Грузинское средневековье

Тов. Ираклий
Трудно сказать, находимся ли мы уже в Новом Средневековье, стоим ли в преддверии, или же период мракобесия окажется кратковременным и в ближайшем будущем сумеем выйти из этого состояния. Авторитет церкви в грузинском обществе
в обществе высок, и особенно авторитет личности патриарха, вокруг которого создан настоящий культ личности.
Патриарх имеет образ мудрейшего, несмотря на высказывания типа «Грузия – родина Господа», а также образ гуманнейшего, не смотря на слова «Мы отмежеваемся от насилия, но…». В последний период часто звучат лозунги «Нет развратной Европе!», но в тоже время перенимаются элементы Европы, её самого темного, средневекового периода ̶̶̶ создаются церковные ордена подобные католическим, рукополагаются рыцари. Таким образом, отношение части населения к Европе является двояким ̶̶̶ им чужда современная, но приемлема средневековая Европа (и традиционалисты и грузинские националисты не только не хотят видеть этот казус с внедрением средневековых
европейских элементов, но и потакают подобному явлению, или сами же занимаются этим).

chernosotenci
Кроме «рыцарей» европейского типа, имеется также большое количество чохосанцев (облаченных в национальные чохи, и
вооруженные кинжалами), часть которых также объединяются в разного рода ордена и организации. Некоторые группы чохосанцев председателем организации ставят самого патриарха. Даются клятвы верности Илие II-му, и произносятся обещания защиты патриаршего трона. Фактически, это вооруженные силы церкви, которые были применены, например, 17-го мая 2013 года при нападении на акцию противников гомофобии. Но эти люди проявляют агрессию не только при выполнении «своих обязанностей».

В конце 2013-го в центре Тбилиси произошел конфликт чохосанцев с двумя парнями, вследствии чего чохосанец кинжалом порезал лицо одному из них. Врачи лишь чудом смогли спасти пострадавшего. Ни один из чохосанцев задержан не был, также, как и до того в городе Зестафони не был задержан священнослужитель ударивший полицейского [мы не жалеем полицейского, но примечательно, что любой другой на месте священника был бы арестован, прим ред.]. Что касается вышеупомянутой акции против гомофобии, то с целью ее подавления церковью было выведено количество людей, почти равное вооруженным силам страны. Возможности собрать и вывести на улицы такое количество народу, скорее всего значительно содействовало существование широко развитого института «наставников». На сегодняшний день практический каждый рядовой православный обязан иметь своего наставника, которому должен регулярно исповедоваться, причем исповедание другому священному лицу (не своему наставнику) считается неприемлемым; верующий должен находится под надзором конкретного священнослужителя, который контролирует действия и духовную жизнь своих подопечных (вплоть до того, что может семейной паре давать, или же наоборот отказывать в благословении на секс во время поста). С таким же успехом священнослужитель дает благословение на избиение противников церкви, или же не теряя времени сам берет табурет в руки.

chair4-368x400
Как видно, благодаря этому развитому институту наставников возможен был организованный вывод групп, и отдельных верующих контролируемых напрямую. Мракобесие, насилие, деспотизм, фанатизм ̶̶̶ вот какими словами можно охарактеризовать сегодняшнюю местную православную церковь. Постоянные нападения на религиозные меньшинства (включая избиения тех, «на ком не было креста»), антисемитизм (который Грузии всегда был чужд), факты сжигания книг, демонизация неверующего разумного человека напрямую со стороны самого патриарха. Государство с одной стороны не принимает участие в религиозных репрессивных мероприятиях (не происходит арест художников или литераторов вступающих в противоборство с церковью, не происходит конфискация литературы или полотен художников), но в тоже время государство неэффективно, или же совершенно не защищает людей от произвола церкви когда клерикалы с
противниками разбираются сами. Лишь только недавно фактический руководитель государства Б. Иванишвили заговорил о том происходит
излишняя фетишизация патриарха, что церковная тема не должна быть табуированной, и что церковь нуждается в критике. Трудно делать точные прогнозы, но факт, что несмотря на происходящее в церкви, авторитет церкви и патриарха будет если уже и не расти, то, по крайней мере, держаться определенное время на и так запредельно-высоком уровне, а иррациональный страх перед небесными карами, а также рациональный страх перед церковными головорезами будет держать в покорности значительную часть населения. На сегодняшний день церковь сама ведет себя по пути кризиса, и в будущем её старое, местами некачественно подстроенное здания неизбежно обрушится.

Трудно сказать как будет происходить спад темной религиозной активности: постепенно, или же скачками после ряда острых кризисов. Но факт, что пока это произойдёт, местная православная церковь ещё успеет нанести обществу вред, который будет чувствоваться даже после того, её влияния начнёт убывать.

Вам также может понравиться...