Мифы о фашизме и антифашизме

Тов. Шиитман
Anti_Fascism_by_BenHeine
Этот текст публиковался год назад, но с тех пор он, к сожалению, не потерял актуальности. Когда он писался – оппозиционный депутат Москаль решил остроумно доказать, что в Украине нет фашистов. Он сделал в МинЮст запрос о том, есть ли у нас фашистские организации. С тем же успехом, парламентарий мог бы спросить у Министерства, есть ли в государственных структурах официально-зарегистрированные коррупционеры, есть ли в милиции официальные садисты и убийцы, есть ли в СМИ официально-зарегистрированные лжецы. Минюст никогда не сможет честно ответить на вопрос, есть ли в Украине фашистские организации, потому что такой ответ ударит и по оппозиции, и по власти. Так что ответ, само собой, был отрицательным – регистрация фашистских организаций в Украине запрещена. Примерно таким же образом и рассуждают системные политики, берущие ультраправых в союзники – “посмотрите, наши союзники не фашисты, у них и справка есть!”.

Год спустя после этого эпизода, буквально пару дней назад Верховная Рада приняла целый пакет репрессивных законов урезающих права и свободы. Их принятие было обосновано, среди всего прочего, “борьбой против фашизма”. Автор и главный лоббист этих законов – депутат Колесниченко, представитель крайне-правого крыла Партии Регионов, человек, пропагандирующий ценности и убеждения, которые на деле очень мало отличаются от ценностей и убеждений тех, кого он именует “фашистами”.

Слово “фашизм” стало жупелом, каким-то абстрактным Вселенским Злом из иной реальности. В современном политическом лексиконе “фашист” – ничего не значащее оскорбление, к которому редко прислушиваются всерьёз. В этом большая часть вины псевдо-антифашистов. Показателен пример депутата Колесниченко, который с одной стороны говорит о “толерантности”, а с другой – продвигает в Верховной Раде ксенофобские законы и сотрудничает с про-российскими ультраправыми организациями наподобие “Народного Собора”. Сегодня назвать кого-то фашистом – всё равно, что назвать его “плохим человеком”. Но на самом же деле, это слово определяет вполне конкретные политические практики, как исторические, так и современные. И прежде чем поднять вопрос о реальности угрозы фашизма в Украине следует разобраться с тем, что такое “фашизм”. Удобнее всего это сделать в формате развенчания основных предрассудков и мифов связанных с этим понятием.

Миф первый:
Фашизм и национал-социализм – совсем разные вещи, это совки придумали называть их одним словом. Не путайте национал-социализм и социал-национализм, национализм – это просто любовь к своей нации и т.д.

Очень много демагогии, как правило, связано с дефинициями и значением слов. Первое лживое и безграмотное утверждение – “фашизм и национал-социализм – это разные вещи”. Безусловно, между фашизмом Муссолини и нацизмом Гитлера есть множество различий, несравнимо и количество совершенных ими преступлений, но оба режима называются фашистскими. И это отнюдь не советское изобретение, а международно-принятый термин. Разберемся с историей этого слова и понятия.

“Фашизм носит имя, само по себе ничего не говорящее о духе и целях
этого движения. Fascio означает “объединение” или “союз”, так что фашисты –
это “союзники”, а фашизм должен означать “союзничество”.

Фриц Шофтгефер ещё в 1924 году указал, что “фашизм” по сути – пустое означающее. “Союзниками” могли бы с тем же успехом назвать себя и левые интернационалисты, и современные неолиберальные сторонники глобализации. Но значение этому слову придала именно политическая практика. Уже в 20-е годы фашистами начали называть не только сторонников Муссолини, но и их идейных собратьев в других странах. С фашистами сравнивали и черносотенцев (с наследниками которых частенько маршируют “антифашисты” из Партии Регионов). Фашистом называл себя и идеолог украинского интегрального национализма Дмитрий Донцов, фигура в равной степени культовая и для “радикалов” из ВО “Свобода” и для “либералов” из Объединённой Оппозиции. Так или иначе, в гитлеровской Германии, и в Италии, и в Испании Франко и т.д. прослеживались следующие признаки:

