Швейцария, Россия и европейский выбор Украины

Эту статью предложил «Нигилист.ли» швейцарский социалист российского происхождения. Мы не разделяем его еврооптимизм, но со многими утверждениями автора можно согласится. Особенно с его стремлением к миру без войн и ненависти. Редакция.

Дню Швейцарии посвящается
Когда обойдешь мир,  везде найдешь много зла, притеснений, неправды, а в России, может быть, более чем в других государствах. Не оттого, чтоб в России люди были хуже, чем в Западной Европе; напротив я думаю, что русский человек лучше, добрее, шире душой, чем западный; но на Западе против зла есть лекарства: публичность, общественное мнение, наконец свобода, облагораживающая и возвышающая всякого человека.
Михаил Бакунин

bakunin

Швейцарцы часто спрашивают, что происходит между Россией и Украиной, как к этому относиться, как это понять? Не знаю как понять, но объяснить попытаюсь.
Получится примерно так:
— Вот представьте себе, что Франция объявляет о необходимости защитить франко говорящее меньшинство (всего то 18 процентов) от «Бернской хунты», начинает финансировать франко-патриотические издания и организации, которые вдруг провозглашают создание на территории двух кантонов Романдской Народной Республики (РНР) и призывают французские войска на помощь, и те сразу направляют хорошо вооруженные спецподразделения, одетые, во избежание международного скандала, «зелеными человечками». Так начинается война.
— Как это? К нам спецподразделения? От наших соседей? Не может такого быть — говорят одни. — Аааа, теперь понятно, — говорят другие, это потому что Россия — не Европа. — Ну хорошо, а что бы вы сделали? – интересуюсь. Вопрос заставляет задуматься, но ответы сильно не отличаются:
– Что бы мы сделали… вариантов нет — все на защиту Конфедерации.
Люди, с которыми приходится общаться — жители страны, которой по мнению Муамара Каддафи не должно существовать. При относительно небольшом населении, 4 официальных языка, не просто языка – реально разные этно-культурные сообщества. Бесконечное подтрунивание друг над другом, обиды, жалобы и перетягивание 26 кантонами одного большого лоскутного одеяла – каждому чтобы его лоскуток был побольше. При этом в каждом кантоне идет политическая борьба – либералы, социалисты, националисты ненавидят друг друга подчас люто. Это настолько разнородное сообщество, что сами они в шутку сравнивают себя со строителями вавилонской башни.
Но когда разговор заходит о возможной, или даже невозможной, внешней угрозе — тут шутки в сторону. В миг швейцарцы становятся именно швейцарцами, их разногласия, языковые, культурные политические моментально улетучиваются. Германо – итальяно – франко-романдско говорящие; атеисты, католики, протестанты и мусульмане; космополиты, патриоты; центристы, правые, левые; милитаристы и, похоже, что даже и пацифисты — в случае угрозы своей стране готовы снять с вешалки автомат и вспомнить все чему их научили на сборах. «Что-что сказал там, как его..  Каддафи…?»
Швейцария– самая нейтральная из европейских стран, всегда готовая защищаться. Население довольно хорошо вооружено. Здесь всеобщая воинская обязанность, при том, что общество толерантно к уклонистам – не участие в военных сборах наказывается почти неброским штрафом. Такая вот нейтральная страна с во истину народной армией, которая хранит оружие в домах и готова в любой момент расчехлить его в защиту своей страны и ценностей своего народа. Общих ценностей. Но что такое эти общие ценности?
Действительно что? Швейцария – небольшая, хотя и сердцевинная европейская страна, а Европа – огромная территория, населенная множеством народов, говорящими на разных языках и происходящими из разных культурных традиций. У каждого народа своя история, свои герои, очень часто ставшие героями благодаря жестокой расправе над такими же геройскими супергероями соседних европейских народов. Есть конечно и общие европейские великие деяния, такие как например кроваво дикие крестовые походы и колониальные захваты.
А еще есть и совсем недавняя история Европы. Век 20 вообще перенасыщен варварскими эпизодами – итальянский, испанский, немецкий нацизм, массовое истребление евреев, совсем еще недавно свернувшиеся франкистская диктатура в Испании, военные хунты Португалии и Греции. Все это вершилось настоящими европейцами и является неотъемлемой частью европейской истории.
