Финал «Весны на граните»: офис президента стал подмостками для протестного Искусства

Фото: Олег Андрос

31 мая на улице Банковой завершился первый этап акции «Весна на граните», превратившейся в протестное движение. Полицейские составили админпротокол на активиста-перформера за страшное преступление — декламацию поэмы с фразой «тёлок русских ебал».

Подходим к лестнице, ведущей на Банковую вверх от театра Франко. Вход преграждают двое полицейских, просят показать, что в рюкзаке: «Там люди скоюють самоспалення, так що покажіть, що в пляшці. А ви просто гуляєте чи на акцію?»

Отвечаю молчанием, не их дело, просто ли я гуляю.

Убедившись, что мы не террористы, полицейские нас пропускают, а девушку, идущую с ребёнком вслед за нами, не проверяют вообще. Смеемся, что самосожжение в посте о сегодняшнем мероприятии не анонсировано.

На Банковой между тем все ждут начала перформанса участников акции «Весна на граните». Вдруг раздается шум, разгорается скандал – это капитан полиции Марченко пытается отобрать у актёров ведро с жидкостью красного цвета (оказавшейся сиропом — так в театрах изображают кровь). Ветеран в образовавшейся толпе громко обвиняет «полицию диалога» в неуважении к памяти павших, рассказывая в красках, как на его глазах люди превращались в куски мяса.

Фото: Олег Андрос

Препирания длятся минут двадцать, солнце между тем клонится к закату, освещая офис президента всё более насыщенным кровавым цветом. Настаёт «золотой час», излюбленный фотографами. Полиция выдвигает поочередно несколько противоречивых требований, сводящихся к тому, чтобы протестующие не выливали сироп на гранит. В итоге стороны приходят к «консенсусу», что жидкость выльют в финале пьесы над водостоком, а не на ступени офиса президента.

Раздав комментарии СМИ и убедившись, что заветное ведро с сиропом под надёжным надзором своих соратниц, перформеры начинают действо.

Солнце подсвечивает красно-оранжевым импровизированную сцену, в которую на час превращается улица Банковая и весь её архитектурный ансамбль. Полиция на фоне перформеров не по своей воле становится безмолвной иллюстрацией поэмы о полицейском государстве, репрессированных и надзирателях.

Суть постановки — диалог украинских военнопленных и российского тюремщика, причем персонажи превращаются в собирательные образы репрессированных времен Советского Союза и их врагов. Конкретных указаний на время и место действия «Тюремной песни» нет: время от времени из уст героев – военных пленников – раздаются упоминания о Майдане, автозаках и Лукьяновском СИЗО.

Фото: Олег Андрос

Становится понятно, что на гранитных подмостках творится искусство и ему невольно аккомпанируют настоящие «надзирающие и карающие». Безусловно, это искусство Модерна – оно не деконструирует смыслы и не сводит жизнь к абсурду. Благодаря искренней игре актеров посыл поэмы созвучен эпохе Модерна: надрыв, война, столкновение идеологий и страдание, добровольцы, заключенные, тюремщики, «судья и его палач». Нехитрая история о ходящих строем заключенных, провозглашаемая на самой охраняемой улице Украины, становится памфлетом и обличением современного украинского государства.

Пьеса, которую поставили ребята, основана на поэме Елены Герасимьюк­ — поэтессы, эссеистки и переводчицы. Она — лауреатка нескольких украинских и международных литературных премий, стихи её переведены на девять языков мира. Также Елена — волонтёрка, парамедик добровольческого батальона «Госпитальеры». Имеет награду «За сохраненную жизнь».

Фото: Олег Андрос

Герасимьюк известна также нашумевшей книгой «Расстрельный календарь» о сталинских репрессиях. После её выхода в 2017 году авторке угрожали правые организации. В частности, Елена рассказывала, как на фестиваль «Бандерштадт» на презентацию книги пришли люди с намерением сорвать мероприятие, и назвали свою партию. «Партийцы» сказали организаторам, что если Елена выйдет на сцену, то они побьют людей и авторку. Организаторы пошли на уступки и перенесли презентацию в другое место. То же самое произошло на «Форуме издателей» 2017 года, прошли те же люди и начали угрожать. Организаторы форума получили угрозы срыва презентации от людей, назвавшихся представителями ВО «Свобода» и «Правого сектора», обиженных позицией Елены Герасимьюк по поддержке «КиевПрайда».

