Сирийские беженцы и российская пропаганда

Pegida_Demonstration_in_Dresden_am_05.01.2015_(16084446507)

Уже прошел и Новый Год по старому стилю, и Крещение, но не утихают обсуждения того, что всё-таки произошло в новогоднюю ночь в Кёльне и какие последствия это будет иметь для Германии и для всей Европы.

Интернет полнится плачем по поводу «заката Европы», который приходит вместе с ордами дикарей, подвергающих поруганию немецких женщин на глазах у немецких мужчин, выродившихся, ослабевших и неспособных дать отпор пришельцам. Впрочем, кое-где слышен не плач, а ликование по этому поводу: постсоветские граждане наконец-то нашли подтверждение своей ксенофобии. «Гейропа», как и предрекали, загнивает, и вся надежда на её спасение лежит на Востоке, где еще жив славяно-арийский дух (главное попридержать тигров и не заезжать на восток слишком далеко).

Рейтинги правых популистов из AfD растут, в красно-коричневом болоте die Linke проявились антииммигрантские настроения (что даже для немецких левых популистов считается чрезмерным). Такие движения как Pegida чувствуют подъем и воодушевление, левые не в состоянии предложить внятного анализа и ответа на сложившуюся ситуацию.

Но давайте разберемся с тем, что за ситуация на самом деле сложилась в Кёльне и во всей Германии?

Страшный дух праздника

Новый год в Германии — это единственная ночь, когда в черте города разрешено взрывать петарды и устраивать фейерверки. И местные жители (равно как и приезжие) охотно этим пользуются. К Sylvesternacht готовятся заранее, весь рынок пиротехники фактически существует ради одного-единственного праздника. Так что в новогоднюю ночь всё гремит и взрывается.

Иногда петарды влетают в окна, иногда разносят автобусные остановки, иногда попадают в людей. Ежегодно госпитализируются пострадавшие от взрывов: у некоторых петарды взрываются в руках, а иногда люди становятся жертвами прицельных обстрелов фейерверками.

К пиротехнике добавляется алкоголь, так что любое празднование Нового Года всегда связанно с повышенным числом происшествий и преступлений: телесные повреждения, кражи, сексуальные домогательства. В принципе, всё вышеперечисленное — атрибут практически всех праздников и крупных массовых гуляний. Были ли события в Кёльне чем-то из ряда вон выходящим?

Безусловно, уровень беспорядков был выше среднего. Полиция сработала плохо и недостаточно профессионально: во время любого футбольного матча на вокзалах бывает больше сотрудников, чем было в Кёльне во время празднования Нового Года. В собравшейся толпе организованно работали несколько десятков человек из уличных банд, занятых карманными кражами и грабежами.

Для этого использовалась, в том числе, тактика, основанная на приставаниях и запугивании — достаточно известная среди подобных группировок. Тот факт, что эти люди оказались в одно время и в одном людном месте, привлекает внимание и также наводит на вопросы о компетентности кёльнских полицейских. Но всё же главное произошло не в новогоднюю ночь, а позже. Главный феномен «кёльнских изнасилований» — не само событие, а его освещение в медиа и социальных сетях и последовавшая за этим дискуссия (которая пока что больше напоминает монолог уличного проповедника с плакатом «Конец близок»).

Сексуальное насилие

В Германии ежегодно подается около 8000 заявлений об изнасиловании, но выносится лишь около 1000 обвинительных приговоров. Изнасилования нередки во время массовых гуляний: на Oktoberfest, крупнейшем пивном фестивале, каждый день происходит один-два эпизода. Это общеизвестно, это считается привычным и почти приемлемым злом, по поводу которого не возникает ажиотажа.

Статистика сексуальных домогательств, харрасмента, является еще более внушительной, но она так же не занимает первых полос в немецких, и тем более в мировых СМИ. В Кёльне же статистика, которая обычно оставляет обывателя безучастным, превратилась в трагедию, о которой начали писать и говорить все. Крайне показательно, что большая часть заявлений (и о сексуальных домогательствах, и о других преступлениях в Sylvesternacht) поступили не в новогоднюю ночь, и не на следующий день. И даже не через два дня. Они были поданы после 5-6 числа, после того, как тема начала активно обсуждаться. Сработало коллективное чувство солидарности, желание наказать преступников.

Женщины, которые в другой ситуации не стали бы подавать заявление, подали его, узнав о количестве сестер по несчастью. При этом нужно отметить, что собственно заявлений об изнасиловании было два. Это само по себе ужасно, но это можно сравнить с ежедневной статистикой того же Октоберфеста.