  • революционная и социальная риторика в процессе борьбы за власть
  • после победы – построение корпоративного государства, при сохранении классового и социального расслоения, острота противоречий сглаживается за счёт вмешательства государства
  • жесткая иерархичность, наличие лидера
  • отсутствие демократии (или сведение её к ритуальным формам), уничтожение или подавление оппозиции, профсоюзов, неподконтрольных государственной идеологии общественных организаций
  • мощный репрессивный аппарат, тюрьмы и часто казни для неугодных
  • милитаризм, укрепление армии, культ воина. Оборотная сторона того же явления – антифеминизм и неприятие эмансипации женщины
  • апелляция к традиционным ценностям в различных формах (в случае Франко или хорватских усташей это был банальный католицизм, в случае Гитлера – набор оккультно-расистских идеологем, который, впрочем, тоже был изрядно разбавлен христианством)
  • тотальная цензура СМИ и культуры, борьба с “аморальностью”, попытка контроля всех аспектов жизни человека
  • национализм. У Гитлера или у японских фашистов он принимал форму этнических чисток, итальянцы же, к примеру, практиковали скорее государственный, чем этнический национализм


Сравним эти признаки с программой украинских политических партий. Разумеется, сразу приходит на ум ВО “Свобода”. Да, сторонники Олега Тягныбока – классические, хрестоматийные фашисты. И это не ругательство, а научный термин. Достаточно изучить проект их Конституции, в котором предполагается запрет всех “антиукраинских” идеологий (читай – уничтожение политических противников), запрет забастовок с политическими целями (ликвидация боевых профсоюзов), а также жесткий контроль за моралью нации, предполагающий тотальную цензуру СМИ. Нужно также обратить внимание на то, с какой настойчивостью борется “Свобода” за введение смертной казни, в том числе и за “преступления против государства”. Но ВОС – не единственные, у кого мы находим фашистские идеологемы. Разношерстная Объединённая Оппозиция включает в себя сторонников “солидаризма” (по сути, та же модель корпоративного государства) и блюстителей морали. Они столь же активно апеллируют к традиционным религиозным ценностям и пытаются оправдать им цензуру, они также подвержены национализму, часто с расистскими элементами. Называют они себя “буржуазными националистами”, “социал-националистами”, “национал-социалистами” – не важно. В фашизме главное не название, а суть. Ведь если посмотреть даже на Коммунистическую Партию Украины, то мы увидим, что её программа по сути мало чем отличается от программы ВОС, только вот украинский национализм заменён на русский, а поддержка православия Киевского Патриархата – на поддержку Московского. Не выбивается из общей картины и Партия Регионов. Конечно, Януковича глупо сравнивать с Гитлером или Муссолини. Но он идеологически вполне близок к португальскому фашисту Салазару, даже лозунг “Нова Україна” до боли напоминает «Estado Novo». Далеко не у всех фашистов руки в крови по локоть, у некоторых – по запястье, другие обагряют лишь кончики пальцев, а некоторые и вовсе ухитряются носить белые перчатки. Респектабельный политик, поддерживающий ультраправых убийц вполне может не брать на себя ответственность за их преступления.
etofascist
Миф второй.
Фашизм победили в 45-ом, фашизма больше нет, все кто говорит иначе – преследует политические цели или отрабатывает гранты.

Ещё один пример банальной исторической безграмотности. Фашизм в Испании, Португалии, Греции, существовал до 60-70-х годов. В Чили в 1973 году к власти пришла фашистская хунта Пиночета (её мы ещё раз упомянем ниже). Сегодня в некоторых странах Европы набирают силу откровенно фашистские партии, к примеру, “Золотая Заря” в Греции или Йоббик – в Венгрии. Хоронить фашизм преждевременно, тем более, что как мы видим, многие его идеи, пусть в модернизированной и приукрашенной форме используются также и вполне “демократическими” на первый взгляд партиями.
Миф третий.
Фашизм – это не так уж плохо. Что плохого в фашизме, если он не всегда сопровождается газовыми камерами и глобальными войнами?

Что плохого в отсутствии свободы? Что плохого в отсутствии возможности защитить свои права? Что плохого в насильственном навязывании образа жизни и образа мыслей? Если ничего, то этот текст писался не для вас.

Миф четвёртый.
Украинский национализм – это не фашизм, ведь ОУН-УПА боролись против Гитлера!

