Красные снаружи, белые внутри — еще немного о Боротьбе и ее союзниках

Тов. Шапкирман

Иван Тузов - "Орден Ленина"

Иван Тузов — «Орден Ленина»

Мы считали тему Боротьбы закрытой после публикации подробного текста с разбором их деятельности. Но сталинистская секта всё ещё пытается спасти свою репутацию с помощью своих друзей  из Европы. Депутат от партии Die Linke,  Андрей Гунько, который подобно многим своим однопартийцам последовательно лоббирует интересы немецкого капитала, желающего и дальше получать прибыль торгуя с Россией, попытался обелить образ Сергея Киричука и его партии. Среди всего прочего было взято “интервью” у лидера Боротьбы, в котором тот в очередной раз ретранслировал поток лозунгов, совершенно бессмысленных, но приятных уху левых, подверженных советскому фетишизму.Удивительно, но некоторые немецкие «левые» всерьёз восприняли набор повторяющейся лжи и благозвучных, но далёких от реальности лозунгов, который Киричук выдал в этом тексте, и просят «пояснений», не удосужившись даже ознакомиться с первоисточником, официальным сайтом Боротьбы, не говоря уже об аккаунтах её активистов в соцсетях.

Человека знающего украинские реалии изнутри заставляет смеяться уже заголовок „They hate us because we are communists“. «Они ненавидят нас, потому что мы коммунисты», — гордо заявляет куриный Че Гевара Киричук. Только вот не надо путать «ненависть» с «презрением», а «коммунистов» с Боротьбой.

Для начала Киричук пытается вызвать жалость, рассказывая о репрессиях, которым подвергаются боротьбисты. Но факт остаётся фактом — ни один член организации не находится в заключении, «репрессии» против них исчерпывались вызовом на беседу в СБУ или милицию, ни один из них не был даже задержан на продолжительное время. Несмотря на тесное сотрудничество Боротьбы с пророссийскими националистами, несмотря на прямую поддержку ими вооруженных боевиков, власть попросту не замечает говорливую сталинистскую секту. Впрочем, нельзя исключить, что репрессии всё-таки произойдут, руководство партии (находящееся в безопасных местах) умышленно или из-за крайней степени безответственности подставляет рядовых членов, которые находятся в Украине.

Смерть Андрея Бражевского — факт, безусловно, трагичный, только вот виноваты в этой смерти, в том числе, и те, кто впутал его в провокацию, в ходе которой проукраинский митинг был обстрелян из огнестрельного оружия. В этой смерти лично виноват Алексей Албу, призывавший к участию в митингах с русскими националистами и сотрудничавший с правыми организациями, такими как Славянское Единство и Родина в рамках «Одесской Народной Дружины». Бессмысленная агрессия русских ультраправых спровоцировала эскалацию насилия, и тот факт, что в его эпицентре оказались “левые” — продукт преступной безответственности их лидеров, готовых строить карьеры на трупах товарищей.

Потом Андрей Гунько спрашивает Киричука о способах разрешения конфликта в Украине. Киричук ссылается на «минскую декларацию», впрочем умалчивает о том, как именно Боротьба трактует этот пустой по сути документ. А трактует она его в духе однозначной поддержки и признания режимов ДНР-ЛНР, о чём размещена статья на их официальном сайте. Потом идёт набор пустых трескучих фраз «мы за всё хорошее, мы против всего плохого». Легко выступать «против пыток и похищений левых активистов и антифашистов» в то время, как ни один левый активист и антифашист в Украине не похищался и не подвергался пыткам, если, конечно, не считать «антифашистами» пророссийских шовинистов, устраивающих погромы ромов и расистские нападения на африканских студентов, которые потом выдаются за “американских наёмников”. Конечно, пытки недопустимы даже против военных преступников,  но Боротьба ловко подменяет понятия, называя шовинистов и убийц «антифашистами». Забавно, что на западную публику Боротьба говорит о противостоянии репрессиям в Крыму. В то же время, многие активисты этой организации скрываются там, но они не приложили ни малейших усилий в деле поддержки антифашиста (без кавычек) Александра Кольченко, который был похищен путинским режимом и стал жертвой «показательного процесса» о терроризме.