Те сотни поданных заявлений, о которых пишут СМИ — это заявления о сексуальных домогательствах — то есть, о любой форме харрасмента, включая вербальный. Нужно отметить, что люди предрекающие в социальных сетях «конец Европы», часто крайне скептично настроены по отношению к феминизму и в другой ситуации при словах «вербальный харрасмент» начали бы смеяться. Они совершенно не волнуются из-за того, что в постсоветских странах женщины подвергаются приставаниям в той или иной форме практически ежедневно. Обеспокоенность женскими правами у них проявляется лишь если их можно использовать как политический инструмент.

Существует серьезная проблема с учетом сексуальных преступлений. Жертвы часто не хотят о них говорить даже анонимно, не говоря уже об обращениях в полицию. По статистике, в Швеции заявления о сексуальных преступлениях подаются в четыре раза чаще, чем в Германии, что отнюдь не обозначает, что эти преступления там более распространены. Разница в количестве поданных заявлений объясняется тем, оценивает ли общество (и сама жертва) те или иные действия как «преступление».

В Украине заявлений об изнасиловании подается существенно меньше чем в Германии (хотя гораздо больший процент возбужденных дел заканчивается обвинительным приговором). А, предположим, в Индии, стране, где изнасилования крайне многочисленны, согласно полицейской статистике их меньше, чем в Украине или Западной Европе. Женщины не обращаются к властям, потому что знают, что всё равно не получат помощи.

Так что изобилие заявлений в Кёльне объясняется не тем, что этот немецкий город внезапно стал столицей сексуальной преступности, а тем, что женщины, подвергнувшиеся приставаниям, наконец-то заговорили. Это хорошая тенденция, теперь можно рассчитывать, что на подобные преступления будут должным образом реагировать и дальше. Хорошо и то, что призыв мэра Кёльна держать потенциальных насильников «на расстоянии вытянутой руки» был высмеян. Обвинение жертвы и призывы «быть скромнее» и «быть осторожнее» заслуживают именно такой реакции.

Национальный вопрос

Ситуация в Кёльне получила столь широкий резонанс, поскольку СМИ связывают её с наплывом беженцев из Сирии. Критика в адрес городских и федеральных властей делает акцент не столько на сексуальном насилии, или же на традиционных общественно опасных агрессивных пьяных забавах, сколько на наплыве многочисленных криминальных иностранцев, ставящих под угрозу безопасность местных жителей.

Правда вот большинство задержанных на Кёльнском вокзале — не сирийцы, а выходцы из других стран, что ставит под вопрос справедливость риторики о потенциальной опасности «сирийских беженцев», уровень криминальности которых — даже ниже чем у прочих переселенцев. Перепутать сирийцев и, например, марокканцев — это примерно как путать украинцев и финнов: все эти светлокожие европейские христиане на одно лицо.

Но уже поздно (да и не имеет большого смысла) разбираться, какой национальности были преступники в Кёльне. В вину действующей власти ставится именно готовность принять сирийских беженцев, которые автоматически назначены виновными и за события в Кёльне, и за любые другие преступления, прошлые и будущие, от пьяного хулиганства, до исламистского терроризма.

В то же время, очень мало говорится об одной важной, но практически табуированной теме: сексуальном насилии в лагерях беженцев. Многие женщины там подвергаются домогательствам, в ещё более уязвимом положении оказываются ЛГБТ-люди. Главные жертвы «криминальных мигрантов», вопреки стереотипам — это не местное население, а другие мигранты. Впрочем, попытки начать разговор об этой проблеме и найти пути её решения практически незаметны под лавиной популистских антимигрантских и ксенофобных настроений.

Как и кем рождаются сенсации

И вот мы переходим к самому интересному. К тому, каким образом в СМИ и социальных сетях, как в немецких, так и в русскоязычных, формировалось соответствующее настроение. За этим можно увидеть спланированную медиакампанию по разжиганию антимигрантских настроений, которая во многом напоминает антиукраинскую кампанию развернутую ранее.

Сходство не только структурное: за публикациями и репортажами буквально стоят те же самые люди, которые профессионально проклинали «фашистский путч» в Киеве. За ней, преимущественно, стоят те же самые силы, которые не так давно призывали «понять Путина», «не допустить войны Европы и России», «освободить Германию от колониального владычества Америки». Именно евроскептики из AfD завоевывают электорат благодаря росту антимигрантских настроений. Актив организации Pegida, и её региональных филиалов воодушевлен, они завоевывают новых сторонников, а старые — мобилизованы и готовы к активным действиям.

