«Два Два Девять»: как играть говнопанк и быть любимцем публики

«229» и Дёня на концерте в Киеве, 28.05.2017

«Два Два Девять» — панк-группа из Кривого Рога. Она примечательна тем, что её вокалист и концептуалист Дёня — простой парень, который много лет сидит на опиатных наркотиках. Дёня поет совсем не о том, что мы привыкли слышать в панк-музыке. Он специфически выглядит, выражается и в принципе не похож на панк рокера. Его лирические герои видят смысл жизни в закладках с ширкой, ради дозы сдают в ломбард бытовую технику, иногда мечтают о море, красоте и об избавлении от наркозависимости.

Не смотря на кажущуюся автобиографичность песен, их пишет не фронтмен группы. Стихи горько иронизируют над над тоскливым бытом и жизнью в депрессивном индустриальном городе, и в Дёнином исполнении слушаются очень органично. При этом у музыки группы фактически нет стиля — это смесь всего того, что можно легко и с удовольствием играть: панк рок, хардкор, гранж, «русский рок».

Сам по себе Дёня добр и открыт к миру. Криворожская медиа-платформа Expert-KR сняла документальный фильм, демонстрирующий хронику жизни Дёни и его творчества в группе «Два Два Девять». В нем тридцатилетний безработный парень показывает свой быт, рассуждает о любви и ставится ширкой в паховую вену.

Примечательно, что группа не только развивается вне субкультурного контекста, но и вообще не имеет привязки к эстетике рок-музыки. Дёня усугубляет этот разрыв своим образом отморозка в спортивных штанах, который поет о какой-то чепухе. Тем не менее «Два Два Девять» не являются изгоями — их быстро заприметили и сделали своими любимцами люди из совершенно разных культурных кругов.

Дёню любят и богемные декаденты, и панки, нашедшие в его творчестве особую иронию. Публика на их выступлении в Киеве 28 мая была немногочисленной, но очень контрастной — такое субкультурное разнообразие мало где встретишь.

Пришедшие — прилизанные бриолином парни в белых рубашках, забитые олдскульными татуировками панки, атлеты, танцующие мош (популярный на хардкор панк концертах агрессивный танец, внешне похожий на массовую драку, — ред.), люди в возрасте, какие-то школьники и прочие, и прочие — все совершенно искренне веселятся под песни Дёни.

Нечто похожее можно было наблюдать на концертах «Ляписа Трубецкого» в довоенный период — кто-то воспринимает это как стёб, кто-то — как серьезную музыку, но веселятся при этом абсолютно все. В одном зале можно было наблюдать беларуских националистов, говнарей, украинских фашистов и антифашистов, людей без ярко выраженных субкультурных и политических предпочтений. Было трудно понять, серьезно ли поет Сергей Михалок, но он казался одновременно и смешным, и крутым, многим нравился и был примером для подражания.

Дёня же не моден, не занимается спортом, не сыпет мэмами — он просто представитель социального дна, балансирующий на грани с полным разложением и не теряющий при этом оптимизма. Дёня любит AC/DC и Motorhead, ненавидит шансон и криминальную субкультуру. Он не берет использованные шприцы, регулярно сдает анализы, пропагандирует среди юных наркозависимых осторожность. Он отдает себе отчет в своей болезни, критикует ее, честно пытается вылечить, но часто срывается и достает себе новую дозу. Дёня чрезвычайно наивен, имеет много интересов, старается дружить со всеми новыми людьми.

На сцене Дёня потешно крестится, стоя на коленях, кланяется в пол, но совсем не от желания задеть чувства верующих — он искренне верит в бога и не видит греха в своих ужимках.

Кто-то находит около-панк музыку от провинциальных неформалов потешной, кто-то очаровывается ею без всяких оговорок. При всей несуразности, песни «Два Два Девять» действительно цепляют. Чего только стоит «Пацан сказал, пацан сделал — два разных пацана».

Дёня также имеет привычку совершенно искренне заряжать между песнями случайный набор лозунгов и фраз, вроде «За наших парней, которые там стреляют, пока мы выступаем на концерте… Нес-тор-Махно!» или «Як тебе не любити, Києве мій… Зіг хайль!». Он не анархо-фашист — просто ретранслирует то, что ему нравится, не особо задумываясь. Впрочем, среди некоторых его высказываний есть особая, юродивая мудрость.

«Нахрен та Россия, нахрен та Европа? Украина — во! Не надо нам никуда присоединяться. Пусть к нам сами все присоединяются».

«Россия нам не надо. Ну как, Россия которая дупля отрезает — она как раз надо. Юра Шевчук там, Армен Григорян — такая Россия нам надо. А Жириновский, вот это вот — такая Россия нахуй не надо».

Музыкантов всегда щедро угощают пивом, водкой и сигаретами. Не так давно на концертах «Два Два Девять» сбрасывались в специальную коробочку на дозу для Дёни, но сейчас он лечится от зависимости и верит в лучшее.

Уже сейчас Дёню воспринимают как ДжиДжи Аллена, а саму группу нередко называют «криворожскими Sex Pistols»хоть это все и очень далеко от реальности.

На концерте в Киеве его приметили люди из продакшна, готовые устроить нужные знакомства, и теперь парень при всей своей антисоциальности может стать еще популярнее. Тогда он будет собирать на концертах не только ценителей доброго трэша, но и совершенно случайных слушателей, не находящих в творчестве группы «Два Два Девять» никакого подвоха.

Вам также может понравиться...