Плюем на вашу могилу. Критика программы социал-демократической партии

Тов. Мрачник, тов. Шиитман, тов. Кронштадтская

Во всей истории я не знаю более отвратительного создания, чем Социал-Демократическая партия.
Густав Ландауэр

Не нужно думать, будто для парламентского кретинизма необходим парламент: достаточно вообще защищенной, удаленной от театра борьбы трибуны, на которой можно произносить фальшивые речи, щеголять пустыми формулами и заключать на 24 часа “союзы” с журналистами, туристами, пацифистами, обиженными радикалами, тенорами и баритонам.
Л. Троцкий

socialdemocracy_0

Последние два года избирательные кампании в Украине обогатились условно левым сектором, который, однако, не привнес в политический мейнстрим страны ничего нового. Риторика проходивших в 2012 году избирательных кампаний “боротьбистов” Сергея Киричука и Алексея Албу оказалась не свежее социал-консервативной риторики компартии, которой себя противопоставляли кандидаты. Организация, выдвигающая этих людей на должности депутатов ВР, обещала сделать из избирательной кампании сеанс революционной пропаганды, в которой статус кандидата использовался бы как трибуна. Из этой затеи ничего не вышло – программы обоих кандидатов выглядели в лучшем случае легкой ностальгией по советскому прошлому, адаптированной к реалиям независимой Украины. Даже многие “либеральные” кандидаты выглядели более левыми, чем социалистические революционеры с портретом Сталина в шкафу.

Спустя полтора года фарс повторился как ещё больший фарс. Склеенная в спешке “Ассамблея социальной революции”, которая должна была представить на выборах в киевский горсовет “левых участников Майдана” (вернее тех, кто решил выступить от их имени), предложила избирателям нечто чуть более свежее: немного лёгких социал-демократических лозунгов и использование компьютерных технологий в сфере принятия решений, модные и молодёжные требования в духе “Пиратской Партии”. В это время была сильна эйфория вызванная верой во “власть народа”, рожденную Майданом, грех было такую тему не проэксплуатировать. Кандидаты от “Ассамблеи” предлагали принимать решения при помощи системы “liquid democracy” – когда электорат депутата голосует по интернету за решение, которое ему следует принять. Впрочем, массы никак не отреагировали на эту свежую и оригинальную идею, а “жидкая демократия” слилась естественным путём: в голосованиях обычно участвовало от 3 до 5 человек, меньше, чем заявленный состав Ассамблеи.

Недавний роспуск Верховной Рады породил очередную спешку в среде левых с парламентскими иллюзиями. Любители ностальгии по советскому прошлому из “Боротьбы” и КПУ похоронили свои шансы легального достижения власти участием в “сепаратистском” движении, так что у “европейских” социал-демократов теперь не осталось конкурентов. Костяк нового партийного проекта, очищенный от красно-коричневого налета ушедших в подполье друзей-конкурентов, составила все та же “Ассамблея социальной революции” и связанные с ней инициативы. Они даже выпустили некое подобие программы, которая нуждается в разборе, как прекрасный пример пустой “реально-политической” демагогии. Все начинается с декларации:

“Либеральная политика ведет к кризисам и войне.”
Государственная политика в принципе ведет к кризисам и войне, какому бы вектору она не следовала – либеральному, консервативному или социал-демократическому. Это исходит из самой сути существования любого государства, которая заключается в защите интересов правящего класса или его заместителей. Если бы авторы поставили вопрос иначе, сказав, например, что к кризисам и войне ведет капитализм и защищающее его государство, их утверждение сразу же обрело бы ясный смысл, из него последовали бы определенные выводы. Однако они отчего-то предпочли говорить недомолвками, не желая раньше времени спугнуть “народ”, который, по мнению этой генерации левых, боится радикальных лозунгов и программ.

