О причинах вырождения красных авторитариев

Тов. Шапкирман
leninstalin
За последний век большевики и их социал-демократические братья в наших краях стремительно деградировали. И в интеллектуальном, и в политическом плане. Кроваво-красные превращаются в бледно-розовых, а розовые и вовсе стали каким-то невнятным говном. Если полторы сотни лет назад «социал-демократия» была по сути революционным движением, то сегодня даже люди именующие себя «коммунистами» часто ограничиваются выступлениями «за умеренный прогресс в рамках законности». И то не всегда. К примеру, КПУ или КПРФ выступают скорее за «умеренную деградацию». Конечно же, большевики не единственные, кто измельчал, это затронуло всех левых. Но причины у каждого из течений свои. К примеру, деградацию анархистов вполне можно объяснить тем, что многие из них принципиально привержены антиинтеллектуализму и в любой ситуации предпочитают действие анализу. Анархизм лишенный теории легко вырождается в буржуазную субкультуру и становится всего лишь придатком к либеральным, красным, а то и коричневым силам.

Но вот большевики, интеллигенция стоящая в авангарде пролетариата, почему с каждым поколением они выглядят всё более глупо и жалко? Ответ банален, и этот ответ — власть. Стремление к политической власти у ленинистов является лишь предлогом для достижения власти личной. А власть развращает, даже если она воображаемая. Сталин физически уничтожал старых большевиков и окружал себя послушной серостью, чтобы иметь возможность железной рукой править СССР. Если серость проявляла себя слишком способной — её топили в крови, а на её место ставились новые, ещё более безобидные фигуры. Вождики левеньких сект, мечтающих стать «революционной партией», точно так же окружают себя послушной серостью, чтобы сохранять влияние на уровне маргинальной тусовки. Слабость, манипулируемость, внушаемость, глупость, замена чётких политических взглядов на личную лояльность — это та основа, на которой зиждется власть лидеров. Пусть даже это власть в песочнице, пусть политический потолок организации — это не мировая революция, а поставка «технических кандидатов» на парламентские выборы.

Лидеры окружают себя серостью. Они уходят, а серость остаётся и притягивает ещё большую серость. Новая серость притягивает нечто совсем уж бесцветное, то, что даже серостью назвать нельзя. Чем мельче лидер, тем более мелкие ему нужны последователи. Есть крошечные авторитарные вождики, которые могут управлять разве что амёбами, но только вот амёба — существо совершенно бесполезное, политические амбиции с её помощью не реализуешь. И в результате одинокий большевичок вынужден плакать, оставшись наедине с лужицей безвольной слизи из которой не построишь не только революционный субъект, но даже декоративную партию для около-парламентского мошенничества. От Ленина и Троцкого, которые, невзирая на всю их подлость и предательство революции, были блестящими тактиками и стратегами, сформулировавшими немало ценных мыслей, большевистская традиция закономерно пришла к идиотам Симоненко и Зюганову, которых уже и левыми назвать неудобно, и их более молодых и не столь успешных коллег, которые ещё способны невпопад промычать слово «диалектика» или «класс», но вот самостоятельно сформулировать политическую программу или тем более реализовать её — не в состоянии.

Неизменными (и ключевыми, смыслообразующими!) в этой традиции остаются лишь подлость, предательство и личные амбиции.
И именно они являются причиной её полного и окончательного политического поражения.

Иллюстрация: Иван Тузов — «Плавный переход от Ленина к Сталину»

Вам также может понравиться...