Почему левые деградируют и что с этим делать

 

Французские националисты с неожиданными плакатами

nobsrussia.com, «What Is to Be Done About the Left?»

Если вы еще не поняли, западные правые — это, в основном, одно большое надувательство. Так или иначе, вы кидаете на деньги белых бумеров из среднего класса или подавленную молодежь без образования и работы, пока сверхбогатые личности, институты и корпорации предоставляют площадку, на которой это можно делать. Есть много различных форм этого надувательства, повсеместно повторяющихся с небольшими вариациями на протяжении многих лет. Одно из них — это: «Я был левым!»

Это область, в которой человек утверждает (иногда совершенно правдиво), что был «левым», пока его что-то не «оттолкнуло», чаще всего — «политкорректность» или другая мутная ерунда. Но я сейчас не собираюсь умалять чей-либо опыт. Я уверен, что во многих случаях люди действительно были идейными левыми или около того. Было бы очень по-сектантски обходить этот феномен со словами «они никогда по-настоящему не верили» или «никогда полностью не понимали политику». Но эти истории о перевоплощении всегда казались мне какими-то слишком сомнительными. В конце концов, я могу полностью понять, как может достать какая-то определенная левая организация, но если вы и вправду исповедовали прогрессивные убеждения, то как вы можете после этого вливаться в ряды тех, кто имеет диаметрально противоположные ценности?

Но в последнее время я сталкиваюсь с очень необычной ситуацией. Как так получается, что люди уходят от левых в основном из-за того, что не хотят иметь дела с ультраправыми, к которым эти левые приближаются с каждым годом? А как насчет того, что типичных леворадикалов игнорируют просто потому, что они в лучшем случае похожи на чудаковатых конспирологов, а в худшем — ничем не отличаются от фашистов? Это сложная загадка, но недавно я обнаружил, что не я один обращаю на нее внимание.

Одна группа заняла очень жесткую позицию по этому вопросу. Вместо того, чтобы выделять конкретно сталинистов или красно-коричневых, она называет фашистами сразу всех «левых», причем не без весомых доказательств и логических аргументов. Я с этим не согласен, поскольку верю, что, независимо от того, как трудно порой бывает общаться с леворадикалами, это наша ответственность — попытаться воззвать к человеческому разуму и вернуть нас на путь истинный, где бы мы ни были. Как говорил Иисус в священном писании — не здоровым нужен врач, но больным.

Следует упомянуть, что у этих людей был один веский аргумент в пользу столь жесткой позиции. Они обнаружили, что практически невозможно убедить левых в том, что они прибегают к фашистскому, расистскому, антисемитскому мышлению — просто потому, что они уверены в своей левизне. Иначе говоря, они считают, что быть левыми — коммунистами, социалистами и прочими — это добродетель, и их убеждения не могут быть загрязнены реакционными идеями. Поскольку я до сих пор не согласен с тем, что это оправдывает списание со счетов леворадикалов как таковых, придется мне разработать какое-то решение.

С 2014 года активность организаций красно-коричневых, как называет их один мой приятель — «кровавого дерьма», резко возросла. За это стоит благодарить в основном русскую пропаганду в лице телеканалов RT и Sputnik, а также менее известные сайты вроде Fort Russ или Vineyard of the Saker. Именно через эти ресурсы пропаганда, в основном, вдохновленная фашистом Александром Дугиным, направлена во все стороны политического спектра. Для леваков она принимает вид антикорпоративных, антиглобалистских месседжей, а ультраправые получают месседж о «самоопределении» в виде национальной обособленности. Основная цель всего этого, конечно же, достижение целей кремлевской внешней политики. Неважно, подумают получатели этой пропаганды, что в Украине неонацистская хунта или кабала еврейских заговорщиков (русская пропаганда подпитывает обе версии), главное, чтобы поверили, что Киев — это союзник врагов, и Россия имеет право вторгнуться в Украину и сделать то, что сочтет нужным.

В этом материале я не буду подробно останавливаться на деятельности красно-коричневых. Я уже давно все расписал и советую почитать. Задача этого текста, который может стать частью серии материалов, — определить, почему левые продолжают быть уязвимыми перед внедрением ультраправых, и что с этим можно поделать.