“Гарантировать развитие Украины и обеспечить потребности общества может лишь введение перемен, направленных на преодоление власти олигархов.”
“Олигархия”, согласно своему словарному значению –  это “власть немногих”. В современном политическом новоязе этот термин используется в немного ином значении: крупный буржуа, прямо или косвенно влияющий на государственную власть. То есть, занимающийся совершенно обычным для представителей своего класса делом. В этом смысле капитализм и вообще государство без “олигархов” невозможны. Однако рассматриваемый партийный проект ничего не говорит о борьбе с капитализмом и государством. Как же эти люди собираются преодолеть власть олигархов, не преодолевая причины, их породившие?

“Ввести эти перемены способна лишь левая политическая сила, представляющая интересы всех, кто имеет трудовые доходы.”
Очевидно авторы подразумевают классовую политическую организацию пролетариата. В чем же, по их мнению, должны состоять перемены, введенные ей?

“Социалистические преобразования обеспечат годный уровень жизни, позволят членам общества принимать участие в управлении властью и экономикой”
К сожалению, в этом нет ничего конкретного, да и предметом социалистической борьбы почему-то представляется власть в буржуазном государстве, а не классовое господство революционного пролетариата. То есть, даже в рамках марксистской политической традиции, к которой должны были бы апеллировать силы, стоящие за новой партией, эти требования звучат не слишком уместно.

“Народовластие вместо всевластия олигархов”
Об олигархах мы уже говорили чуть раньше. Само по себе понятие “народ” является для этих стыдливых левых комфортным заменителем “нации”. Использование этих манипулятивных понятий было допустимо левыми 19-го века, но совершенно неприемлемо сейчас.

Авторы предлагают нам “народовластие”, однако вкладывают в это достаточно размытое понятие какой-то совершенно странный смысл, явно далекий от прямой  и даже “органической” демократии:

“Переход к парламентской республике с ограничением полномочий президента до представительских функций на международной арене”
Парламентаризм, так широко распространенный в современном авторитарном мире, почему-то объявляется авторами “народовластием”. Этот пункт не имеет ничего общего не только с социалистическим пониманием народовластия, но и с социалистическими переменами вообще.

“Право отзыва депутатов, которые не оправдали доверия”
Необходимо отметить, что право отзыва депутатов декларативно существует и в современном украинском законодательстве, вот только нет надежных механизмов для его реализации. Не потому, что они плохо прописаны, а потому, что депутаты в буржуазно-демократическом государстве являются представителями богатейших слоев населения или их непосредственными ставленниками. И если у них до сих пор были все коррупционные возможности для лоббирования своих финансовых интересов, то наверняка найдутся таковые и для нейтрализации действия механизмов отзыва. Также совершенно не понятно, зачем продолжать использовать буржуазный институт парламентаризма для социалистических перемен, если для этих целей гораздо больше подходит революционный институт советов.

“Введение избирательности судей и руководителей милиции.”
Это требование любят все популисты независимо от политического окраса, но оно слабо связано с реальностью. Судьи и милицейские руководители не станут выносить оправдательные приговоры и защищать людей только от того, что их будут выбирать, а не назначать. Достаточно посмотреть на Верховную Раду – “выборные“ судьи и полицейские будут точно так же подвержены коррупции, как и сегодняшние парламентарии. Многие государственные деятели выбираются путем голосования, однако это никак не влияет на коррупционную сущность самого государственного аппарата. Потому что он создан и заточен для того, чтобы правящий класс мог легитимно получить формальную власть и затем беспрепятственно отстаивать свои интересы.

Все эксперименты с использованием выборных должностей для социалистических целей не принесли никакого успеха, хотя и нагоняли страху на правящие классы Европы в XIX веке. Сейчас же, благодаря интернету и прочим технологиям и медиа, информации и возможностей для более тщательного изучения кандидатов гораздо больше, однако граждане по прежнему голосуют за тех, кто их затем обворовывает. Избирательность судей и руководителей милиции только укрепит легитимность их власти в глазах масс и лишит возможный протест значительной части претензий.

“Возможность инициировать законопроекты и акты местных органов власти путем сбора 5% подписей. Децентрализация и передача исполкомам советов полномочий госадминистраций”
Можно даже не говорить об авторитарном характере института закона, который существует для формальной защиты интересов правящего класса, чтобы показать настолько глупо это предложение. Авторы, кажется, не представляют, сколько законопроектов в интересах буржуазии, бюрократов и местечкового криминалитета будет инициировано нарисованными пятью процентами. Возможности для коррупционных возможностей здесь просто неслыханные.

