О наивности теорий заговора вокруг самоубийства Эпштейна

Новогодние подарки для сетевых конспирологов подоспели раньше срока, когда Джеффри Эпштейна, босса торговли несовершеннолетними девушками и одного из богатейших и влиятельнейших людей Америки, нашли мёртвым в манхэттенской тюрьме после очевидного самоубийства. Несмотря на то, что президент Дональд Трамп был близким другом покойного, который, вероятно, использовал его курорт Мар-Ла-Лаго для набора девушек в проституцию, большинство конспирологов указывают на… чету Клинтонов, в основном потому, что принадлежат либо к сторонникам протрампистского QAnon, либо к наивным левакам, которые повторяют эти утверждения по иронии судьбы.

Несомненно, Билл Клинтон, который неоднократно летал на личном самолёте Эпштейна, прозванном «Лолита-экспресс», столь же предосудительная фигура, как Дональд Трамп и прочие партнёры покойного «филантропа». С учётом вышесказанного, если кто-то хочет поискать следы заговора, фантазируя о заказном убийстве ключевого свидетеля, ему стоит ответить на вопрос, какой из сценариев тут наиболее вероятен. Эпштейна убили в тюрьме по поручению наиболее могущественного человека в стране, который управляет военными, разведкой и федеральными органами правопорядка? Или же убийцу наняли двое ультрабогатых дурачков, которые даже не смогли выиграть самые лёгкие выборы всех времён? Если бы заставили выбирать меня, я бы указал первый вариант, поскольку он звучит куда более правдоподобно. Но, пока меня никто не заставляет, я предпочитаю считать, что Джеффри Эпштейн, презренный подонок, имевший все причины уйти из жизни, вероятнее всего убил себя сам.

Звучит наивно? На самом деле это куда менее наивно, чем та мысль, что Эпштейн не мог бы покончить с собой в связи с надзором по суициду, и ещё менее наивно, чем то, что его убили какие-то могущественные люди, чтобы уберечь себя от последствий его показаний в суде. Оба предположения основаны на одинаково бестолковых идеях. Первое — на том, что тюремные надзиратели прямо очень компетентные и обеспокоенные безопасностью заключённых. Это убеждение легко разбивается словами любого, кто имел опыт взаимодействия с исправительной системой США. 

«Оба протокола содержат существенные недостатки. 

15 минут — достаточное время, чтобы умереть, если кто-то собирается это сделать. Не вдаваясь в детали, люди стали изобретательными, а намерение покончить с собой не обязательно вызывает соответствующее настроение. Люди врут о своем эмоциональном состоянии. Довольно часто».

Второе, и очень важное, замечание состоит в том, что абсолютное верховенство права в США — это сказка, которую впаривают через школу и голливудское кино. Будто бы закон одинаков для всех, и никто не может безнаказанно его переступить. Многие прямо-таки растут, без конца цитируя заветное «свобода и правосудие для всех». В соответствии с этим национальным мифом, у версии об убийстве Эпштейна какими-то влиятельными людьми с целью избежать последствий его судебных показаний, появляется смысл. Если бы это был голливудский триллер, смысл был бы в том, что центральный свидетель умирает при загадочных обстоятельствах где-то в третьем акте, когда герои почти достигли своей цели. Но в этих фильмах дерьмо всегда всплывает в нужный момент, и тогда плохишей отправляют в тюрьму, независимо от их денег и влияния. Это выглядит очень драматично и убедительно, но это только фантазия. Кстати, многие цветные американцы прекрасно понимают, что закон не работает для них, но белые к этому факту весьма безразличны и больше всех упираются, когда им это объясняют.

«Идея об убийстве Эпштейна — которое вполне могло быть! кто знает! — исходит от предположения, что он собирался «сдать» могущественных людей. Какой исторический прецедент поддерживает эту идею? Судя по всему, они бы избежали последствий, как это обычно происходит».

Правда такова, что если открыть глаза на дела о наиболее резонансных должностных преступлениях, то окажется, что случаев, когда супер богатые и влиятельные люди понесли бы наказание за свои действия, слишком мало. Кроме того, планка, с которой у этих людей начинается ответственность за их мерзости, с каждым годом опускается всё ниже. Америка особо не имеет опыта в привлечении к ответу влиятельных людей — от банкиров с Уолл-стрит, которые обрушили глобальную экономику в 2008, до ответственных за пытки задержанных ЦРУ. Разве это не очевидно на примере Дика Чейни и Джорджа Буша, которые, как ни в чём не бывало, живут на свободе? Даже самый громкий политический скандал Америки — Уотергейт — и тот закончился для Ричарда Никсона всего лишь отставкой и немедленным помилованием его вице-президентом. Если бы Эпштейн всё же предстал перед судом, любой из влиятельных людей, причастных к его делу — будь то Дональд Трамп или Билл Клинтон, — спрятался бы за стеной чрезвычайно агрессивных и талантливых адвокатов, которые бы годами сдерживали прокуроров и следователей. Сам Трамп недавно избежал ответственности по расследованию Мюллера, в основном благодаря специальному советнику, который решил, что действующему президенту нельзя предъявлять обвинение.

Верховенство права, идея, что никто не должен быть выше закона — это прекрасная концепция, но только при условии, что она на самом деле работает. Но горькая правда в том, что это не правило, а исключение для большей части человечества за всю историю. Просто законы создаются могущественными людьми или теми, кто им служит. В современных либеральных демократиях верховенство права сражается с куда более сильной капиталистической системой, которая ставит определённый класс выше всех остальных. Либеральная политическая теория представляет государство как нейтрального арбитра между классами и другими группами общества, но это очередная сказочка, придуманная для того, чтобы убедить подданных в справедливости системы. Верховенство права имеет тенденцию к успеху только тогда, когда правители подчинены наиболее демократичным формам подотчётности — либо путём честных выборов в одних странах, либо путём народных революций в других.

Всё это к тому, что показания Эпштейна, как и расследование Мюллера, никогда бы не смогли уложить на лопатки кого-то могущественного. Так и не оправившись после кризиса 2008, Америка всё больше и больше становится похожа на постсоветскую республику вроде России или Украины, где правящий класс выпячивает свою коррумпированность, ожидая, что народ будет махать флажками и подчиняться. Трамп и трампизм являются предвестниками этой новой эры, и американский народ по своей наивности, к сожалению, не спешит адекватно среагировать, о чём писалось выше. Он верит, что система правосудия по сути хороша и защитит его от Трампов и Эпштейнов этого мира. Но это не прямое предназначение закона в капиталистическом обществе. Первоочередная функция состоит в защите собственности могущественных людей и ограничении прав нижестоящих. Вот почему правосудие так жестоко по отношению к тем, кто ворует копейки, и так мягко к тем, кто ворует миллионы, если не миллиарды.  

В общем, говорить о верховенстве права и равенстве перед законом внутри системы, основанной на иерархии, эксплуатации и доминировании многих над немногими — это пустая трата времени. Чтобы закон мог править, элитарная система должна быть заменена эгалитарной, а законы должны приниматься более демократичным путём. Это не обязательно значит, что не нужно добиваться справедливости в текущей системе, но точно значит, что нет никакого смысла держаться за инфантильную идею, будто какой-то агент закона, специальный советник поймает и накажет негодяя из правящего класса. Такое может произойти, если нарушитель виновен в преступлении против группы или хотя бы одного представителя элиты. Если же вы из рабочего класса, закон вас не защитит, и чем скорее вы это осознаете, тем больше смысла будет в вашей жизни.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...