Рубрика: Цитаты

2

Бакунин об избирательном праве

Всеобщее избирательное право, есть одновременно самое широкое и самое утонченное проявление политического шарлатанизма государства; опасное орудие, без сомнения требующее большого искусства со стороны тех, кто им пользуется, но которое, если умеют хорошо им пользоваться, есть наивернейшее средство заставить массы принимать участие в созидании их собственной тюрьмы.

3

Аликс Шульман об Эмме Гольдман

Посмотрите, как она защищает себя на суде по обвинению в заговоре, торжественно отказываясь вставать при исполнении «Звездно-полосатого флага» (гимна США – прим. перев.). Вот она сморкается в сторону конгрессмена. Вот ей удается бегать от своих полицейских преследователей достаточно долго, чтобы произнести еще одну речь, прежде чем отправиться в тюрьму за «призывы к бунту». Вот она пробирается в страну под носом у тех самых иммиграционных властей, которые должны ее остановить. Она живет то в коммуне, то в одиночной камере. Смотрите, вот она несет красный флаг, ведя за собой женщин-забастовщиц на первомайской демонстрации. Временами она скрывается в подполье (живет под именем Э.Г.Смит). Она то пишет очередной манифест, то врывается в клуб «только для мужчин», оставляя в дураках охранников. Она пропагандирует принятие законов, разрешающих контрацепцию, срывает военный призыв, а потом отправляется в тюрьму сразу за оба эти преступления. На самом деле, она никогда не выступает, не прихватив с собой книгу поинтереснее, чтобы было, что почитать в тюрьме в случае ареста.

3

Макс Штирнер о рабочем классе

“…Принцип ра­бочего класса – труд не ценится, его грабят, это – военная добыча имущих, его врагов. Рабочие имеют огромную силу в своих руках, и если бы они ее почувствовали и воспользовались ею, то ничто бы не могло устоять против них: стоило бы им только приостановить работу и все выработанное ими считать своим, пользуясь им для себя. Таков смысл вспыхивающих иногда рабочих волнений. Государство покоится на рабстве труда. Когда труд сделается свободным, государство будет сокрушено.”

2

Эмма Гольдман о браке и любви

Любовь — это то чрезвычайно сильное влияние на межчеловеческие отношения, которое с незапамятных времён противилось всем законам, которые сформулировали люди, и пробивало решётки церковных и моральных предписаний.

4

Бакунин о личной и коллективной свободе

Я становлюсь действительно свободным лишь благодаря свободе других, так что, чем больше количество свободных людей, окружающих меня, чем глубже и шире их свобода, тем распространеннее, глубже и шире становится моя свобода.

4

Лев Толстой о патриотизме

Мне уже несколько раз приходилось высказывать мысль о том, что патриотизм есть в наше время чувство неестественное, неразумное,
вредное, причиняющее большую долю тех бедствий, от которых страдает человечество, и что поэтому чувство это не должно быть воспитываемо, как это делается теперь,- а напротив, подавляемо и уничтожаемо всеми зависящими от разумных людей средствами.

3

Рудольф Рокер о гражданских правах

Политические права сушествуют не тогда, когда они записаны на клочке бумаги, а только когда они стали врождённой нормой для народа, и любая попытка их нарушить будет встречена насильственным сопротивлением масс. Там, где этого нет, не поможет никакая парламентская оппозиция и никакие апелляции к конституции.

3

Гройсман о ненависти

Я не уверен, что во мне много сострадания. Скорее – мной движет ненависть, умноженная на нежелание убивать. Я часто думаю, что если я не помогу какой-то жертве пыток, то должен буду взять в руки нож или волыну, пойти и замочить какого-то мусора.

1

Станислав Маркелов о либерализме

Меньшая часть либералов, перейдя на позиции умеренных социал-демократов, постепенно приблизится к нам, за что им честь и хвала. Но это абсолютное меньшинство. Большинство демократов опустятся в патриотическое болото, куда многие из них готовы ринуться уже сейчас. Мешает необходимость сохранять лицо перед Западом и чувство брезгливости. Но уже сейчас они спокойно смотрят на имперскую тряпку и готовы с национал-патриотами стоять в одном ряду. Долго ли им до полной любви?

0

Бертран Рассел об анархизме, пацифизме и насилии

Согласно общему мнению, анархист это человек, который бросает бомбы и совершает другие грубые правонарушения; анархист либо более или менее безумен, либо прикрывает крайними политическими взглядами свои преступные наклонности. Эти точки зрения, конечно, неверны. Многие анархисты верят в бросание бомб, а многие нет. В бросание бомб при определенных обстоятельствах верят люди с политическими взглядами самых разных оттенков: например, тот, кто спровоцировал нынешнюю войну, бросив бомбу в Сараево, был не анархистом, а националистом. Те анархисты, что испытывают пристрастие к бомбометанию, не отличаются в этом отношении от большинства других представителей нашего общества за исключением, разве что той его ничтожно малой части, которая придерживается толстовских непротивленческих идей.