Кратко о #Brexit и всех всех всех

anigif_original-grid-image-3708-1461948545-6
Решение о выходе из Евросоюза — это симптом не только кризиса внутри Евросоюза, не только кризиса внутри Великобритании. Это ещё и симптом кризиса непрямой демократии. В этом отношении британский референдум очень похож на недавний нидерландский референдум по поводу сотрудничества с Украиной. Люди принимают решения не понимая их реального смысла и значения, люди поддаются пропаганде правых популистов, обещающих простые и эффективные решения.

#brexit, как и референдум в Нидерландах — это безусловная победа многоликого лево-правого кверфронта. Евразийцы и идентитаристы, разоблачители международного ЛГБТ-лобби, охотники на рептилоидов, враги «Нового Мирового Порядка» и лично Ротшильда, все они сегодня празднуют победу.

#brexit в очередной раз продемонстрировал глобальную тенденцию, которая в разной форме проявляет себя по всему земному шару. В России реальностью становятся кровавые фантазии редакции газеты «Завтра», а война на Востоке Украины даже превзошла эти фантазии. В США кандидатом от Республиканской Партии выдвинут Дональд Трамп, персонаж напоминающий скорее пародию на правого популиста, чем настоящего политика. В Австрии чуть было не пришли к власти ультраправые. В Украине сторонники «Православного Талибана» Корчинского получили представительство в парламенте, а белые супрематисты из СНА стали основой для значимого военного формирования. В Германии жаба Die Linke сплелась в экстазе любви с гадюкой AfD готовясь родить голубя мира, который принесет благую весть о союзе с Россией…

Если в двух словах, то суть этой тенденции — в сближении мейнстрима и вчерашних маргиналов, идеи которых ещё недавно никто не рассматривал всерьез. Превращение кухонной конспирологии в фактор реальной политики.

Противостояние заговору рептилоидов перестает быть уделом фриков и становится серьезной и важной частью политической повестки.
Можно сказать, что демаргинализация радикальных идей происходит и на левом фланге, но там это происходит вяло. Успехи левых скромнее, они пытаются заигрывать с той же евроскептической аудиторией, что и правые, но не так успешно. Желание понравиться консервативной аудитории вынуждает их отказываться от собственных идей и принципов (хотя были ли они когда-то на самом деле?). А там где системные левые приходят к успеху (как Сириза в Греции) — они очень быстро дискредитируют себя и теряют доверие своих приверженцев.
antikonsp
Значит ли это, что нас ждет неизбежное новое Средневековье? Вряд ли. Ультраконсерваторы могут побеждать в отдельных битвах, но они проигрывают войну: логика развития капитализма подталкивает мир к дальнейшей глобализации, к ослаблению границ, к ликвидации предрассудков. Транснациональному капиталу все меньше нужны национальные государства, не нужны ему и конкурирующие между собой «империи» и «сверхдержавы», которые должны закономерно уступить место одной Империи, не имеющей географического и национального измерения. Эта тенденция неизбежно влечет за собой попытки сопротивления прошлого, попытки национального реванша, которые в зависимости от места и времени принимают как левую, так и правую форму. Конспирологи любят говорить о «Новом Мировом Порядке». Он действительно наступает, только вот стоит за ним отнюдь не злая воля могущественных заговорщиков, а бездушная экономическая машина, которая будет неуклонно перемалывать преграды на своем пути, будь то диктаторы упивающиеся своим иллюзорным всемогуществом, или «народные массы», погрязшие в предрассудках и конспирологии. И мы можем только лишь пожелать ей в этом деле удачи.
LS3x2.lr__2
Что значит Brexit для Украины? В первую очередь, усиление местных евроскептиков, как «ватного», так и «вышиватного» толка. Сторонники «диалога с Донбассом» и дружбы с Россией, равно как и те, кто мечтает об «опирающейся на свои силы» украинской хунте, почувствуют надежду на реализацию своих фантазий. И наша задача сделать так, чтобы эти надежды не оправдались.

Вам также может понравиться...