Пророссийские национал-большевики на Донбассе

Принятие

Грустно, но многие леваки отрицают проблему красно-коричневых. Некоторые называют ее «виной в соучастии». Другие отвергают проблему как «теорию подковы». Кто-то настаивает, что если он занимает ту же позицию, что и фашисты, то по другим причинам. Иногда о проблеме вообще не знают и не задумываются.

Говорят, что первый шаг к выздоровлению — это принятие проблемы. В этом случае мы должны выделить проблему красно-коричневой деятельности и ультраправого энтризма. Многие ветераны левых движений могут посмотреть на отношение молодежи к социализму или на подъем популярности таких движений, как Демократические социалисты Америки и решить, что это очень хорошая тенденция. Но они упускают тот факт, что многие из этих молодых людей не представляют себе, что такое социализм, и просто реагируют на выходки так называемого «позднего капитализма». Их теоретическая подготовка весьма слаба. Старшие леваки должны не только приветствовать их, но и помогать в образовании. В то же время мы должны переоценивать наши собственные ценности, риторику. Нужно постоянно спрашивать себя, последовательны ли мы в своем противостоянии расизму, империализму и т.д.

Многие молодые леваки, как и многие старые, кажется, совсем забывают, что ультраправые организации часто хотят объединяться с ними ради своих собственных целей. Это без сомнения новый феномен. Александр Рэйд Росс написал по этому поводу фундаментальный труд (который, правда, несправедлив по отношению к Украине, поскольку автор как минимум одного из цитируемых источников был членом красно-коричневого фронта, связанного с Россией). Суть в том, что с самого возникновения современного социализма были попытки увязать некоторые аспекты этого движения с реакционными, правыми ценностями.

Пророссийский лево-правый митинг в Германии

Есть интересная закономерность, прослеживаемая до сегодняшнего дня — где бы ни происходила красно-коричневая активность, выгоду от нее получают правые, в то время как левые обычно ослабляются. Не имеет значения, говорим мы о Германии в период Веймарской республики или о современной Германии, где левые и правые говорят одно и то же, например, про Сирию и Россию. Сейчас ультраправые сильны и процветают, в то время как левые так и мямлят бессмыслицу. В этом заключается суровый урок: красно-коричневая активность — это яд для левых и находка для фашистов.

Если мы признаем всю серьезность этой угрозы, нам нужно с ней что-то делать.

Учиться

Самое важное для леваков — понять, что красно-коричневые — это серьезная проблема, а не очередная «теория подковы» от центристов и либералов. У нее очень длинная и хорошо изученная история, и современным активистам следует быть осторожными. Хотя изучение хороших теорий может иногда привести к расколам и сектантству, оно может также иногда работать как вакцина против типичной красно-коричневой тактики. Человек, который имеет хорошее представление о капитализме и социализме, с куда меньшей вероятностью опустится до риторики антиистеблишмента и антиглобализма, часто используемой ультраправыми. Но куда важнее теории прочная этическая система. История показала, что, разделяя социализм и его нравственную основу, можно допускать любые зверства и беспринципные компромиссы.

Лево-правый митинг против НАДО в Германии

Отвратительный концепт «антиимпериализма» — отличный тому пример. Леваки так часто привязываются к «противостоянию империализму», который в их глазах исключительно западный, если не только американский, что с радостью примут откровенно реакционные, если не фашистские режимы (режим Асада, например, фашистский по определению). Мы никогда не должны упускать из виду тот факт, что противостоять нужно любым формам империализма, но не до такой степени, чтобы защищать ультраправые режимы и повторять их пропаганду. А это именно то, что сейчас делает большая часть левых, особенно когда речь заходит о Сирии, и в этом они фактически сливаются с ультраправым хором защитников Асада вроде альт-райтов или старых нацистов типа Дэвида Дюка.

Подводя итог по этому вопросу, стоит заметить, что куда важнее политических ярлыков ценности, которые мотивируют нас принять их. Пламенные подростки или студенты легко становятся «марксистами», «анархистами» или еще кем, потому что это удовлетворяет их потребность в солидарности и принадлежности к чему-то. Но когда организации становятся ничем иным, как кружком или клубом, в нем возникает культистское мышление и принуждение оставаться с группой несмотря на нравственные конфликты. Нужно принять идеологию, исходящую из базовых ценностей. По моему мнению, нужно быть социалистом, исходя из ценностей истинной свободы и равенства, а не из-за социальных или эстетических причин. Когда ты ведом этими базовыми ценностями, куда меньше вероятность заключения беспринципных компромиссов вроде «враг моего врага — мой друг» (вероятно, самого паршивого концепта в истории политики).

