Тезисы о России

тов. Шиитман

Этот текст является продолжением полемики с товарищем Горбачем, но существенно выходит за её рамки. Отдельный текст будет посвящён эволюции украинского национализма и выводах, которые левым  следует из этой эволюции. Но пока что разберемся с «русским вопросом».

Для начала следует определиться с терминами. Россия безусловно не является какой-то вечной и вневременной категорией. Она не является мистическим средоточием зла, преемницей Золотой Орды, продуктом веков селекции и вырождения и т.д., отбросим все стандартные русофобские штампы. Мы рассматриваем Российскую Федерацию в текущем временном и политическом контексте — это огромное государство с малой плотностью населения, авторитарным режимом, который в текущем виде построен силовиками, крупная буржуазия находится в прямой зависимости от крупных государственных чинов. В этом тексте мы будем обращаться к опыту СССР и Российской Империи лишь поверхностно — моей целью не является историческое исследование, доказывающее сходство и преемственность разных «россий», мы можем принять этот тезис на веру или не принимать, конечные выводы не должны от него зависеть.

occupantЯ хочу прямо возразить тому, что было высказано товарищем Горбачем. Россия — это страна именно русского, а не российского национализма. Вернее, национализм-то строго говоря «российский», т.к. он действительно ставит своей целью конструирование не «русской», а многоэтнической и многокультурной «российской» нации, но именно русский шовинизм является тем клеем, который удерживает этот конструкт вместе. Россия является колониальной империей, своеобразным реликтом 19-го века, только между метрополией и колониями нет морей. Во многом именно эта особенность и являлась, до последнего времени, залогом её территориальной целостности. Экономические и культурные связи оказались более прочными, чем, к примеру, между Британией и Индией, географическая близость облегчает прямой полицейский и военный контроль. Это позволяет России достаточно эффективно удерживать свои земли. Русские националисты имперского толка практически дословно воспроизводят расистский миф о «бремени белого человека», они видят себя благородными колонизаторами, которые принесли (и продолжают нести!) свет цивилизации неразумным и диким народам.

Безусловно, между «русскими господами» и «туземными слугами» нет сегодня формальных различий перед законом. Но это равенство условно, оно продолжается только лишь до тех пор, пока представители «национальных меньшинств» ведут себя в согласии с правилами и нормами, диктуемыми «титульной нацией». Или попросту до первого расиста-мента, который посмотрит даже не на поведение, а на разрез глаз. Несколько лет назад был показательный эпизод, когда якуту, не говорившему по-русски, не выдавали паспорт, даже опознали в нём нелегального мигранта и чуть было не депортировали. Россия отличается в этом от другого «многонационального государства». Несмотря на то, что Украина является многонациональным и многокультурным государством, ситуация, когда два гражданина страны не знают языков друг друга и между ними невозможна коммуникация, является практически невероятной. Достаточно спаянными являются и экономические интересы: что Донбассу без Украины, что Украине без Донбасса не очень комфортно, регионы зависят друг от друга. Россия же — государство множества народов и культур, которые подчас вообще не имеют точек соприкосновения, и вместе их удерживает исключительно стоящая над всеми ними «цивилизаторская» миссия русских и финансовые интересы связанных с государством крупных капиталистов из метрополии.

Советский национализм после 40-х годов, после сталинского «возврата к патриотизму» также основывается на разновидности русского великодержавного шовинизма, он выстраивает иерархию народов, на верхушке которой находятся «братья-славяне» под управлением старшего русского брата. Именно поэтому, кстати говоря, любая апелляция к «братским народам» является глубоко реакционной и удивительно, когда к ней обращаются левые. Национальные культуры в современной России (как и в СССР) могут всячески поощряться на своём локальном уровне, но на уровне государства они всё так же жестко вписаны в иерархию. Никакого российского «плавильного котла» не существует, в этом котле все лежат слоями на своём месте и редко перемешиваются.

Поэтому в полемическом контексте вполне корректно говорить о «русском правительстве», «русской армии» и о «русском вторжении в Украину»: чеченцев, бурятов, якутов гонит на бойню именно русский шовинизм.

ramzan

Метрополия удерживает свои колонии не только путём прямого насилия. Как показывает опыт чеченских войн — этот кровавый путь очень затратен и неэффективен. Практика показала, что куда выгоднее покупать местные элиты, щедро снабжать их деньгами и предоставлять полную свободу действий. Они сами наводят «порядок» на подконтрольной им территории. С коррупцией и смертной казнью, зато с полной лояльностью Москве. Всемогущие региональные князьки (идеальным примером которых является Рамзан Кадыров) купаются в деньгах и пользуются особыми преференциями. Известны примеры столкновений между «чеченской полицией» и полицейскими и даже спецслужбами РФ, все они заканчивались не в пользу последних, кадыровцы в большинстве случаев оказывались совершенно безнаказанными.