Очень вряд-ли несознательные массы пролетариата, неспособные противопоставить буржуазному государству хоть что-то, будут инициировать свои законопроекты наперегонки. Пытаясь вовлечь в политическую жизнь как можно большее число народа, авторы программы только помогают правящему классу укреплять свое господство. При исполнении этих требований многие регионы ждёт запрет абортов и “пропаганды гомосексуализма”, уроки закона божьего в школах и прочее клерикальное и тоталитарное безумие. “Прогрессивные” законопроекты при этом явно не пройдут буржуазных фильтров в органах власти и доброе намерение наших реформаторов обернется дорогой в ад.

Свобода участия в политике  должна завоевываться снизу, а не преподноситься в качестве подарка сверху. Такой подарок никогда не будет оценен и принят.

“Национализация базовых отраслей экономики”
А вот это предложение выглядит на фоне предыдущих просто таки образцом “радикализма”, несмотря на то, что национализация никоим образом не способна решить проблемы производства и даже его модернизации. Переход предприятия или даже целой отрасли в собственность буржуазного государства хороша для режимов, заботливо готовящих производственные мощности своей экономики к выгодной продаже или эксплуатации в интересах верхушки правящего класса и ее клиентелы.
Передача собственности из рук буржуазии в руки государственной бюрократии мало что меняет для наёмного работника. Конечно же, национализация должна сопровождаться мифическим “рабочим контролем”, но каким образом он будет осуществляться без развитого низового рабочего движения – для нас загадка.

“Металлургическая, горнодобывающая, химическая отрасль, а также предприятия инфраструктуры (облэнерго, транспорт и связь) должны работать на благо общества. Экономика должна стать единым организмом, функционируя на принципах демократического планирования.”
Здесь наши авторы путают национализацию – передачу собственности из одних рук в другие, и социализацию – переход производства на курс непосредственного удовлетворения реальных общественных нужд. Если первое практикуется в мире достаточно давно и широко, отнюдь не меняя логики капиталистических отношений, то второе возможно только в результате социалистической революции. Программа предлагает обойти революционный этап стороной и поверить, что собственно социализм будет построен от одной лишь смены собственника средств производства с частного лица на государство.

Следующий пункт начинается с магического словосочетания из троцкистского канона:

workerscontrole “Рабочий контроль и достойный труд”
Говорить о “рабочем контроле” не имея классового движения – это всё равно, что прыгать из самолёта, надеясь, что парашют сам собой появится по дороге.Что до “достойного труда”, то сложно представить себе, как можно добиться его в условиях отчуждения и разделения труда. Действительно, даже небольшая надбавка к заработной плате в условиях украинских реалий воспринимается как достойная перемена, однако рабочий день от таких мер не сократится, а эксплуатация никуда не денется. Так зачем же врать себе и своим избирателям?

“Трудовые коллективы должны контролировать производственный процесс и принятие хозяйственных решений.”
Не поспоришь, звучит очень многообещающе. Однако кто позволит им это делать, и где гарантия, что даже при наличии возможности этим будут заниматься, если подобного рода перемены исходят не от самих рабочих коллективов, а от партии, которая проникла во власть благодаря пассивно-политическому институту выборов?

Рабочие коллективы не от того не контролируют производственный процесс, что не имеют такой возможности, а от того, что не видят для себя в этом смысла. И не будут видеть до тех пор, пока ситуация их не подведет к этому. Другими словами, в условиях отсутствия политически сознательного рабочего класса любые законодательные перемены в его пользу, подаренные властью, будут выглядеть эффектной декорацией и пунктиком в списке достижений автора.

Да и стоит ли говорить лишний раз, что класс, способный вынудить работодателя потесниться в деле управления предприятием, не нуждается в выборах и законодательных изменениях? Если пролетариат будет иметь волю для завоевания новых позиций в политической и экономической жизни, власть сама поспешит пойти на уступки и даже узаконить новый расклад сил. Верить же в возможность усиления позиций пролетариата в следствии принятия каких-либо законов – мягко говоря глупо.

