Почему так много израильтян ненавидит Breaking the Silence?

943884_939783602769945_8674138194730152910_n(1)

27 декабря в Израиле были приняты поправки к закону об НКО, или «закон об иностранных агентах». Закон мало чем отличается от его российского аналога: некоммерческие организации, получающие больше 50% спонсирования из иностранных фондов, обязаны сами назвать себя «иностранными агентами» и сообщать об этом во всех печатных и электронных материалах и обращениях к официальным лицам, а работники таких НКО при посещении Кнессета должны надевать соответствующий значок. Израильские политики прямо говорят, что главной причиной принятия закона стала деятельность Breaking the Silence – организации бывших военных, которые, не призывая к отказу от службы, свидетельствуют о преступлениях военной оккупации на Западном берегу. Нападки на организацию со стороны властей и правых организаций происходили с самого начала ее существования, с 2004 г. Принятый же недавно закон еще больше затрудняет деятельность Breaking the Silence и большинства других правозащитных организаций в Израиле-Палестине.
Израильский журналист Хагай Матар попробовал разобраться, почему деятельность именно этой организации, несмотря на умеренность ее позиции, стала главным триггером для израильской власти.

Организация бывших израильских солдат сегодня атакуется со всех сторон – от полиции до министра обороны и президента Израиля. В чем же дело?

Breaking the Silence (“Нарушающие молчание”) являются еврейской организацией, состоящей из бывших израильских солдат, большинство из которых участвовали в боевых действиях. Все, чего они хотят, – это рассказать израильскому обществу, которое направило их на оккупированные палестинские территории, что они там делали. Они рассказывают об этом через письменные и видео свидетельства более чем 1000 солдат, каждое из которых перед публикацией проверяется и подтверждается АОИ. Это все.

Они не поддерживают призывы к санкциям и кампании бойкота Израиля (BDS). Они не стремятся наказать израильских офицеров за военные преступления (напротив: они считают, что политики, а не армия, должны нести ответственность за оккупацию). Они не оправдывают насилие со стороны палестинцев. Они даже не призывают израильтян отказаться от службы, и многие из них до сих пор каждый год исполняют обязанности резервиста. Критиковать Breaking the Silence с левой стороны проще простого.

И все же, с самого своего появления Breaking the Silence постоянно подвергались нападкам со стороны израильских правых – нападкам, которые становились все громче в последние несколько месяцев. На нынешней стадии абсурдной кампании против организации министр обороны Моше Яалон запретил ей любую деятельность в армии. Зачем? Потому что если организация “действительно разделяет наши ценности… они будут работать непосредственно с IDF и не станут позорить наших солдат за рубежом” Поняли? Поскольку они не работают с армией, им больше не позволено работать с армией. Блестяще.

Но давайте рассмотрим обвинения против Breaking the Silence по очереди:

Первое обвинение, которое, на мой взгляд, является наиболее важным: Breaking the Silence не заслуживают доверия. Критики организации называют множество причин, почему организации нельзя доверять, но есть одно опровержение, которое очень трудно оспорить: за 11 лет, что Breaking the Silence собирали и публиковали свидетельства солдат, в опубликованных ими материалах не было найдено ни одной серьезной ошибки – не говоря уже о фальсификациях.

Это не мелочь. С этого надо начинать любой разговор о деятельности “Нарушающих молчание”. Организация, которая публикует сотни свидетельств, которая работает более чем с тысячей солдат, которая занимается очень непростой темой в течение 11 лет – и ни одного сфабрикованного свидетельства. Ни один суд на земле не может похвастаться таким отчетом. И это несмотря на ряд попыток обмануть организацию, предоставляя ей ложные показания. Их исследователи и сотрудники службы проверки работают идеально.

Этот поразительный успех является результатом того, что организация тратит много денег на проверку каждого показания. Как писал директор организации, каждое показание, которое дает солдат или бывший солдат, проходит серьезную проверку, и одновременно с инцидентом проверяется и личность свидетеля (в частности, не является ли он(а) начинающим политиком, намеревающимся сделать себе имя). Затем свидетельство подтверждается любой доступной информацией – из показаний других солдат или информацией из открытых источников. Некоторые из самых страшных свидетельств, собранных Breaking the Silence, никогда не были опубликованы, потому что организация не может самостоятельно подтвердить их. Только представьте, если журналисты, публикующие нападки на организацию, применяли такие же строгие стандарты проверки к собственной работе.

