Из смешного в коричневое

И. Коломиец
menu
Ксенофобский юмор имеет слабую и сильную стороны. Он плоский и предсказуемый, зато эффективно формирует у слушателя негативное отношения к объекту высмеивания (т.е. народности). Как инструмент пропаганды юмор помогает достичь её главной цели – образ врага запечатлевается в массовом сознании и становится устойчивым. Пропагандисты и агитаторы об этой особенности знают

Нетерпимость на национально-религиозной почве в современном обществе есть, и за неё следует благодарить политиканов, неграмотных аналитиков, религиозных фанатиков, алчных до славы и денег борзописцев, малокомпетентных или некомпетентных вовсе экспертов, и в первую очередь капитал. Но и «народное» творчество вставляет свои пять копеек.

Современная Украина меняется на глазах. Из скучной сально-горилочной восточноевропейской Мексики страна превращается в славянскую Ирландию с двумя Ольстерами и кучей Майклов Коллинзов (вариант “Украина как самый большой на Земле Ольстер” присутствует, но мы же оптимисты). Общество милитаризируется, начинает интересоваться традициями и ценить собственную историю, проникается религиозностью и патриотизмом. А самое главное – появился  ценимый нацистами общий враг, в борьбе против которого вожделенная нация закаляется и крепнет. На войне, как говорится, все средства хороши. Те, кто не сражается на передовой на Юго-Востоке, занимаются агитацией в тылу, и тут не обойтись без провернного средства — юмора.

Вообще анекдоты на тему противостояния россиян и украинцев составляют больше половины украинского развлекательного фольклора. Сюжет этих историй чаще всего пляшет вокруг конфликта языковых сходств-различий, и приедаются они быстро. Такие анекдоты, украинцы ещё полгода назад рассказывали туристам из России, так как больше некому — в Украине их знает любой школьник. Сейчас эти “бояны” в форме постов в социальных сетях, карикатур и демотиваторов под бодрую песенку “Путин – хуйло!” разлетаются по интернету и собирают лайки и одобрительные комментарии, хотя материал, как отмечалось выше, устарел.

Очень популярна тема этногенеза россиян. Когда-то её поднимали в курилке после третьей, а сейчас взрослые образованные люди посвящают ей развёрнутые статьи и подробные исследования (доказательства прилагаются в обязательном порядке и большом количестве). Пользуется несомненным успехом жанр “воспоминания очевидцев”, своего рода исповедей – это когда украинцы в комментариях или текстах повествуют об унижениях и обидах, которым они подверглись со стороны россиян в определённый период своей жизни. И, конечно же, исторический анализ. Тут припоминают всё – и Владимира, и Богдана Хмельницкого, и Петра с Мазепой, и Екатерину, и Шевченко, и Голодомор… В совокупности все три анализа – этнографический, исторический и пережитого – приводят к такому выводу: современные россияне никакие не коллеги по Киевской Руси, а пришлое, чуждое и враждебное на молекулярном уровне племя.

Как и в любой стране, в Украине есть обширная прослойка правого мещанства. Её представители – люди узкого кругозора, зато многочисленные и потому влиятельные. Своё негативное отношение к «инородцам» эта среда формирует из опыта, причём не обязательно личного – тут и наследие предков, и показания свидетелей, и страницы истории, и просто фантазии/творчество. Обоснование негативного восприятия правым мещанством неукраинцев часто идёт в разрез с логикой. Так, если критерием нелюбви являются имевшие место в истории войны, набеги, завоевательные походы и оккупации, — а Украину не завоёвывал только император Монтесума ІІ, — тогда почему к немцам, несмотря на две мировые войны, Бабий Яр и гауляйтера Коха, отношение нейтрально-положительное, а ни разу не нападавшие на Украину евреи одиознее всех? Многочисленность и враждебность этнической группы? В современной Украине нет местечек, идиш не звучит на улицах, а небольшая еврейская диаспора проживает в городах, от налёта экзотики избавилась давно и в украинское общество вполне интегрирована. Так за что евреев не любят? Можно назвать это инерцией. Антисемитизм, даже если и стал меньше бросаться в глаза, никуда не исчез и продолжает воспроизводиться: предки завещали, родители рассказали, пересказы истории дали «информацию к размышлению», народная мудрость в виде анекдотов убедила окончательно (“Про хороших людей такого говорить не будут!”).

Сейчас евреев на пьедестале одиозности теснят русские – “споконвічні загарбники”. Антисемитизм никуда не пропал, — достаточно вспомнить ковыряние в родословной публичных людей с целью обнаружить еврейские корни, — противостояние восточному соседу актуальнее. Противостоят успешно — лексикон русофобов вырос в два раза (к традиционным “москаль” и ”кацап” добавились ”колорад” и ”ватник”), надоевший ещё за школьной партой Шевченко отныне пророк без обсуждений, Бандера – герой, и критическому анализу его деятельность не подлежит. А факты-то, факты – интернет, телевидение и печатные издания в помощь. И творчество коллективов типа “Орест Лютий” на таком фоне идёт очень хорошо. Ничего нового митці не выдают – всё те же переделки советских шлягеров, — но с поправкой на ситуацию в стране никто не критикует. Всё для фронта, всё для победы бля!

Итог такой: украинское общество правеет. Теперь при употреблении экзонимов типа “москаль” или “жид” украинские мещане не вспоминают традиционную лекцию-толкование выбранного слова – отмашка дана, вперёд, родные ксенофобы! Людям  не желающим сливаться с коричневой массой в этой ситуации необходимо критически осмыслять информацию, расширять круг общения, повышать собственный уровень знания и взять за хороший тон периодическое обличение официальной пропаганды и креатива патриотических хохмачей. И ещё – отказаться от языка вражды и его терминологии.

Вам также может понравиться...