“Расширение права на забастовку (отказ работать в случае невыплаты зарплаты).”
Наши авторы, кажется, решили урезать понимание забастовки до одной только борьбы за зарплату, в то время как даже действующее законодательство Украины определяет забастовку значительно шире. Стоит также добавить, что как бы формально не расширялось забастовочное право, реальные границы его действия будут определяться лишь материальными возможностями и политической волей трудовых коллективов, поскольку работодателю ничто не стоит подкупить суд, который признает забастовку нелегальной. В такой системе никакие формальные расширения возможность бастовать легально не обеспечат.

“Обеспечение on-line публикаций данных производственного, бухгалтерского учета органов власти и всех предприятий”
Т.н. “открытая онлайн бухгалтерия” – конек “Ассамблеи социальной революции”/“Левой оппозиции”, участники которой предложили министерству образования и науки (во время его оккупации соединенными силами студентов и участников Майдана) совершенно бесплатно устроить оцифровку всего бухгалтерского учета и его свободную трансляцию в интернете. Это предложение было принято новым составом министерства, однако его целесообразность меркнет на фоне прочих, которые оккупанты министерства отказались даже рассматривать: расширение количества бюджетных мест, повышение стипендии до реального прожиточного минимума и т.д. Разумеется, что хвастаться следует любым достижением, однако в действительности опыт “онлайн бухгалтерии” не дает совершенно никаких преференций классовому движению. Единственная его польза может заключаться лишь в ознакомлении со статьями доходов и расходов “белых” средств организации, в то время как даже для самых обычных коррупционных схем такие меры помехой не являются.

Главное идейное оружие пролетария в борьбе с капиталистом это знание об эксплуатации. Если бы каждый работник каждого предприятия знал, какой объем средств он не получает за свой прибавочный труд, то, возможно, его отношение к работодателю было бы совершенно иным. Для ознакомления широкого круга трудовых коллективов с таким знанием в первую очередь нужна целенаправленная агитационная и образовательная работа, а уже потом цифры, видимость которых иначе ничего не стоит.
Впрочем, нужно признать, что “электронная бухгалтерия” способна внести свой вклад в дело буржуазной революции и повышение эффективности капитализма. Следует ли левым заниматься этим – вопрос дискуссионный.

“Доведение части зарплаты в составе прибавочной стоимости до 40%”
Очень интересное программное требование.
Прибавочная стоимость это разница между произведенным трудом и его оплатой, т.е. те недоплаченные работникам средства, за счет которых работодатель живет сам и развивает свое производство. Как известно, вне присвоения работодателем прибавочной стоимости, наемного труда и вообще капиталистического производства не бывает. При этом в законодательных, ни в производственных актах прибавочная стоимость не фигурирует как категория.

Авторы программы предлагают совершить переворот в области прикладной экономики и институционализировать понятие прибавочной стоимости, чего не было даже во времена СССР. В принципе весьма неплохой, эпатажный ход для пропаганды, но уж никак не реальная задача для выполнения. Институционализировать категорию прибавочной стоимости значит перевернуть с ног на голову идеологию капитализма, что не только невозможно, но и бессмысленно – все-равно что писать на трупах “мертвый” и радостно всем демонстрировать сие открытие, вместо того, чтобы сжигать или закапывать их в землю.

А вот что странно, так это предложение перечислять от всего объема прибавочной стоимости 40%. Почему именно 40%, а не, к примеру, 60%? Почему не все 100%, как следовало бы потребовать настоящему социалисту? Получается нелогично: сперва авторы предлагают институционализировать эксплуатацию в виде прибавочной стоимости, а затем требуют возвращать рабочим из наворованного скромных 40%. Если заработная плата соответствует 50% рабочего времени (необходимого труда), то из денежного эквивалента остальных 50% они предлагают возвращать в зарплатный фонд всего 40% из них, т.е. менее половины всего того, что недоплачено работникам. А остальных 60%, господа капиталисты, вы, так и быть, можете оставить себе!