Далее Киричук пытается доказать наивной публике, что «Антимайдан» и выросшие из него пророссийские  «республики» — это низовое движение. Он умалчивает о том, что большая часть милитантов Антимайдана — это бывшие силовики, замешанные в преступлениях (в том числе пытки, похищения, убийства людей на Майдане), либо наёмники, а практически все руководящие должности занимают люди либо открыто являющиеся сотрудниками спецслужб РФ, либо не скрывающие связей с ними. Юго-Восток Украины стал местом паломничества для русских ультраправых, которые создают там свои “православные батальоны”.  Безусловно там было немало обманутых людей, которые благодаря пропаганде искренне были уверены, что ведут антифашистскую борьбу, но они находились на вспомогательных, ведомых ролях, использовались в качестве пушечного мяса. Инициатива с самого начала была в руках небольшой группки профессионалов.  Киричук пытается доказать западным левакам, что Антимайдан был вызван тем, что договор об ассоциации ставит под угрозу рабочие места на Востоке Украины, но умалчивает, что большинство сторонников Антимайдана являются сторонниками подписания договора о вступлении в Таможенный Союз. Шахты в граничащей с Донбассом Ростовской  области были давно закрыты Россией. В РФ и Казахстане профсоюзная активность подвергается жесточайшим репрессиям, активисты бросаются в тюрьмы, а то и попросту убиваются. Интеграция с ТС не может благотворно сказаться на украинском рабочем движении, равно как и на жизни простых работников. Выбор ТС вместо ЕС — это не выбор украинского рабочего класса, это выбор буржуазии, рабочему классу не интересна геополитика.

На самом деле, критика ЕС, практикуемая Антимайданом, а впоследствии сепаратистами (которых корректнее называть “сторонниками присоединения к России”), носила исключительно ультраправую, консервативную природу. Это и гомофобная критика «разрушения института семьи», откровенно расистский страх перед «чернокожими эмигрантами и арабами», и безумные слухи о том, что «в европейских школах детей учат инцесту», которые активно раздувались российской пропагандой в последние годы. Аналогичную критику пытаются  использовать в своих целях и некоторые авторитарные левые “популисты”, КПУ в Украине, КПРФ в России. К ним присоединился небезызвестный левый публицист Борис Кагарлицкий, а теперь вот и Боротьба.

Киричук пишет о том, как «нацисты и правительство атаковали и победили левые силы» — фраза, не имеющая ни малейшего смысла и очень далёкая от реальности. Регулярные стычки с нацистами идут у украинских левых годами, и в этом плане ничего особенно не изменилось. Может быть, под «поражением левых сил» Киричук подразумевает разгром их офиса, который служил приютом для пророссийских националистов, но «офис Боротьбы» никогда не являлся средоточием «левых сил».

Иван Тузов - Босс

Иван Тузов — Босс

Потом Киричук пытается дискредитировать оппонентов, сконцентрировавшись на АСТ, одной из противостоящих Боротьбе групп. Он доказывает, что АСТ — это «национал-либералы», подробно перечисляя все явления, дорогие социал-демократам и оппортунистам (от «боливарианской революции» до «левой» обслуги немецкого капитала), которые в этой организации «не любят» (их действительно не любят, с каких пор анархисты должны пылать любовью к большевикам, социал-демократом и третьемиристским диктаторам?). Также он пытается обвинить их в недостаточной любви к памятникам Ленина (удивительный факт — анархисты вообще равнодушны к идолам, а уж тем более к изображениям человека, предавшего Революцию, по мнению не только анархистов, но и многих левых коммунистов). Киричук идёт дальше, пытаясь бить по фетишам немецких товарищей, говоря, что «АСТ считают советскую армию армией оккупантов», хотя вы не встретите подобного заявления ни среди официальных, ни среди неофициальных заявлений АСТ. Анархисты критичны к патриотичному культу “Великой Победы”, который подменяет классовое содержание антифашизма одами советскому (а теперь уже и русскому) милитаризму, они помнят о принудительном переселении чеченского и крымско-татарского народов, об откровенно расистской формуле “народ-предатель”, которая в ходу у сталинистов. В конце концов, они помнят о пакте Молотова-Риббентропа, и о том, что  “освободительная армия” СССР вступила во Вторую Мировую как союзник гитлеровской Германии.