Для того, чтобы поддерживать нужный градус напряженности, используются комбинации из лжи и правды: достаточно взять любую фотографию или видеоролик, на которых люди арабской внешности пристают к женщинам, что-то грабят, сопротивляются полиции, или даже насилуют манекены и увязать это с недавними событиями в Германии.

На самом деле, по большей части шокирующий визуальный контент не имеет к событиям никакого отношения, иногда он происходит из другой точки земного шара, иногда ему несколько лет. Показателен случай, когда кадры с площади Тахрир были выданы за кадры из Кёльна. Новости о реальных преступлениях мигрантов (которые, статистически, совершаются ежедневно, Европа большая и в ней ежемесячно совершаются многие тысячи преступлений) подаются сплошным потоком, создавая у благодарного читателя/зрителя иллюзию непрекращающейся атмосферы террора.

Если в СМИ делать акцент на каждой криминальной новости, то возникнет иллюзия чудовищного разгула преступности, даже если реальное количество преступлений неизменно. Хорошо работают и подтасовки: если среди нескольких тысяч людей на площади есть несколько сотен преступников, то безо всякого труда можно изобразить «несколько тысяч погромщиков».

Посмотрим на социальные сети, влияние которых на политически-активное меньшинство превосходит влияние телевидения. Один из достаточно читаемых источников информации в фейсбуке — это группа Anonymous. Популярный образ «анонимного борца за правду в маске Гайя Фокса» оказался достаточно уязвимым: любой может назваться «Анонимусом» и вещать от этого имени, паразитируя на авторитете, который завоевала одноименная хакерская группа.

Немецкий Anonymous — медиа-проект популистской партии AfD и журнала Compact. У него почти миллион подписчиков, так что есть смысл относиться к этому ресурсу серьёзно. Помимо проникновенных текстов о «мигрантах-насильниках» мы можем там встретить, к примеру, цитаты Владимира Путина клеймящего американцев, или же ниспровергающего «лживую немецкую прессу».

Борьба против «лживой прессы» — это вообще одно из излюбленных занятий конспирологов. Без особого стеснения они обвиняют немецкие СМИ в наследовании традиций ГДР, контроле со стороны США и, в то же время, в фашизме. Публикации такого рода перемежается стандартными «антиглобалистскими» страшилками, которые привлекают как левую, так и правую публику: вот, например, разоблачение мяса из Макдональдса, состоящего из «жира и аммиака». Материалы такого рода всегда находят благодарную аудиторию.

Как уже говорилось, Anonymous тесно связан с журналом Compact и с нашими старыми друзьями: «Демонстрациями за мир по понедельникам». Напомним: это такая красно-коричневая инициатива, которая собиралась каждую неделю, чтобы потребовать от правительства «мира с Россией», под настроение поклеймить фашистскую Украину (в которой американцы разожгли войну) или же алчных банкиров, которые стоят за всеми преступлениями на свете.

Главный редактор журнала Compact, бывший марксист Юрген Эльзессер, поддерживает тесные контакты с Дугиным и евразийским движением. На организованную им конференцию приезжал и Владимир Якунин, на тот момент — доверенное лицо Путина и крупный государственный чиновник РФ.

«Лживой прессе» немецкие конспирологи противопоставляют прессу честную. Помимо СМИ их собственного производства это, конечно же, телеканал Russia Today и прочие российские телеканалы. Они расскажут удобную правду обо всех заговорах на свете. С другой стороны, пропагандисты в России получают в лице западных конспирологов неисчерпаемое изобилие «экспертов», способных выдать любую чушь по любому поводу. Эксперты же радуются, что их допустили в «настоящее СМИ», дали покрасоваться на большом экране. Идеальный симбиоз.

Примерно так выглядит «правдоборческая» группа, которыми кишит немецкий сектор фейсбука: https://archive.is/vbUyB
По уровню и характеру аргументации они очень напоминают украинских «искателей внутреннего Вальцмана», разве что вынуждены прятать антисемитизм под более респектабельной «антиамериканистской» маской.

Разоблачения американских оккупантов и внутренних предателей перемежается прославлением России, которая эффективно борется с фашистами в Украине и исламистами в Турции. Да, нужно отметить, что поддержка погромщиков, поджигающих приюты для беженцев в Германии, совершенно не мешает «правдоборцам» осуждать фашизм украинский, в котором они видят продукт американского влияния.