“Разрыв между средней зарплатой и вознаграждением топ-менеджмента не может превышать 10 раз”
Обескураживающее своим популизмом предложение. Не то среднюю зарплату нужно повышать до уровня топ-менеджерской, не то топ-менеджерскую зарплату понижать до уровня средней. Это остается загадкой, но вот основной месседж ясен: достали эти топ-менежеры. Пусть получают зарплату выше средней, ладно, но не более чем в 10 раз!

Возможно, авторы верят, будто недоплаченные топ-менеджерам деньги пойдут на зарплаты всем остальным, ну или в крайнем случае, на улучшение условий труда. Воистину, верх наивности!

“Запрет гибких форм занятости”
Вместо защиты такого широкого сегмента рынка труда, как гибкая форма занятости, наши реформаторы предлагают его вовсе запретить. Сезонный, надомный, удаленный, неполнодневный труд или труд по вызову, который является источником прибыли немалой части работающего населения, нуждается в организованной защите, гарантиях и возможности перехода в стабильную, постоянную форму, а не в запрете. Очень странно отбирать возможность такой формы занятости, если она выбирается исходя из интересов работающего.
Далее в документе популизма все прибывает.

“Введение налога на богатство

Налогообложение 50%-ой ставкой приобретение объектов роскоши – яхт, элитных авто и проч. стоимостью более 1 млн. грн.”
Надо ли говорить, что граждане, способные купить какую-то ненужную в хозяйстве вещь на сумму более чем 1 млн. грн могут это сделать и вне Украины? А если даже и в Украине, то никто не отменял возможностей обойти закон, снизив цену товара для “важных клиентов” на несколько гривен ниже не облагаемого этим налогом порога. Вся суть предложения сводится к злобствованию от того, что этим буржуям и мажорам придется раскошелиться. Только вот это не избавит их от возможности покупать такие вещи, и не даст ее нам. Все останутся при своем положении, только пролетариату дадут возможность немного потешиться.

“Прогрессивное налогообложение доходов физических лиц и корпораций: 100% налог на доходы, которые превышают 100 тысяч гривен в месяц.”
В борьбе с подобными неудобствами французский актер и по совместительству миллионер Жерар Депардье просто “купил” гражданство Российской Федерации и встал на налоговый учет подальше от ее столицы. Также в деле ухода от налогов возможна фрагментация предприятий, находящихся в единоличном владении, их формальный переход в собственность членов семей и подчиненных капиталиста: формально все будет выглядеть как совокупность мелких предприятий, которыми владеют разные люди. И это не предел возможностей.

Самое главное замечание уверенной борьбе за прогрессивное налогообложение заключается в том, что даже самая богатая казна, наполненная за счет крупного капитала, не поддается контролю трудовой общественности. В наших реалиях это будет популистский ход, который подарит признание реформаторской политической силе, но никак не повлияет на пользование собранными с капиталистов средствами в интересах трудящихся. Будет симуляция прогрессивного налогообложения, при которой правящий класс вернет свои средства с лихвой через осваивание бюджета и использование прочих институциональных коррупционных схем.

“Запрет вывода капиталов в офшоры”
Ох уж это страшное слово “офшор”, в равной мере любимое как левыми, так и правыми популистами. Требование запретить вывод капиталов в офшорные зоны не имеет реального экономического смысла, поскольку офшор никогда не регистрируется на имя реального собственника производства. На выручку приходят зиц-председатели, живущие где-то на Кипре. Доподлинно установить реального собственника украинским властям практически невозможно. По какому принципу будут выявляться офшорные компании и производиться аресты их собственности для нас (как и для авторов этого  пункта программы) – загадка.

“Социальная люстрация”
Мы приближаемся к самому сердцу популистских требований Майдана, настроенных на другой лад. Люстрация, как процесс изгнания из органов власти абстрактного зла, превращается в… помощь этому самому абстрактному злу.