Среди обвинений следует отметить разве что «участие одного из лидеров АСТ в совете при МВД».  В АСТ нет «лидеров», хотя сталинистам, привыкшим отдавать и исполнять приказы, это понять нелегко. «Обвинением» это может прозвучать разве что для тех, кто не знает, что этот совет —  контролирующий правозащитный орган, призванный следить за полицией и критиковать её. Претензии по поводу участия в нём были бы логичны из уст радикальных анархистов (в рамках критики концепции “гражданского общества” как такового), но не из уст людей, которые стремятся войти не только в третий сектор, а во власть напрямую. Более того,  известный украинский правозащитник Владимир Чемерис, долгое время бывший близким соратником Боротьбы, входил в тот же самый совет. Ещё более нелепыми выглядят эти обвинения, если помнить, что в самой Боротьбе есть работники МВД, устав же АСТ напрямую запрещает принимать в организацию сотрудников репрессивных органов: полицейских, судей, прокуроров, тюремщиков, кадровых офицеров армии.

Киричук пытается  обойти тему сотрудничества с «Коммуной», ШК даже Автономным Опиром, говоря, что эти группы «поддержали Майдан и даже атаковали Боротьбу». Да, это так, но одно не исключает другого. Эти в чем-то похожие на немецких “национал-автономов” группы поддержали Майдан осенью 2013, но с весны 2012 они много и продуктивно работали вместе с Боротьбой (ШК и Коммуна — в Киеве, АО — в Одессе), и тогда национализм  попутчиков совершенно не смущал сталинистов. В качестве главного “аргумента” в интервью используется цитирование вырванных из контекста фраз одного из активистов АСТ (выходца из Восточной Украины), который сказал, что разгон «Антимайдана» в Одессе позволил избежать большей крови. Это отнюдь не одобрение, это наблюдение и констатация факта. Действительно, если бы руководство Луганской и Донецкой “народных республик” постигла та же судьба, что и руководство “Одесской народной республики” (разгром милитантов, которых поначалу было немного, бегство политического руководства) — бессмысленная война не началась бы, тысячи людей были бы живы, а гуманитарной катастрофы в регионе удалось бы избежать. Применим аналогию, понятную западным левым: если бы верхушку НСДАП перестреляли во время пивного путча, с большой вероятностью можно было бы избежать многих миллионов смертей. Это не значит, что мы одобряем расстрел демонстраций, полицейскую жестокость или же случайные жертвы.

Нужно заметить, что ни одного из обвинений в свой адрес и в адрес организации Киричук не опроверг, он просто пытался вывалить грязь на оппонентов.

Боротьба стремится отмежеваться от русского национализма, общаясь с западными соратниками. На самом деле, и русский, и украинский национализм являются для Боротьбы всего-навсего инструментом в завоевании влияния и власти. Как и любые популисты, они легко меняют свою идеологию, подстраивая её под текущий политический момент. В 2012 году они маршировали под украинскими флагами вместе с Коммуной (лево-националистической группой, построенной вокруг культа «левой УПА») и рассуждали о пользе украинского «национал-коммунизма», сегодня они поддерживают шовинистические «русские освободительные движения».

Вообще Киричук постоянно идёт по кругу, повторяя одну и ту же ложь и полуправду и периодически противореча сам себе. Он одновременно отказывается признать зафиксированное на видео насилие боротьбистов в адрес безоружных сторонников Майдана в Харькове, и в то же время оправдывает это насилие, тем, что перед ними был «правый сектор» (на самом деле избивались все подряд, включая левых и анархистов). Он отрицает сотрудничество с ПСПУ, в то время как в активе Боротьбы есть бывшие члены ПСПУ. У них действительно отсутствует формализованное сотрудничество, но близость рядового актива и соседство на митингах говорит само за себя.

