«Гори, гори ясно — все, что нам неподвластно!» — интервью Катабазии с практикующими химиками

Отгремели новогодние салюты, а тем временем мы публикуем фрагменты из интервью, от наших друзей из Катабазии. Беседа со специалистами о пиротехнике, науке, стихийном анархизме и о том, как православные фанатики вместе с ДНРовцами пытались купить отравляющие вещества. Для прочтения полной версии текста вам потребуется доказать, что вы — не бот, и ответить на простую загадку.
kitten
K: Людей вашей профессии, а точнее образа жизни, готовых пойти на контакт с пусть даже катакомбным изданием, можно пересчитать по пальцам. Я считаю нашу встречу большой удачей и не хотел бы загонять разговор в прокрустово ложе жестких вопросов-ответов. Попробуйте рассказать о том, что сами сочтете уместными: интересные истории, ваш жизненный путь, условно-инсайдерская информация…

Король Моб: Жизненный путь, говорите? Если говорить про себя, то я могу описать его лишь крупными мазками. Кафедра, назовем ее «технологии изготовления изделий из пиротехнических материалов», переезд сначала в одну столицу, потом в другую, работа в ПИЯФ, потом – военно-медицинская академия, разработка боевых отравляющих веществ. Ну и разный «левак» — и странный путь от развлекательной пиротехники, до работы с составами, обеспечивающими работу космических аппаратов. Плюс military chemistry, конечно же – вас же это в первую очередь интересует?

Возможно, нас представили вам как нечто среднее между безумными учеными, разбирающимися в нелетальном химическом оружии и мелкооптовыми оружейными барыгами — но все обстоит не совсем так.

Во-первых, наш образ жизни, по крайней мере в последние годы, далеко не так маргинален, как вы можете себе это вообразить: я, например, сейчас имею официальное трудоустройство с формами допуска и прочими вытекающими, так что гостайны выдавать сегодня не буду.

Во-вторых, мы никогда не продавали кому бы то ни было самих веществ и средств доставки – только описание технологий изготовления, основанных частично на наших собственных наработках, частично на незаслуженно забытых или труднодоступных патентах.

В-третьих, когда я говорю «мы», то имею в виду не какую-то «боевую группу», а просто несколько старых знакомых с более-менее сходными знаниями и взглядами на жизнь, имеющих, тем не менее, едва ли не полярный жизненный опыт. Кто-то еще в те годы был армейским сапером, кто-то работал в «почтовом ящике», кто-то делал свечи с DMT из индола для одной христианской секты в Свердловске. Вот, например, Робин может рассказать, как познакомилась с нами. Это же не тайна?

Робин: Да why not, давно все это было. Года три назад я валялась на улице, надышавшись парами ацетона, а этот Тимоти Маквей подобрал меня и довез до токсикологии, разговорились, схожее образование, одинаковая степень потерянности для общества на тот момент. Если чуть подробнее — зарабатывала на жизнь я тогда следующим образом. Мой тогдашний парень пытался запустить бизнес по продаже 3D-печати в России, однако спроса не было, мы влезли в долги и что бы рассчитаться, стали печатать на заказ вначале разные сувениры, а потом и детали для не слишком разрешенных в России устройств. Если вы хоть немного представляете, как работает 3D-печать, то знаете, что изделия из ABS-пластика в первозданном виде довольно ребристые на ощупь и их нужно как-то полировать, чаще всего используются пары ацетона.

Поскольку профессиональных ацетоновых бань тогда еще не было, в нашем случае это выглядело как гараж в Подмосковье, забитый склянками и кастрюльками от которого разило на километр. Все это напоминало квартиру с новорожденным из моего детства – с бутылочками молочных смесей, живущих меньше суток, вечно кипятящимися пеленками и разбросанными повсюду сосками и погремушками. С той лишь разницей, что вместо молока в гараже кипел ацетон, вместо игрушек всюду валялись детали для пластикового оружия, а вместо мамочек под тяжеленную музыку со всем этим возились два таджика-токсикомана.