«Тюремная песня» — вторая книга стихов Елены. В её основе — одноименная поэма, имеющая несколько вариантов. Премьера поэмы в виде перформанса прошла в подвале Художественного Арсенала в апреле 2016 года, потом в Ивано-Франковске и Одессе. Авторка адаптировала текст к культурному контексту каждого города. Четвёртый вариант услышали киевляне 31 мая 2020 года, и он был приспособлен специально для акции «Весна на граните».

Фото: Олег Андрос

Между тем финал постановки 31 мая — ребята-актеры быстрым шагом идут к водостоку, хватают ведро… И здесь полиция, нарушая «договорённости», пытается помешать течению пьесы. После толкания с полицейскими перформер Антон Ханбир выливает сироп на свою коллегу Викторию Заеньку. Аплодисменты публики.

На этом сюрреализм не заканчивается — пока Викторию оттирают от сиропа, а Елена Герасимьюк произносит речь, полиция заявляет, что составит протокол об административном правонарушении на актёра Романа Гардашука. За… декламацию части поэмы, где персонаж-тюремщик произносит «тёлок русских ебал» (антагонист, носитель идеологии «русского мира», который агрессивно критикует украинских добровольцев). Теперь парню грозит до 81 грн штрафа. Виктория Заенька демонстративно кружит с мегафоном вокруг полицейских и декламирует часть поэмы с тем самым  обсценным словом. Но почему-то никто из «правоохранителей» ею не интересуется.

Фото: Олег Андрос

Публика долго не расходится с пространства свободы, в которое превратили гранитные подмостки перформеры. Участник акции Антон Ханбир оглашает о том, что участники «Весны на граните» приостанавливают свое физическое пребывание под ОП и начинают гражданское движение.

Единственным значительным пунктом из манифеста «Весны на граните», который частично исполнил Зеленский, стала «отмена имплементации минских договоренностей от 11 марта 2020 года». Правда, президент, «уставший от войны», в любой момент может вернуться к откровенно пророссийскому курсу.

Участники акции провели 8о дней и ночей на граните, сменяя друг друга. О перипетиях «Весны на граните» в марте-апреле мы писали здесь. Двое из координаторов, волонтёрка Ярина Чорногуз и ветеран Роман Барвинок с позывным «Скрипаль», подписали контракт с ВСУ. Некоторые участники объявили о намерении присоединиться к добровольческому медбатальону «Госпитальеры» и тоже отправиться в зону боевых действий.

Фото: Олег Андрос

Активисты заявили, что подытожившая их борьбу «Тюремная песня» актуальна в условиях постепенного становления полицейского государства в Украине. Посреди Киева полицейские могут заламывать протестующим руки безо всякого обвинения или протокола, препятствовать проходу по улице, отбирать личные вещи, использовать в адрес протестующих откровенно унизительную лексику, апеллировать к вымышленным законам, угрожать (все перечисленное произошло за 80 дней «Весны на граните»). 

Примечательно, что в нашем царстве двоемыслия, где «Остазия никогда не воевала с Евразией», присутствовавшие на акции журналисты взяли комментарии у актёров, но после получили отказ редакторов: из ОП пришла разнарядка такой контент не постить. Об этом заявила в своем посте Елена Герасимьюк. 

Ребята показали, что три месяца способна существовать общественная кампания, не финансируемая ни одной партией или финансово-промышленной группой. Более того, существовать в виде постоянных лекций, представлений и поэтических чтений, только усилиями неравнодушных граждан.

Революционная ситуация так и не сложилась за время «карантинной» весны — а когда сложится, пробьёт час таких горизонтальных движений.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...