Популярность набирают и группы призывающие к свержению Меркель, которые изобилуют однотипными картинками и текстами: https://archive.is/TjBCb, https://archive.is/wOgeU
Отдельно стоит показать чудесный пример творчества немецких исламоборцев, которые верят, что мудрая Россия запретила на своей территории ислам, в то время как Меркель предала страну захватчикам.

islam

А вот очередное общество «русско-немецкой дружбы» разоблачает Обаму, который не только гадит в подъездах россиян, но и посылает беженцев к добропорядочным немецким бюргерам. И это только лишь верхушка айсберга. Немецкие социальные сети кишат пропагандистским мусором, который составлен из антиамериканизма, евроскепсиса, ксенофобии, «зрады» на немецкий манер и из любви к России, которая придет и наведет порядок. Именно в этой среде и варится завсегдатай демонстраций Пегиды, или же «демонстраций за мир по понедельникам».

Социальными сетями дело не исчерпывается, есть и более респектабельные на вид ресурсы. Например сайт Deutsche Wirtschafts Nachrichten («Немецкие Экономические Новости»), который неплохо разобран на Лапшеснималочной удачно совмещает антимигрантскую, антизападную и пророссийскую риторику. Не обходится и без борьбы против «киевской хунты». Я думаю, что не нужно объяснять, что этот сайт любим российскими СМИ, которые получают отличный «источник информации» со звучным названием.

Русские девочки и мальчики…

Выходцы из России (в первую очередь русские немцы) являются очень удобной целью для русской пропаганды. Они часто неплохо интегрированы в немецкое общество, принимаются практически как «свои» и успешно ретранслируют дальше то, что увидели по телевидению. Русские немцы часто оказываются в ультраправой NPD, а AfD, не вызывающая таких уж сильных ассоциаций с «классическим» фашизмом, для них ещё более привлекательна. Отчасти благодаря влиянию «русских» переселенцев, отчасти благодаря кремлевским деньгам немецкая ультраправая сцена уверенно развернулась в сторону России и в какой-то мере прониклась «евразийскими» идеями.

В их мечтах власть и влияние на материке делятся между Россией и Германией, США — главный враг, ЕС (в его текущем виде) — помеха на пути к полноценной евразийской интеграции Германии.

h_00015252

Именно из семьи русских активистов NPD происходит «изнасилованная в Берлине девочка», факт изнасилования которой отрицается немецкой полицией, но широко тиражируется русскими СМИ и их друзьями из числа немецких конспирологов. На митинги после этого эпизода собралось несколько сотен представителей русскоязычной диаспоры Берлина, которые гармонично смотрелись рядом с немецкими ультраправыми (кадр выше происходит не с этой демонстрации).

…и их украинские сверстники

Благодарные потребители и распространители антимигрантской пропаганды есть не только в России и в Германии. Встречаем мы их и в Украине.

Информационные ресурсы полка Нацгвардии «Азов» в социальных сетях приложили немало усилий к тому чтобы донести антимигрантскую пропаганду евроскептиков до украинской аудитории. Тысячи погромщиков, закат Европы, тотальный гей-парад и отважные отряды самообороны последних белых европейцев, которые, яка прикра несподіванка, выступают за «конструктивный диалог» с Россией и видят в ней надежду на реализацию своего политического идеала.

Но «Азов» не единственный: другие ультраправые тоже охотно подхватывают и несут в массы разработки российской пропаганды. «Распятые мальчики» оказываются им вполне по вкусу , если их распинают не в Славянске, а «ополченцы» Берлина — несоизмеримо милее их донбасских коллег.

Отличилась и старая гвардия из ВО «Свобода». Лидер партии Олег Тягныбок в своем фейсбуке опубликовал «новость», идеально ложащуюся в русло пропагандистского мифа о том, что мигранты из Европы будут направлены в Украину.

tiagnibok

Украинские ультраправые устали от международной изоляции, в которой очутились из-за пророссийских симпатий их зарубежных единомышленников. Но многие из них устали и от противостояния с Россией, особенно те, кто ставит в центр своего мировоззрения цвет кожи. Нацистам нравятся войны. Но идущая сейчас на Донбассе война «славян против славян», «белых против белых» радует их гораздо меньше, чем «священная война рас».

Именно поэтому им так хочется верить самим и пытаться убедить обывателя в том, что существующий в их воображении цивилизационный конфликт вошел в решающую стадию и грядет последняя и решающая битва за будущее «белых детей». Война в Украине — лишь прелюдия к этой битве, многие наци-фанатики были бы рады «превратить войну империалистическую в войну расовую».

А менее фанатичные и более расчетливые политики небезуспешно этим желанием пользуются.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • SKRILL.COM: [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...