Я следила за гаражом, приносила и забирала детали, после операции, видимо, надышалась сильнее обычного. Эта история может показаться не вполне обычной, однако, если позволить себе принять картину мира, согласно которой мы живем в чем-то среднем между феодализмом и киберпанком, то все сойдется…

Король Моб: Все так, но я должен сделать ремарку. Что бы вы не слишком очаровывались «маргинальной романтикой» того образа жизни, о котором похоже будет весь этот разговор, отмечу, что за последние годы очень много старых мечтателей с большой дороги отошло либо в мир иной, либо в места не столь отдаленные, либо «завязало». А новые поколения в полном смысле еще не оперились, хотя государство само создает к тому все предпосылки – low-life, социальная напряженность, вот это вот все.

Поэтому, большая часть неофициальных сообществ по нашей теме – зрелище удручающее. Да, где-то все еще мелькает «Черный Блог», «Городская Герилья», в луковых сетях можно пообщаться с идейными ребятами, но общий профессионализм и science-составляющая крайне низкие. Почти все, кто что-то взрывает, используют примитивные вещества уровня органических пероксидов и смесей на амиачной селитре.

Для меня показательна история, которую мне рассказывали мои младшие коллеги про своих знакомых, прославившихся то ли год, то ли два назад подрывом свинарника в Гатчине. Ребята подрабатывали на стройке, где выдали себя за опытных взрывотехников, помахав корочками о профильном образовании. Перед ними была поставлена задача по сносу вытянутого приземистого помещения. Гонорар в несколько десятков тысяч рублей плюс еще тысяч десять на покупку исходников. Вместо того, что бы подумать и заложить мелкие заряды в стены – длинное здание можно сложить вовнутрь, нужно грамм 200 взрывчатого вещества, чтобы срезать несущую конструкцию – ребята поставили в центре здания двухсотлитровую бочку, заложили в нее селитру, залили соляркой и сдетанировали с помощью «кисы». Простейший игданит: гранулированная амиачная селитра плюс дизель! И что вы думаете? Одному из «гениев» в голову прилетел осколок кирпича, свинарник стоит, как стоял, на месте бочки в земле здоровенная воронка.

[…]
5dc4d64s-960
Король Моб: Поскольку время у нас ограничено, я бы все же хотел вернуться к «подрывной» теме, Робин, прости, если перебиваю. Я тут подумал о том, что слишком строг к «молодой шпане». Странно было бы ожидать чего-то иного в ситуации, когда технологии промышленного сноса и строительной расчистки в России развиты крайне слабо. Т.е. у нас этим занимаются же в основном строительные войска или какие-то частники? Почти все они используют экскаватор и обойный молоток, использование взрывчатых веществ, по сути, кастрировано. Ситуации, в которой специалист должен отчитываться перед бюрократом за каждый метр огнепроводного шнура тоже не способствует улучшению дел.

Если же говорить про официальную науку, то ситуация в России сейчас тоже не сильно радужная. Из того, что могу назвать навскидку – ведутся разработки замедлителей, футировочных составов для печей высоких температур уровня СВС (самораспространяющийся высокотемпературный синтез), проектируются новые конструкции детонаторов и пироавтоматики… ну и, в общем-то, все. Это не так уж мало, но многое по моим впечатлениям делается «по инерции».Многие ученые, раньше уходившие в бизнес, сейчас занимаются непонятно чем. Впрочем последняя ситуация далеко не нова.

Расскажу историю своего университетского товарища из начала нулевых, который, вроде бы, сейчас осел где-то во Вьетнаме. Человек много лет занимался разработкой систем инициации запуска у ракет на армейских вертолетах и сделал определенный прорыв в этой области. Однако разработка не была признана, т.к. из соображений попила бабла его конторе оказалось выгоднее перекупить старый американский патент. После этого человек уволился из московского «почтового ящика» и занялся полуподпольной деятельностью. От фейерверков и хлопушек до не совсем легальной корректировки ландшафта – смещения береговой линии. А потом, немного поехав на почве алкоголизма, в свободное от работы время в порядке хобби стал давать консультации дяденькам разной степени бородатости, как лучше делать гексоген.