“Запрет занимать государственные должности и избираться депутатом в советы всех уровней особам с годовым доходом свыше 1 млн. грн, землевладельцам, а также топ-менеджерам больших ФПГ. Проведение общих перевыборов с придержанием вышеназванных ограничений.”
Как уже неоднократно говорилось, богатым людям не стоит труда стать формально бедными. Собственность можно переписать на родственников или подчиненных, а топ-менеджера оформить как секретаря. Если совершить эти нехитрые процедуры, богатые люди без труда попадут во власть. А благодаря добрым реформаторам у них не будет никаких политических препятствий вроде причастности к преступлениям предыдущих режимов.

“Снижение избирательного барьера до 1%.”
Этим требованием авторы как бы подчеркивают, что без столь низкого барьера они ни в какой парламент не попадут. Как, в прочем, не попадут и многочисленные ультраправые группы и партии, пребывающие сейчас в маргинальном положении. Желая “демократизировать” политическую жизнь Украины, наши горе-реформисты предлагают в то же время усилить генератор государственного безумия. Невозможно исправить такой структурно враждебный интересам пролетариата институт, как буржуазное государство, получив пару-тройку мест в его парламенте.
beerpartz

“Запрет баллотироваться в депутаты депутатам двух последних созывов, губернаторам, министрам и их родственникам.”

“Передача активов народных депутатов и служащих в управление государству под контролем общественности.”
Будто бы заинтересованные в контроле депутатских мест не способны выдвинуть новых людей, у которых нет предприятий и колоссальных банковских счетов. Это, конечно, не так здорово, как рулить страной напрямую, но все же не настолько серьезная жертва, способная усыпить бдительность электората и навсегда избавить свою власть от надоевших претензий в олигархичности и коррупционности. Нет у депутатов никаких активов и родственников в высоких кабинетах – значит, в стране все хорошо.

“Сокращение трат на содержание власти”
По своей сути в этой инициативе нет ничего плохого. Действительно, пусть долларовые миллионеры из парламента и кабмина ездят за свой счет – мы сможем утешиться, что не одному пролетариату в этом мире несладко. Однако проблема в том, что их счет – на самом деле наш, а контроля над бюджетом страны, в который гипотетически отправятся сэкономленные на дорогих автомобилях для чиновников и депутатов средства, нет и не будет.

“Проведение административной реформы с уменьшением количества государственных управленцев и делегирование их функций общественности. Уже сегодня можно заменить целые отделы компьютерными программами.”
Такая технократическая инициатива вполне подошла бы политическому движению, в чьих интересах бесперебойная работа государственного аппарата. Так, команды государственных мужей будут исполнятся быстро и без риска быть оспоренными или неверно истолкованными чинами, стоящими ниже. Держава, руководимая беспристрастными компьютерами, вернее рассчитает общее благо, но это скорее сюжет для антиутопической новеллы, чем цель, к которой следует идти левым.

“Контроль за государственными закупками с возможностью блокировать сомнительные тендеры по инициативе гражданских советов.”
Даже не касаясь вопроса о механизмах реализации такой инициативы, она не имеет прямой связи с социализмом и вообще левой идеей. Честный бизнес, законность, отсутствие коррупции, модернизация капитализма. Это требование гармонично вписалось бы в программу любой партии, в том числе либеральной или консервативной, есть большие сомнения в том, что левым стоит делать антикоррупционную борьбу одним из приоритетов своей деятельности. Также нужно заметить, что подобные полномочия для гражданских советов в условиях отсутствия действующих институтов гражданского общества приведет исключительно к росту коррупции в этих советах.

“Уничтожение аппарата принуждения”
Это положение выглядит весьма радикально. Воображение так и рисует уничтожение буржуазного государства, полиции, армии, судов и прочих институций, скрепляющих капиталистическое общество и не дающее ему распасться. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это всего-лишь громкие слова, ведь ни о каком уничтожении речь не идет:

“Последовательное сокращение трат на аппарат принуждения: МВД, СБУ и прокуратуру.”
Обычный либеральный популизм. В нем нет ничего плохого, даже наоборот, ведь он настраивает людей против государственного репрессивного аппарата. Другое дело, что “сокращение трат” и “уничтожение” – принципиально разные подходы. В условиях огосударствлевания собственности,  к которому призывают социал-демократы, им неизбежно придётся опираться на чиновничество и силовиков, поскольку низового рабочего движения у нас, как мы неоднократно замечали, не наблюдается.

