Блокировка Телеграма в России как триггер протестных настроений

В России заблокировали сервис для передачи шифрованных сообщений Телеграм. Многим гражданам, включая меня, от этого, на первый взгляд, ни тепло, ни холодно: они его почти не читают и находят неудобным, а ещё этот мессенджер требует указывать номер сим-карты, которую в империи без паспорта не продают. Но ключевым фактором является причина блокировки: разработчик сервиса Павел Дуров, разочаровавшийся в безопасности мессенджеров и соцсетей после «Вконтакте», не позволил ФСБ читать переписку пользователей. Если бы российский режим с такой же формулировкой прикрыл сайт Odnoklassniki.ru, над которым не глумился только ленивый, это тоже был бы тревожный момент.

Блокировка Телеграма вызывает в памяти практики тоталитарных азиатских правительств: история с Живым Журналом в Казахстане, запрет Google и множества других ресурсов в Китае. В 2017 году Телеграм был также заблокирован в Индонезии якобы за распространение экстремистских идей. Индонезийские власти не соизволили поставить Дурова в известность о своём решении — он узнал об инциденте постфактум.

Недаром Россия привечает китайских «друзей». Нет никакой гарантии, что после Телеграма в России не заблокируют интернациональные поисковики, заменив их на коряво сляпанный «импортозаместитель». Ещё в 80-е Александр Башлачёв охарактеризовал российский менталитет в одной из песен: «Жратвы чужой не надобно — хоть нет, зато своя». То, что в России называют, например, сыром — уже не сыр, а вместо нормальных соцсетей тоже, возможно, появится нечто, не имеющее отношения к нормальной виртуальной коммуникации.

Устроив цирк с запретом мессенджера, империя в очередной раз напомнила о своем отказе от европейского пути. В планах чиновников, вероятно, создание азиатской державы, причём функционирующей даже не по типу Непала, где варварство отдельных регионов удивительно сочетается с проевропейскими законодательными реформами, а по типу архаической деспотии. Проблема в том, что «государство трудолюбивых муравьёв» из России такими методами не сделать. Россияне глубоко депрессивны, демотивированы, неорганизованны, у них отсутствует представление как о протестантской деловой, так и конфуцианской государственной этике, которая послужила базисом современной китайской цивилизации (коммунизм в этом раскладе — крыша, а не фундамент).

Но посмотрим, что в этой ситуации хорошего. Блокировка соцсети может стать триггером для подогрева радикально-протестных настроений в привилегированной прослойке столичных либералов. Имеются в виду не правые «либералы», которые уже успели отчитаться, что Роскомнадзор — плохой, но царь — хороший и как бы ни при чём, а центристы, социал-демократы и либералы, хотя бы частично поддерживающие ценности социальной, экономической и политической свободы.

С этими людьми в России всё сложно. Многие из них вроде бы против власти, но, поскольку их базовые проблемы решены — у них есть квартиры в Садовом Кольце или Адмиралтейском районе, в крайнем случае — не очень далеко от центра; машины; стабильный средний или небольшой, но надёжный заработок; социальный капитал, полученный благодаря дедам и прадедам, работавшим, к слову, не только на полезные институции, но и на НКВД. Поэтому некоторых вещей эти либералы искренне не понимают либо понимать не хотят. Среди них есть сильно фрустрированные, но эмпатия к более угнетённым у них заблокирована, как Телеграм.

Живая иллюстрация этого правила — сотрудница солидного издания, которая, будучи довольно успешным человеком, постоянно жаловалась на жизнь. Однажды я осторожно сообщила, что иногородние литераторы в Москве вынуждены преодолевать больше трудностей. Дама заявила, что мне не следовало это говорить, а ресентимент отупляет. Интересно, что её ресентимент достигал высот Вавилонской башни. В этом и заключается одна из основных проблем российской оппозиции: московские и петербургские либералы табуируют ресентимент угнетённых, разрешая безнадёжно разрастаться собственному. Поэтому солидарность между разными протестными группами так слаба. Нет солидарности — нет революции.

А теперь за столичных либералов взялись всерьёз. Конечно, они по-прежнему будут просаживать в крафтовых барах за вечер столько, сколько бедная семья с периферии тратит за неделю, но Большой Брат уставился на них более пристально, чем обычно, а они от такого отвыкли. Если говорить о молодёжи, родившейся в конце девяностых, — та даже не привыкала, не представляет, что это. Зато представляет, что сначала на «мизерную» 70-тысячную зарплату станет негде жаловаться, а потом, по логике ситуации, эту зарплату урежут. По крайней мере, хотелось бы надеяться, что представляет.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...