Что не так с идеей «Единой поместной православной украинской церкви»

17 апреля президент Порошенко обратился к Верховной Раде с просьбой поддержать обращение к Вселенскому патриархату как высшей инстанции православных церквей о создании в Украине «единой поместной православной церкви». «Сегодня Украина как никогда близка к появлению собственной автокефальной церкви», — заявил президент на встречи с главами парламентских фракций. На следующий день был зарегистрирован законопроект о поддержке такого обращения, который составили спикер и вице-спикер Верховной Рады, главы фракций Блок Петра Порошенка, Народный фронт, Радикальная партия Ляшко, «Самопоміч» и «Батьківщина». Президент провел встречу с руководством украинских православных церквей, где заявил, что о господнем ниспослании Объединенной православной поместной церкви уже много лет мечтают миллионы украинцев: «Божья помощь дает мне основание утверждать, что мы близки к получения Томосы на Автокефальную поместную церковь как никогда».

Инициативу поддержал вице-премьер Розенко, назвав «агентами кремля» всех, кто увидел в действиях президента государственное вмешательство в дела религии. «На это можно смотреть долго и с большим удовольствием!! На то, как взрывается очередная партия прокремлевских консерв в Украине. На то, как брызжет слюна изо рта промосковских агентов и агентишек, которые заорали единым хором по единым темникам: «Украина — светское государство», — написал он на своей странице в Фейсбуке, не сдерживаясь в выражениях. По его мнению, подобный шаг будет направлен в сторону цивилизованного европейского сообщества, прочь от России.

Президент Порошенко на встрече с представителями церквей

 

Что со всем этим не так?

Как верно заметили агентишки Кремля устами вице-премьера Розенко, Украина — действительно светское государство. Это означает, что никакая религия не может быть общеобязательной, никакая норма права не может апеллировать к вероучению, а никакая конфессия не может получать бюджетные средства, государственные функции и просто пользоваться поддержкой должностных лиц. До революции 1917 года православная церковь имела государственный статус и была общеобязательной. В своей деятельности религия обосновывала абсолютную власть императора и оправдывала все возможные злоупотребления государства, получая взамен монополию на предоставление душпастырских услуг, земли и прочие материальные блага. С крушением царизма и становлением республиканского строя церковь была отделена от государства и потеряла все привилегии вместе с обязательствами.

На сегодняшний день церковь все так же не имеет никакой привязки к государству и обязана лишь соблюдать законы Украины, как и другие организации и частные лица.

Согласно ст. 30 закона «О свободе совести и деятельности религиозных организаций» государство может защищать их законные интересы, способствовать взаимоуважению и терпимости, а также сотрудничеству с заграничными коллегами. Закон предусматривает создание Центрального органа исполнительной власти, который реализует государственную политику в сфере религии — им Департамент по делам религий и национальностей Министерства культуры. Собственно, ни президент, ни Верховная Рада полномочий выполнять задачи этого департамент не имеют, а их инициатива обращения к Вселенскому патриархату с просьбой разрешить автокефалию украинской православной церкви — примерно то же самое, что и обращение к Американской киноакадемии с просьбой присудить Оскар какому-то фильму, снятому в Украине. Абсурдно, правда?

Собственно, подобное самоуправство и нарушает светский характер украинского государства, поскольку оказывает поддержку в решении внутренних, сугубо религиозных вопросов одной из конфессий. Таким образом первые лица государства, конечно же, не обременяют УПЦ КП и УАПЦ полномочиями, а лишь обмениваются любезностями. Сторонники создания поместной украинской церкви считают, что решение вопроса каноничности церквей, который не имеет никакого юридического измерения, поспособствует повышению лояльности прихожан УПЦ МП, известной своей де-факто пророссийской позицией. То есть в попытках наладить межконфессиональное взаимопонимание и избавиться от кремлевского влияния президент и главы фракций ВР с головой окунаются в тему, которая, мягко говоря, лежит вне их компетенции.

Что примечательно, президента, вице-премьера и глав фракций по украинским законам к ответственности не привлечь, так как никаких очевидных нарушений, кроме нарушений здравого смысла, в их позиции нет. Но это не значит, что все в порядке. Это значит, что Украина недостаточно секуляризована — церковь и государство по-прежнему связаны. Если администрация ВУЗа без последствий для себя организовывает студентам принудительные мероприятия религиозного толка, если глава государства в своих выступлениях подчеркивает свою религиозную принадлежность и обеспокоенность положением выбранной им церкви, если парламент вместо принятия необходимых для преодоления политического кризиса законов занимается обращением к патриарху Варфоломею, если вице-премьер называет противников сближения государства и церкви агентами врага — значит, светского общества нет.

Государство, конечно, не спешит делать священников чиновниками, делиться с церквями своими функциями и приводить законы в соответствие со священным писанием — и на том спасибо. Союз креста и трезубца в нашем случае — это не священный брак, а так, секс без обязательств. Чиновники и священники взаимовыгодно используют друг друга, но никакой юридической ответственности за это не несут. Вся активность первых лиц государства в заигрывании с религией — не более чем попытка набрать голосов на предстоящих выборах и посеять информационный шум, стравливая одних верующих с другими и с неверующими. Выгода УПЦ КП и УАПЦ в данном случае — это надежда на удовлетворение своей мечты о каноничной украинской автокефалии, ну, и много упоминаний в прессе.

В этой ситуации гражданское общество может разве что убеждаться в необходимости дальнейшей секуляризации. В светском обществе немыслимо официальное выступление должностных лиц в пользу одной из церквей при решении внутренних церковных разборок.

Протест против Московского патриархата в Киеве, 2014

Последний и самый главный аргумент сторонников этой церковной катавасии в том, что нужно прекратить деструктивное влияние УПЦ МП, а Томоса от Вселенского патриархата якобы убедит прихожан в каноничности «раскольнических» церквей и, следовательно, заставит быть лояльнее к проукраинской стороне в текущем конфликте с Россией. Однако на деле этот аргумент не выдерживает никакой критики — во-первых, никакие решения никаких патриархатов не заставят верующих отступиться от идеологии своей церкви. Во-вторых, если надо будет, то православная церковь Московского патриархата объявит вселенской сама себя и признает несогласных еретиками, так что на проукраинскую сторону ее прихожан точно не склонить.

Ну, и самое главное — в украинском уголовном законодательстве предусмотрена ответственность за антигосударственную деятельность, к которой привлекают активистов, раздающих листовки за солидарность трудящихся, и никогда не привлекают зловредных священников, настраивающих свою паству против проукраинских сил. Почему нужно решать этот вопрос не через спецслужбы, а путем создания какого-то нового патриархата, что вообще не лежит в сфере государственной компетенции, непонятно. Точнее, как раз понятно — для отвлечения общественности от более важных проблем. Но на это не должны вестись ни верующие, ни неверующие — чувства обоих категорий граждан самым грубым образом эксплуатируют в интересах засидевшихся у власти людей, которые не хотят ничего менять.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...