По своему опыту могу сказать, что практически все, кто всерьез занимается пиротехнической химией, на определенном жизненном этапе что-то взрывает. Чаще для фана, иногда – за деньги. Когда-то в юности мы с друзьями делали разные интересные вещества, в основном фуразаны. Данные по ним закрыты, т.к. эти органические соединения используются в зарядах имплозии ядерных боеголовок как взрыватели. У них практически исключено самосрабатывание от удара и т.п. Когда делали первый раз – вещество за бутылкой водки подсказал тогдашний научный руководитель.

Там была история про то, что ему нужно было припугнуть конкурентов, воровавших его идеи. Жили они в тот момент маргинально, в практически расселенном доме, приготовленном к сносу. В общем, мы ночью зарядили в гильзу от пистолета пол грамма, обжали плоскогубцами и прилепили на магнитный замок домофона. Провода отвели далеко, сдетонировали… металлическую дверь отогнуло «трубочкой», про стекла на лестнице лучше промолчать. Только потом узнали, что не стоило заряжать так много – на тот момент больше 100 мг. никто не взрывал даже не полигонах. Молодые были, глупые, да и времена еще более странные, чем сейчас.

K: Вы обещали рассказать про то, как вас последний раз пытались втянуть в политику…

Король Моб: Ну, все довольно просто: мы года полтора назад искали клиентов по разным каналам. В результате откликнулись какие-то люди, мы особо не разобрались кто, договорились с ними о встрече в баре здесь, в Петербурге. В результате на встречу приехал некий военный из Украины (я уже не помню, представляющий то ли ДНР, то ли ЛНР) – адекватный, в общем-то, мужик, интересующийся нашей темой. И – глава «Союза православных хоругвеносцев», дядя Сима или как его там – в общем, жирная бородатая рожа в папахе и футболке «Православие или Смерть». Отступать было особо некуда, мы осторожно предложили возможность купить описание изготовление некоего каппа-опиоида, который можно было бы использовать в боевых целях. Военный расспрашивал, как и что возгоняется, можно ли модернизировать стандартные армейские боеприпасы для распыления этого опиоида, («что будет, если сунуть гранату в мешок с эти веществом?») какие вообще боевые характеристики у препарата; обсуждали некоторые армейские таблицы… Дядя Сима все это время набухивался, понимал все меньше, под конец начал задавать мне вопросы в духе «а точно ли ты с такими речами за Святую Русь?», в какой-то момент назвал меня «черным человеком», с которым нельзя работать и схватил через стол за воротник. Я в ответ схватил его за бороду и ударил в челюсть, подбежала охрана и, в общем, дядю Симу выкинули из бара. Он что-то кричал с улицы, вроде как начал вызванивать на подмогу своих «харугвеносцев» и еще каких-то бандитов. Украинский военный, которому такое развитие истории было на фиг не нужно, попросил охрану вывести нас через вход для персонала, довел меня до метро, а сам уехал на такси. Больше мы не общались.

 

[…]
80272986_3620784_i36416
K: … Может ли все, о чем вы рассказываете, использоваться обычными людьми в ситуациях городской герильи? Для провоцирования массовых беспорядков, для разгона массовых беспорядков, для штурма и обороны домов, микрорайонов и т.д.?

Король Моб: Безусловно. Для использования в беспорядках и т.п. обеими сторонами – потенциал безграничный. Давайте я сразу набросаю несколько направлений, а вы потом позадаете уточняющие вопросы, если захотите.

Во-первых – взрывомагнитные генераторы, ВМГ. Достаточно простые устройства, в которых взрывной фронт «сжимает» поле в катушке и дает единичный электромагнитный импульс. Его результатом становится полный вынос незаземленной (и плохо заземленной) техники в зоне поражения. С учетом того, что в России никто ничего нормально не заземляет, каждый раз, когда приходится смотреть на проводку в новых домах волосы встают дыбом, для меня удивительно, что никто до сих пор не использует ВМГ для нападений на заправки и сберкассы. Я уж не говорю про спецслужбы: таким образом же можно мгновенно выводить из строя передатчики и записывающую технику на демонстрациях.

