Как я стал левым

Иисус Джихад
Psychedelia-2
Я стал левым сравнительно поздно. Мне было около 20 лет, я покинул родительский дом и временно обитал у приятеля в турецком районе Нюрнберга, до тех пор пока не нашел собственную квартиру. Над нами проживала семья геев-качков, и я был вынужден скрываться от них — соседи обладали скверным характером и могли донести хозяйке квартиры, что у неё завелся незарегистрированный жилец. Несколько недель моей жизни были наполнены наркотиками и рок-н-ролом с вкраплениями неофолка, я открыл для себя Соломенных Енотов и Captain Beefheart, совершенно по-новому услышал Гражданскую Оборону и Current 93, Кооператив Ништяк и The Legendary Pink Spots, Reverend Beatman и Адаптацию, Церковь Детства и Death in June, The New York Dolls и Тимура Муцураева.
А ещё я стал левым.

Шел чемпионат то ли мира, то ли Европы по футболу, играла Турция поэтому наш райончик ликовал, улицы были завалены мусором, а машины украшены национальными флагами разных стран. И я, и мой товарищ не любили футбол и футбольный патриотизм, но чужой праздник агрессивно рвался в наш дом, он внушал нам страх и отвращение, в криках толпы нам слышалась угроза, а на флажках украшавших машины нам мерещилась свастика. Мы закрыли окна, откупорили пиво, и включили Reverend Beatman’а. Послушав проповедника-сатаниста мы поняли, что одним пивом не обойтись.

Тогда я ещё не знал, что скоро я стану левым.

В холодильнике лежали две порции галлюциногенных грибов mexicano cubensis. Мы планировали съесть их на стадионе на котором Гитлер выступал перед своими соратниками, чтобы заставить явиться духи эсэсовцев и призвать их к ответу. Но внезапно, по наитию, мы решили отказаться от задуманного оккультного ритуала и съесть грибы прямо сейчас, в нарушение всех правил, после пива, после футбольного угара на улице, после сатанинской проповеди. “Во имя блага всех живых существ” сказал мой далекий от буддизма друг и учитель, “во имя блага живых существ” повторил я, и мы принялись жевать грибы. Спустя 20 минут действие псилоцибина начало ощущаться. До тех пор я имел опыт лишь с семенами гавайской розы, содержащими lsa. Если они позволяют заглянуть в высшие миры через окно, то псилоцибин настежь открывает двери в иную реальность. В этот раз это были даже не двери, а ворота.

И распахнутся ворота
Волшебным звоном ручейка.
Прекрасных гурий яркий лик
Ты повстречаешь там, шахид…


Да, мы входили в тот трип под песни Тимура Муцураева. Не знаю, одобрил бы чеченский дарк-фолкер использование его творчества наркоманами, сатанистами и богохульниками, но очень часто произведение оказывается куда глубже чем его автор. Именно Муцураев в тот раз невольно стал для нас проводником в иную реальность.
Я стал левым в том числе и благодаря Муцураеву.

Я не видел рай и гурий, вместо этого я смотрел на ковёр и маленькие ворсистые гномы рассказывали мне о своих бедах и проблемах, я дал им несколько мудрых советов на неизвестном мне языке, в их мирке воцарилось счастье и я стал счастлив вместе с ними. Я мог бы стать их повелителем, но я не хотел повелевать, я хотел быть таким же ворсистым гномом и жить вместе с ними, и я стал гномом, поселился в ковре и прожил множество прекрасных жизней для описания которых нет человеческих слов, потому что люди слишком грубы и неуклюжи. А потом я обратно вернулся в комнату и посмотрел на пятно на стене, и это пятно стало Богом, и я растворился в этом пятне и тоже стал Богом, и мой танцующий приятель стал Богом, и все мои мертвые друзья, родственники и домашние животные заговорили со мной и они были частью меня, и тогда я понял, что смерти нет, потому что нет времени, и нет никакой высшей сущности над нами, поскольку всё живое — это и есть высшая сущность…
И вскоре я стал левым.

psychedelia3
Чистый божественный свет оказался вновь пойман в телесную оболочку, я начал болезненно обрастать плотью, у меня появились руки и они схватили книжку, валявшуюся на полу. Это была книга правого идеолога Юлиуса Эволы “Рабочий в творчестве Эрнста Юнгера”, но я не открывал саму книжку, я смотрел на обложку, где рабочий сжимал в руках молот, он звал меня встать рядом, чтобы бороться. Да, это был рабочий с фашистского плаката, но он не говорил мне о фашизме, он говорил совсем о другом. Он звал меня бороться за мир, где не придётся есть грибы, чтобы на несколько часов осознать себя Богом, за мир, где не придётся запирать окна, чтобы оградить себя от окружающей реальности, за мир, где высшая истина не будет прятаться внутри грязного пятна на стене.
Так я стал левым.

Вам также может понравиться...