Не вдаваясь глубоко в историю ОУН-УПА, не акцентируя внимания на коллаборционизме и на Волынской Резне, давайте посмотрим на ценности за которые они боролись и сравним их со списком признаков фашизма, приведенным выше. Вспомним Донцова. Перечитаем политические программы современных идейных наследников ОУН, ещё раз убедимся в сходстве.

Миф пятый.
Антифашизм в Украине играет на руку имперским амбициям России.

Безусловно, в Украине есть движения называющие себя антифашистскими, такие как “Родина” Маркова, ПСПУ Витренко или про-русское крыло Партии Регионов. Но все эти лица антифашистами не являются. Напротив, их собственные программы и заявления вполне можно назвать фашистскими, только лишь место украинского национализма заменяет имперский пан-славянизм. Настоящие украинские антифашисты не представлены в парламенте, но уже не первый год ведут борьбу на улицах, в информационном пространстве, в университетах. Это анархисты, это “антифа”, это коммунисты не связанные с дискредитировавшими себя партиями, это правозащитники имеющие дело с расистским насилием и дискриминацией, это деятели культуры, которые начали понимать, что ультраправая реакция угрожает и их свободе творчества. Конечно же, между антифашистами России и Украины есть тесная связь, но эти движения являются оппозиционными по отношению к своим властям. Многие наши российские товарищи сейчас находятся в тюрьмах, в том числе, из-за участия в антипутинских протестах. Также украинские антифашисты состоят в тесном контакте с европейскими, израильскими, турецкими, американскими товарищами. Поэтому сводить вопрос противостояния ультраправым к геополитике – глупая и пошлая манипуляция. Антифашисты действуют по всему миру, от США до России, от Украины до Греции.

Миф шестой
Фашизм родственен коммунизму. Свободная рыночная экономика – гарантия защиты от фашизма.

Фашизм родственен социализму лишь в том, что он предлагает стратегию решения социальных проблем. На самом деле, какую-нибудь стратегию предлагает любой общественный строй и любая политическая система, поэтому приравнивать фашизм к левым течениям лишь на основании того, что он поднимает социальные темы – неверно. Корпоративная экономика совсем не обязательно предполагает защиту трудящихся, напротив, тесная спайка государства и крупного бизнеса раньше или позже начинает служить интересам последнего. Между корпоративным псевдо-социализмом и корпоративным неолиберализмом – крошечный шаг. К примеру, фашистский режим Пиночета был принят западными демократиями как защита от коммунистической угрозы. Салазар и Франко нормально взаимодействовали с “цивилизованной” и “просвещённой” Европой. Рынок не подразумевает демократию, напротив, подчас демократия вредит полной свободе рынка и особенно крупным монополиям, так что фашизм по сути представляет из себя защитную реакцию капитализма, попытку выжить в условиях кризиса, пусть и ценой чудовищной мутации. Именно поэтому антифашизм так тесно связан с левой идеей, с попыткой предложить альтернативный выход из сложной экономической ситуации.

В противовес ультраправым, мы можем предложить вам движение, которое борется:

  • против иерархий и авторитаризма,
  • за индивидуальную свободу, за свободу совести и самовыражения,
  • за преодоление ксенофобских предрассудков и дискриминации в любом виде
  • за достижение настоящей социальной справедливости

19-го января в 16 часов на Михайловской Площади в Киеве состоится антифашистская акция, приуроченная к дате убийства адвоката, правозащитника и левого активиста Станислава Маркелова и журналистки и анархистки Анастасии Бабуровой.
Наши товарищи были застрелены неонацистами в 2009 году, с тех пор ежегодно по всему миру проводятся акции их памяти. Непосредственные убийцы сидят в тюрьме, но те, кто опекал и курировал их – на свободе и имеют тесные связи с прокремлевским организациями. Аналогичную ситуацию мы можем увидеть и в Украине – формально-оппозиционные ультраправые спонсируются правящей кликой и выполняют за неё грязную работу. Фашизм – это не только отморозки с ножами, нападающие на людей с другим цветом кожи или другими политическими убеждениями, фашизм – это также и милиция, суды, государство.

Мы помним тех, кто погиб от рук ультраправых и тех, кто находится за решеткой за попытку противостоять им.
А помнить значит бороться.
Demonstration gegen rechte Gewalt und Rassismus

Вам также может понравиться...