусто не бывает. За дешевыми акрами португальской земли потянулись караваны людей с альтернативным мышлением.

В свое время друг Сережа воодушевленно рассказал о непривычных нам формах хозяйствования, характерными признаками которых являются: неиспользование химикатов, беспашенное земледелие, наличие коммунарского строя и самое главное – это желание использовать природный рельеф для повышения урожайности и экологичности продуктов. Владельцы этой фермы не одиноки в своих начинаниях – недорогая стоимость земли и подходящий климат явились определяющими причинами появления на Пиренейском полуострове нахлынувшей массы волонтёров, вооруженных аграрными инновациями, иначе называемыми «пермакультурой».

Непривычное русскому уху понятие становится всё известней среди желающих приобщиться к сельскому быту. Они стремятся так обустроить участок, чтобы растения и животные, максимально без участия людей, могли расти и радовать хозяев. Производительность в первую очередь основывается на изучении и сохранении взаимосвязей, наблюдаемых в естественных экологических системах.

Не у всех желающих работать на земле есть собственный приусадебный участок. Поэтому многие направляются на подобные фермы помочь единомышленникам, набраться необходимых знаний и с пользой для души и тела провести время. В обмен на труд восторженных добровольцев хозяева предоставляют кров, пропитание и проводят семинары. Свой выбор я остановил на этой ферме, так как на ней удачно сошлись несколько факторов: отзывчивость людей, возможность меня приютить и близость к главным достопримечательностям, которые можно легко посетить на выходные.

Местечко Казалинье по сути ничем не выделяется из целой плеяды ферм, разбросанных по португальской глухомани. На постоянной основе под предводительством голландца Рона здесь поселилась молодая семья из четырёх человек. Глава семейства еще подростком обитал в амстердамских сквотах. Некогда он был ярым любителем протестных выездов на саммиты в Давос, организовывал горячую кухню для малоимущих, умудрился попасть в большое количество полицейских баз и в свободное время от всего этого действа помогал с ремонтом велосипедов, которых в Нидерландах едва ли не больше, чем машин.

Однако после тридцати лет Рон стал задумываться о будущем. Юлить, питаться остатками чумных пиров, и при этом хаять подобное устройство капиталистического общества претило его принципам. И он по заветам Льва Толстого решился выдвигаться в деревню. Рон сказал мне: «поистине альтернативный образ жизни возможен лишь вне рамок городов, плотно увязших в плену вавилонских страстей». Но прежде всего было необходимо прокачаться по основным навыкам.

Изучив современные крестьянские общины в родной Голландии, пытался организовать коммуну на началах самоокупаемости, учился у своего престарелого деда хитростям хлебопашцев и вот, закончив этот курс молодого бойца, он наконец-то решился. Первые несколько лет Рон путешествовал и работал то на одной ферме, то на другой, изучая способы производства и сложившиеся отношения между селянами, соседями и государством. Затем он завершил обучение на курсах сельскохозяйственного ландшафта, и стал преподавать сам. На одной из лекций он встретился с Андрессой, своей будущей супругой.

Андресса прежде была успешной бизнес-леди из предместий Западного Лондона, места обиталища людей «белой кости» и «голубой крови». После развода и наметившейся перспективы жизни в статусе матери-одиночки она решила позаботиться об экономии наличных средств. По советам глянцевого журнала решила вспомнить бабушкины советы и стала растить петрушку, укроп и прочую зелень на подоконнике, а на книжной полке литература по городскому фермерству вытеснила женские романы.
Затем она побывала в Португалии, где по истечению двухмесячных курсов по планированию ландшафта приобрела не только соответствующий сертификат, но и познакомилась с будущим мужем. Сняв со счетов все имеющие деньги и продав дом в викторианском стиле, молодожёны приобрели несколько гектаров на Атлантическом побережье Португалии. Каменный дом, несмотря на возраст, нуждался лишь в небольшом ремонте. В ходе ударного труда были обустроены теплицы и грядки, для строительства которых был вырублен хвойный лес, занимавший значительную часть земельного надела. Основная статья дохода фермы сейчас – это продажа вина и клубничного варенья. На третий год хозяйствования они сумели выйти на самоокупаемость.

На ферме расположился настоящий Ноев ковчег: восемь коз, десяток кур и огромное стадо гусей, которые могли бы спасти дюжину таких городов как Рим. Также помимо коз и птицы на ферме с ними мирно существуют шесть собак с вечно ластящимися щенятами и целый прайд кошек, которые не подаются  исчислению, так как постоянно ходят сами по себе. Помимо меня в Казалинье было еще пять волонтёров: трое граждан США, включая Джениффер, и по одному уроженцу Британии и Канады.

Волей-неволей, но к концу пребывания на хуторе, мое знание английского языка устремилось ввысь. У ребят, в отличие от меня, уже был определенный опыт работы в сельском хозяйстве. Они все прежде читали литературу по пермакультуре, но непосредственной практики не имели. Если летом основная масса волонтеров это школьники и студенты, приезжающие в огромном количестве во время каникул, то зимой большинство составляют те, кому за 25.

organicfarmanarchyБольшая часть добровольцев успела окончить институт, поработать по специальности и разочароваться в ней. Теперь они ищут другие пути самореализации. Моя соседка по комнате Дженнифер имеет румынские корни и в отличие от прочих добровольцев является дипломированным специалистом по сельскому хозяйству.
Типичные трудовые будни на ферме выглядят следующим образом: в половине восьмого пронзительный голос Андрессы вырывал нас из объятий сна, после следует завтрак – овсяная каша и чай из мяты, сорванной тут же. Уже в 8:00 приступаем к работе. Прежде всего, в мои обязанности входила заготовка корма для скота. В течение полутора часов я срезал кустарник в сосновом лесу, попутно очищая его.

Затем необходимо разместить добытую растительность на стеллажах для просушки, после чего я обычно выводил коз на пастбище. Крайне важно привязать их надежно, так как, сорвавшись с цепи, козы методично начинают съедать все фруктовые деревья. Около полудня наступает время недолгого кофе-брейка. После него либо подготовка компостной ямы, либо обустройство грядок с клубникой, этого стратегического для экономики фермы продукта.

Всего на ферме Казалинье двадцать пять грядок. Три из них миссис Андреасс, ныне щеголяющая с кольцом в носу, засевает овощами. Каждый год, чтобы не оскудела земля, необходимо менять расположение культур. Здешний горный климат благотворно влияет на рост растений – обычно бывает по три урожая в год.
Даже в декабре новоиспеченные крестьяне готовят традиционный ягодный штрудель из свежей клубники. Зима – эта пора пересадки «усиков» и обустройства новых грядок для них. Которые мы потом с сверху засыпаем соломой и душистым навозом.

И вот долгожданный обед. Миссис Андреасс кормит нас вкусной вегетарианской пищей и отпускает на волю. Я свободен! Учитывая красоту окружающей природы вопроса, что делать и куда пойти, ни у кого не возникает. Купание в горной речке, покорение ближайших вершин, оккупированных ветряными мельницами, песня за костром, хождение в гости на соседские фермы, где престарелые португалки угощают рюмочкой «жинжиньи», традиционным ликером, настоянным на вишнях. Такой милый образ далекой Португалии и сохранился в моем сердце.

Вам также может понравиться...