Но именно полный отказ от такого наследства, покаяние за содеянное и готовность идти на любые жертвы, чтобы не допустить рецидивов, повторений чудовищных историй и лежат в основе того, что сегодня называют европейскими ценностями. Гуманизм = человеческое достоинство, свобода и личная безопасность – главные столпы сегодняшней политической европейской системы. Стремление именно к этим ценностям двигало сотнями тысяч людей, вышедших на киевский Майдан и в декабре 2004 го и в январе 2014 года. Лозунг евроинтеграции именно так ими понимался, и никто из выступавших за евроинтеграцию не имел ввиду добиваться закабаления своей страны международными финансовыми институтами и евробюрократией.
Однако и это стремление идти по европейскому пути не было очень сильным. Реально массовым Майданом – в январе 2014 года – скорее двигало нежелание идти в обратном направлении – к евроизоляции под руководством губернатора путинской России Януковича — по пути усиления государства и его религиозного РПцепного пса, ограничения свободы и прав человека
Но…
… но ведь и Россия сама по себе является европейской страной, большая часть населения проживает на Европейской территории, все центры власти сосредоточены здесь, и, если подумать, Россия (СССР) участвовала в создании послевоенной европейской системы ценностей, в союзе с европейскими и американской демократиями уничтожив, осудив и растоптав фашизм. Неужели Россия – не Европа? Европа. Россия — это Европа, стремящаяся в свое европейское прошлое.
В 2014 году, в день 200 летия Михаила Бакунина, который прожил последние годы в Швейцарии, могила великого русского философа, теоретика и практика анархизма на бернском кладбище была усыпана розами и венками. В эти дни в Берне, в Юрской и итальянской Швейцарии вспоминали Мишеля памятными вечерами и выставками, а представитель швейцарского консульства в Москве участвовал в памятной конференции в Москве и в юбилейных мероприятиях в Прямухино – родовой усадьбе Бакуниных в Тверской области. Но ни российское посольство в Берне, где захоронен Бакунин, ни почетное консульство РФ в Лозанне, ни огромная постоянная миссия РФ в Женеве никак не отметились в этот день.
Такая же история произошла и в день открытия музея Петру Кропоткину в Дмитрове. Швейцарский консул посчитал необходимым участвовать, ведь Кропоткин жил и работал в Швейцарии. Российская власть отмолчалась. Почему?
Для европейцев, швейцарцев, философское и политическое наследие Бакунина и Кропоткина – важно. Их идеи, этическая система являются признанным вкладом в европейское мироустройство. Федерализм, общинность, антиэтатизм, прямая демократия – Швейцария приняла и пытается реализовать эти инструменты на практике. Эти русские для Европы — признанные европейские авторитеты. Они олицетворяют собой Россию. А для сегодняшней российской власти – нет, незаслуживающие внимания маргиналы. Отрицали всевластие царя и ненавидели имперское убожество российской власти.
Вот это имперское убожество – вера в право сильного и отделяет сегодняшнюю Россию от Европы. На 50летии Русского кружка в Женеве весной 2015 года его основатель Жорж Нива высказался в том смысле что #КрымНаш – это водораздел — рубеж между европейским и антиевропейским. Тяжелейшие трагедии и катастрофы прошлого века табуировали для европейцев мыслить категориями #ЧтототамвсоседнейстранеНаш . Никакому европейскому жителю даже в голову не придет подумать — чего бы там такого отжать у соседа — и в этом общеразделяемая норма, европейский категорический императив – чужого не брать!
При этом конечно, Европа разная, населенная множеством народов, говорящих на разных языках. И не только Европа как континент — почти в каждой ее отдельной стране существуют свои центробежные тенденции, но Европа не хочет повторения ужасов кровавой бойни 20 века, европейские народы вырабатывают механизмы, позволяющие решать политические вопросы без крови, неевропейские считают пролитие крови (как правило мирных жителей) в порядке вещей, лишь средством для достижения своих «великих» целей. Так вот думали Муссолини и Гитлер – и такой была Европа. Так думают сегодня Путин, Дугин и Жириновский, что же, они — это тоже Россия.
Женева, Первое августа 2015 г.

Вам также может понравиться...