Второе обвинение: они не передают полученные свидетельства для расследования армией. А зачем? В первые годы своего существования организация передавала армии имеющиеся у нее показания. И что происходило? Активисты были вознаграждены визитами военной полиции, которая стремилась расследовать военные преступления так, будто виновата была НКО, а не командиры или политика армии на территориях. Так зачем передавать свидетельства, если это означает, что вас тут же увезут на допрос?

Добавьте к этому тот факт, что другие военные, которые решались на критику армии, практически ничего не добивались (пример тому – история отказников из хай-тек разведки Unit 8200, которые сначала пожаловались непосредственно своим командирам). И тот факт, что расследования израильской военной полиции (на которые к тому же не больно-то обращают внимания) очень редко приводят к обвинительным приговорам и чаще смахивают на “лицензию на убийство”.

Но даже если бы этого не происходило, Breaking the Silence все равно не было бы необходимости передавать данные для расследования в армии. Breaking the Silence говорят о том, что военная оккупация сама по себе является проблемой и что несправедливость является неотъемлемой частью этой ситуации в целом, а не отдельных случаев. Так что же армия должна расследовать? Что она держит миллионы людей под военным режимом в течение почти 50 лет? Что военный режим несет ответственность за неизбежное систематическое нарушение прав человека? (Кстати, когда армия хочет, она неплохо использует данные Breaking the Silence для проведения своих расследований.)

Третья жалоба заключается в том, что свидетельства публикуются организацией анонимно. На самом деле есть много не анонимных свидетельств – с именами, лицами и так далее. А что касается анонимных: в обществе, которое так легко набрасывается на любого, кто позволяет себе малейшую критику армии, в армии, которая тут заводит дело на того, кто дает показания, и груз вины, который многие, безусловно, ощущают, – логично, что большинство из предоставляющих свидетельства, не хочет, чтобы их друзья и семья знали, что они сделали – не сложно понять почему.

Четвертая претензия заключается в том, что Breaking the Silence финансируется зарубежными странами. Правда? И что? Нет, на самом деле. Если мы уже установили, что показания, которые публикует организация, признаны правдивыми, то какое имеет значение, помогает ли иностранное государство финансировать их публикации? Потому что эти страны имеют свои собственные интересы? И что? Каждая страна имеет свои интересы. Каждая организация, каждое учреждение и каждый отдельный человек имеют свои интересы. И что с того? Может быть, мы будем говорить о том, что говорится в свидетельствах, а не о том, кто заплатил переплетчику и дизайнеру обложки?

Пятая – и основная – претензия к Breaking the Silence, относится к тому, что они также работают за рубежом. Большая часть этого обвинения просто абсурдна, потому что предъявляют его, как правило, в те моменты, когда активисты проводят мероприятия в Израиле – читают лекции для израильских солдат.

Так что нет, это не организация, ориентированная на работу за границей. Основная деятельность Breaking the Silence проводится в Израиле. Солдаты, которые служили в израильской армии, дают интервью израильским СМИ, именно здесь они каждый месяц организуют туры на оккупированные территории, именно здесь они читают лекции (которые иногда запрещаются властями), именно на израильских улицах они зачитывают свидетельства солдат. И да, они выезжают за границу, отчасти потому, что они чувствуют – и это правда, – что никто на самом деле не слушает их здесь. И делают это совершенно законно.

Так почему израильским правым не дают покоя Breaking the Silence? По всем причинам, изложенным здесь. Потому что они солдаты. Потому что они говорят правду и могут доказать, что их данные являются точными. Потому что они предпринимают большие усилия, чтобы объяснить, что существует системная проблема, а не просто ряд отдельных преступлений. Потому что они вкладывают огромное количество времени и денег, чтобы донести до израильского общества, насколько уродлива военная оккупация.

По всем этим причинам и потому, что на заявления активистов нечего возразить, правое крыло в Израиле оговаривает их и обливает их грязью. Все это для того, чтобы не дать людям услышать то, что они говорят. А это важно – услышать, что они говорят. Съездите на экскурсию на оккупированные территории с Breaking the Silence. Это стоит вашего времени.

Перевод: Елена Пасынкова

Источник

Вам также может понравиться...