В то же время, простые чеченцы, как и жители других «национальных» регионов, оказываются сразу под двойным угнетением — их бесправие определяется расизмом русского шовинистского центра и произволом местных региональных элит, которые, получив карт-бланш из Москвы, стали на своей территории практически всемогущими.

Вертикаль власти в России — это не власть «сильного центра» над «слабыми регионами». Это власть «сильного центра» над «сильными регионами», и это важно понимать, когда мы перейдем к следующей теме — неизбежному распаду России.

Когда я пишу о неизбежности и необходимости распада России, то имею ввиду вовсе не механическое деление страны на части оккупационными войсками НАТО, не построение «Российской Стены», которая размежевывала бы страну на «зоны влияния». Когда я пишу о распаде России, я подразумеваю естественный процесс, который неизбежно будет запущен после того, как сильная центральная власть, сдерживающая регионы подкупом или запугиванием, окажется устранена. Ликвидация России как единого государства является не целью, а неизбежным следствием ликвидации авторитарной власти, поскольку лишь авторитарная власть может сдерживать центробежные силы. Опять же, обратимся к примеру Чечни.
Представим, что РСД совершило социальную революцию (нет, ну давайте посмеёмся и представим, кстати, смеяться можно над каждым словом в этом ряду: РСД, совершило, социальную, революцию). Каким образом новая власть планирует объяснить Рамзану Ахматовичу, что настало новое время и ему следует перестать купаться в бассейне с деньгами не выходя из джипа, перестать есть на завтрак человеческую печень и вообще, надо бы передать власть в руки простым чеченским трудящимся? Можно, конечно, рассказать Рамзану Ахматовичу о децентрализации и демократии и, если повезет, он умрёт своей смертью, откусив себе язык в приступе хохота. Мне ответят, что революционеры не будут говорить с сатрапом, а обратятся к чеченским трудящимся напрямую. Сколько там чеченцев состоит в РСД, кстати говоря? А в других левых организациях? А хотя бы людей, просто знающих чеченский язык? А языки других народов России? Знание языка, конечно же, не гарантирует успеха в агитации, но является минимальным условием для неё.

donbassТак вот, в России более 80 регионов, и отнюдь не все эти регионы заинтересованы подчиниться результатам переворота в Москве. Вертикаль Власти в России работает лишь пока она щедро смазывается кровью и деньгами. В конце концов, зачем Сибири с её полезными ископаемыми кормить Москву и подчиняться её приказам? Какой резон отдавать доходы от нефти и газа ненасытному центру, если можно продавать их на своих условиях? А есть ещё и огромная территория, большая часть которой пустует. А есть Китай, который может щедро заплатить за использование этой территории.

Единственный применимый на практике рецепт удержания «территориального единства», который смогут предложить наши гипотетические революционеры — это рецепт Бориса Николаевича. Это новая война, война за удержание колонии. А так как Чечня — отнюдь не единственный проблемный регион, то война эта будет тотальной, и украинское АТО на этом фоне покажется нашим «социальным революционерам за территориальную целостность» легкой прогулкой. Разговоры о территориальной целостности России, которые ведутся сегодня, обернутся невиданными военными преступлениями завтра. Русский белый мужчина из организации, которая состоит преимущественно из русских белых мужчин, может сколько угодно рассказывать о преодолении этнической вражды, но в его исполнении это будет не более чем ещё одной маской цивилизаторского шовинизма, ещё одним «сплотила навеки Великая Русь». Безусловно, Россия могла бы сохранить условную целостность на основании единых классовых, а не национальных интересов (хотя тогда её вряд ли можно было бы называть «Россией», и вообще «государством», скоорее уж «федерацией коммун и трудовых коллективов»). Только вот, необходимым условием для того, чтобы пролетариат смог осознать и артикулировать свой коренной интерес, является, опять же, крушение режима, жестоко подавляющего любые рабочие выступления и серьёзные попытки организации. А крушение режима автоматически запустит механизм раскола страны, и чем более быстрым и безболезненным окажется этот раскол, тем больше будет шансов на развитие классовых организаций, по крайней мере в некоторых регионах.

Российскую Федерацию можно сравнить со смертельно больным, который подключен к аппарату жизнеобеспечения. Этот аппарат — репрессивное авторитарное государство. Если его отключить — она умрёт, если его не отключать — удастся оттянуть неизбежное еще на несколько недель, месяцев и даже лет, но зато умрут многие другие.

Вам также может понравиться...