Во-вторых, «коктейли Молотова» не заканчиваются на бензине с соляркой или мылом. Пальмовое масло свободно продается в магазинах, алюминий – тоже, в результате чего простые напалмовые смеси делаются на раз-два. Если включить фантазию – есть жидкости, горящие при температуре близкой к термитам. Т.е. если достать термиты, прожигающие толстые слои стали, можно без особых проблем делать «зажигалки» — штуки, работающие по принципу зажигательных авиабомб со свинцовым стержнем, который пробивает цель, а дальше дело довершает напалм.

В-третьих, взрывчатки не ограничиваются нестабильной «кисой», (полученной кустарным способом перекисью ацетона) и прочей фигней. Тот же аминотетразол (достаточно мощное инициирующее взрывчатое вещество, которое, кстати, делается из мочевины) достаточно прост, что бы его мог получить кто угодно, к тому же большая часть необходимых реактивов практически не контролируется и продается на каждом углу. При желании же использовать именно «кису» — могу подсказать лайфхак. Замешайте ее в каучуке (можно силиконовом герметике для душа, но он засохнет со временем на влажном воздухе). В результате вы получите пластит из говна и палок, к тому же – стабильный, т.е. он не взорвется в кармане, оторвав вам половину туловища.

В-четвертых – дымовые завесы. Есть понятие «смесь Ершова» для возгонки реагентов и их распыления по условному полю боя. Это может быть, к примеру, краситель для создания красивого эффекта цветного дыма. А может – и диметилтриптамин. В последнем случае, в зависимости от направления ветра, попавшие в зону поражения на какое-то время забудут либо зачем пришли на митинг, либо зачем устроились в силовые структуры. Правда, гораздо выгоднее использовать какие-нибудь канабиноиды, благо у многих из них дозировки стремятся к микроскопическим, а возгоняются они хорошо. К тому же на каннабиоидные рецепторы есть годные антагонисты (например вроде тех, на основе которых делается противовирусный «Тамифлю») – это означает, что съев несколько таблеток можно будет обойтись и без противогаза. Это не панацея, вам будет очень плохо, есть побочки, но на какое-то время вы можете стать королем в стране слепых.

В-пятых – пластиковое оружие, которое не обнаруживается металлодетекторами, аналоги огнестрелов «The Liberator», «The Grizzly», печатающихся на 3D-принтерах. Для эффективного использования немного меняется патрон, используется инициирующее взрывчатое вещество с крайне низкой температурой взрыва. Сам патрон делается из медной трубки, капсуля Жавело (порядка 9 мм). Поскольку металлодетекторы заточены в основном под диамагнетики (золото, серебро, медь) и ферромагнетики, (железо кобальт, никель) поражающие элементы лучше всего делать из парамагнетиков, например – вольфрама. В строительном магазине можно купить вольфрамовые электроды для сварки, стоят они рублей 300. Из них можно сделать сам метательный снаряд: от длинных подкалиберных иголок, до дроби в зависимости от того, стоит перед вами задача убить Дракона с дальнего расстояния или пошинковать в упор. При этом следует помнить, что так можно пройти только через «рамки» -в аэропортах и большинстве других мест все давно просвечивается на радиочастотах и рентгеном…

K: Ух, столько информации. Спасибо большое. Насколько я понимаю, ваше время на сегодня истекает?

Король Моб: Да, это действительно так, нам бы уже полчаса как пора откланиваться… Приятно было пообщатья!

K: Взаимно. До новых встреч!

Полный текст вы найдете по адресу: http://katab.asia/2015/12/21/explosives/.
Подскажем, что ответ на загадку кроется в фильме Фрэнсиса Копполы

Вам также может понравиться...