Последствия газовой атаки на Думу, Сирия, 2013. Фото: REUTERS/Bassam Khabieh

Еще одна вещь, которую нужно преподать левакам — это то, что в Твиттере называют «нереальностью» (unreality). «Нереальность» — относительно новая концепция, куда более тонкая, чем пропаганда. Это состояние, в котором человек искривляет свое представление о реальности так, чтобы она подходила к его политическому мировоззрению. Это выходит за рамки конспирологического мышления в том смысле, что теории заговора становятся обязательными для анализа событий. Например, чтобы поддерживать миф об Асаде, как «меньшем зле» для Сирии, нужно не только игнорировать неоспоримый факт того, что режим и его союзники ответственны за подавляющее число смертей в гражданской войне, но и утверждать, что все вопиющие зверства вроде химических атак — не что иное как «фальшивые флаги» (тайные операции  под флагами других организаций или государств, — прим. ред), совершенные для провокации западных режимов на вторжение, которое так и не происходит. Однажды вы принимаете такие аргументы, и потом вам только и останется читать сайт InfoWars.

Помните: когда мы отказываемся от объективной истины, мы отказываемся от ядра нашей революционной теории.

Наконец, настало время для левых, особенно американских, прекратить жить в эпохе иракской войны, где любой негативный комментарий от президентской администрации рассматривается как преддверие массового военного вторжения. Одна из самых идиотских вещей, которые я замечаю, — это заявления о том, что критика Кремля приведет к Третьей мировой войне. Турция сбила русский военный самолет, убив в результате пилота, и буквально через пару месяцев оба диктатора уже целовались и обнимались. Совсем недавно США размазали кучу русских наемников, и Кремль отнесся к этому весьма спокойно. Если Россия так непредсказуема, что готова начать атомный Холокост в ответ на критику, это действительно больше говорит о России, чем о Западе. В любом случае, милитаристская риторика, которая уже много лет является основным продуктом русских медиа, гораздо более конфронтационна, чем все то, что мы видим в американских медиа даже в разгар рашагейта.

Немецкие национал-большевики

Без площадки

Все очень просто — не принимайте площадки ультраправых или СМИ, которые обычно предоставляют им голос. Это значит — никаких RT, Sputnik и, конечно же, никакого Такера Карлсона (кстати, он теперь кровепочвенный националист). Всегда расследуйте, кто стоит за медиа, которое предлагает вам высказаться или поработать. Гораздо лучше сохранить ваш месседж чистым и независимым, чем получить более широкую платформу через сомнительную площадку. В конце концов, большая часть аудитории в любом случае будет против вас.

Продолжение следует…

Я хотел бы сказать, что у этого всего есть вывод, но на самом деле я просто ковыряю землю. Одно дело — изучать историческое явление и делать выводы, и совсем другое — наблюдать, как все это происходит в наше время. Мы вполне можем жить в эпоху американского протофашизма, и я убежден, что мы дошли до этого благодаря ультраправым, которые всесторонне перестроили свою стратегию и тактику за последние пару лет. Этот процесс успешно продолжается. Среди основных изменений — вещи, которые традиционно ассоциировались с левыми, от пропалестинского активизма до противостояния рейгановско-тетчеровскому неолиберализму и приветствия России, несмотря на ее явный советский образ.

Поскольку ультраправые не связаны нравственными ценностями, которые должны вести влево, они могут развиваться и линять гораздо быстрее, чем их противники — реагировать на их тактику. Таким образом, мы играем в догонялки, и времени очень мало. Я надеюсь, что в ближайшем будущем каждая видная левая организация начнет серьезно относиться к красно-коричневой угрозе. В противном случае мы останемся без левых вовсе.

Столкновение левых и альт-райтов, США, 2017. Фото: GettyImages

/Перевел Дмитрий Мрачник

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...