Киричук откровенно врёт о том, что не знал кто такие Станислав Бышок и Андрей Кочетков, русские нацисты из бывшего РНЕ приглашенные Боротьбой при участии Die Linke в Берлин для проведения презентации. Кочетков очень хорошо известен в «коммерческой» левой сцене и какое-то время назад разоблачался самими боротьбистами как спонсор их конкурентов из Захиста Праци. Киричук не мог не знать его, и не мог считать его «просто журналистом». Лидер Боротьбы врёт, а Андрей Гунько, по глупости или по злому умыслу, помогает ему врать.

Потом Киричук отмежевывается от контактов с антисемитом Исраэлем Шамиром. Любой человек, способный открыть сайт borotba.org, обнаружит недавно опубликованный там там текст Шамира; человек, способный воспользоваться гуглом, увидит, как Киричук и Шамир читают лекцию  вместе с правым журналистом Чаленко (от сотрудничества с которым Киричук также открещивается, хотя именно Чаленко  был проводником Боротьбы в украинские мейнстримные медиа). Взаимодействие между ними носит гораздо более глубокий и систематический характер, чем случайная встреча.

Киричук пытается отмежеваться от Блюминова, умалчивая, что тот одно время был не рядовым членом, а одним из ведущих идеологов и “говорящих голов” в их партии (достаточно просмотреть его публикации на припартийном сайте liva.com.ua). Тот факт, что грязный политтехнолог, меняющий убеждения как перчатки, был допущен в партию и получил там немалое влияние, многое говорит о самой партии.

Антисемитизм, расизм, гомофобия и сексизм систематически проявляют себя в Боротьбе. Все эпизоды подробно расписаны в предыдущей статье и не нуждаются в повторении. Киричук опять использует всё тот же приём «зацикливания», отвечая на конкретные обвинения потоком слабо связанных с реальностью лозунгов. «Мы защищаем Маркса, Ленина и социализм». Мы не уверены, что «Маркс и Ленин» нуждаются в защите господина Киричука. На самом деле Боротьба защищает монархистов Стрелкова, Губарева, защищает православных фанатиков,  защищает функционеров из КПУ и Партии Регионов. Какой именно социализм защищает Боротьба — не совсем ясно. По всей видимости, национальный.

Иван Тузов - Акция

Иван Тузов — Акция

Отдельно стоит сказать о КПУ — консервативная партия, основным занятием которой была пропаганда «канонического православия», партия, выступавшая за введение смертной казни, за криминализацию гомосексуальности, партия, поддержавшая расстрел рабочих в Жанаозене и репрессивные законы 16-го января (спровоцировавшие эскалацию протеста на Майдане), не заслуживает ни права называться коммунистической, ни солидарности со стороны левых.
Боротьба тесно связана с КПУ на организационном и личном уровне, она вышла из той же самой политической традиции. Показательно, что в эстремальных условиях она оказалась неотличимой от своей старшей союзницы, хоть  раньше и пыталась подвергать её жесткой критике. Но в решающий момент консерваторы, гомофобы, сторонники  цензуры и смертной казни оказались ближе стыдливым сталинистам, чем все остальные украинские левые. Вопрос в том, насколько близки эти персонажи немецкой левой сцене. И если раньше сбор денег в пользу Боротьбы и организацию их мероприятий можно было оправдать незнанием, то теперь это оправдание исчезло — любой человек, всерьёз желающий разобраться в теме способен проверить первоисточники. Вопрос в том, что важнее для немецких левых — поклонение флагам с серпом и молотом или кускам камня, или же реальные интересы украинского пролетариата, который сейчас умирает под бомбами и снарядами из-за игр политиканов, из-за игр, в которые замешана, в том числе, и Боротьба.
См. также
«Заявление о так называемой Коммунистической Партии Украины»
«Заявление левых и анархистов по поводу объединения Боротьба»

Вам также может понравиться...