“Создание муниципальной рабочей милиции, запрет спецподразделений милиции, армия милицейского типа.”
Наши реформисты каким-то чудом верят в возможность создания революционной военной силы внутри стабильного буржуазного государства. Понятно, когда о таком говорят революционеры – они призывают пролетариат формировать собственные силовые структуры для борьбы с государственными. Но когда такое вещают любители реформ, подаренных свыше, это по меньшей мере странно. То есть, если авторы придут к власти, они создадут рабочую милицию за самих рабочих? Чем тогда она будет отличаться от старой полиции МВД?

“Доступ к бесплатному образованию и медицине”
Вот, пожалуй, единственный пункт в этой программе, к которому меньше всего претензий. Но…

“Этого можно добиться за счет средств, полученных от национализированных предприятий, уменьшения трат на силовые структуры и чиновничий аппарат страны”
Его реалистичность под вопросом, т.к. “национализация” под несуществующим рабочим контролем на фоне сокращения чиновничьего аппарата – это что-то из сказок. Что касается силовых структур и бюрократии, то именно их придётся активно подкармливать при огосударствлевании собственности крупных буржуа. Государственная власть должна на что-то опираться, и если не на капиталистов, то на чиновников и силовиков (про “власть власть рабочего класса” мы даже шутить не будем, это скорее грустно, чем смешно).

“Обеспечение народного суверенитета”
И вновь  “народ”. Когда очень хочется сказать “нация”, но нельзя, это слово оно приходит на помощь. Даже сама формулировка, с которой левая партия призывает отказаться от сотрудничества с международными финансовыми институциями, не является левой. Выходит как в известном анекдоте: “ідея гарна, але мета ганебна”.  Отказ от работы с МВФ и его аналогами, отказ от займов  и списание долгов возможны только лишь при кардинальном изменении принципов, на которых стоит не только украинская, но и вся мировая экономика. Без мировой революции выступления против МВФ так и останутся квази-националистическим популизмом.

“Равенство превыше всего. Утверждение равноправия культур всех национальностей Украины. Обеспечение представительства женщин во всех сферах общественной жизни. Защита от дискриминации по признаку языка, национальности и сексуальных предпочтений. Интеграция мигрантов и предоставление убежища беженцам”
Хороший пункт, не поспоришь. Следует отметить смелость, авторов, ведь в программу включена защита прав людей независимо от сексуальной ориентации. Многие “реалистичные политики” пытаются обойти этот “спорный” пункт или открыто осудить его. Особенно радует, что это пожелание озвучивают представители политической силы, призывавшей не так давно, не ходить на Первомай вместе с “педиками”.

“Обеспечение мира. Запрет на использование оружия массового поражения в населенных пунктах. Одновременное прекращение войны на Востоке Украины и проведение переговоров при участии трудовых коллективов”
Неплохо, особенно про участие представителей трудовых коллективов в урегулировании конфликтов. Правда, так же нереалистично, как и все прочие хорошие пункты этой программы. Вряд ли представителям трудовых коллективов дадут говорить в условиях, когда вся полнота власти на территориях контролируемых ДНР-ЛНР находится в руках у военной хунты и интервентов, и более того, вряд ли у рабочих коллективов появится голос, пока сам их класс атомизирован и не осознал себя.

party

На этом мы заканчиваем краткий обзор требований свежесозданной политической силы.  Не стоило бы уделять им такое внимание, если бы эти требования не были общими для многих левых, пытающихся увести социальные движения в тупик парламентской политики. Если раньше социалистическим партиям были нужны десятилетия, чтобы деградировать до состояния буржуазных популистов и умереть как революционные организации, то сегодня этот процесс происходит гораздо быстрее: очередная украинская “левая” партия умирает ещё до рождения. Так плюнем же на её могилу!

Вам также может понравиться...