Как это было 19 января: нормальные герои всегда идут в обход

19sichnia  О роли «Правого сектора» в событиях на Грушевского         

Дмитрий Десятерик, «День» — специально для «Нигилиста»

Если случается большая драка, то рано или поздно, но обязательно всплывает вопрос: «Кто первый начал?» Контекст разный: если речь об установлении виновных, то тогда поиски ответа превращаются в занятие почти что безнадежное, а если в повестке раздача лавровых венков – у победы, как мы помним, всегда слишком много родителей. В оценке событий на улице Грушевского мешаются отчаяние и триумф, и это вполне объяснимо; но вот что удивляет – так это определение триумфаторов.

Слава первенства почему-то записана за «Правым сектором». Ладно бы это такого мнения придерживались  одни ультраправые и консерваторы; но нет же, грешат и либералы. Восхищение парнями в масках, которые (в буквальном смысле слова) задали жару проклятому «Беркуту», выходит за рамки разумного.

Не рискую здесь вступить в более обширную дискуссию, попытаюсь все же ответить на сакраментальное «кто первый начал».

Вспомним: днем 19 января оппозиция обещала, что будет не просто «митинг, после которого все разойдутся по домам», а нечто большее. Впрочем, поначалу именно так и складывалось. Троица лидеров снова взялась забалтывать протест, Майдан – также далеко не впервые – загудел от возмущения. Всех троих засвистывали, скандировали  «Ді-я-ти!» («Дей-ство-вать!»), требовали определить единого лидера протеста: ведь ситуация складывалась экстраординарная, власть принятием диктаторских законов 16 января показала, что готова раздавить всех и вся, кто станет у нее на пути.

Около 15.00 на сцену вышел парень из движения «Автомайдан»  и призвал всех идти на Грушевского, чтобы устроить митинг у парламента. Ему выключили микрофон; все знали, что в самом начале улицы стоит усиленный кордон ВВ и милиции – но эта искра попала в переполненный пороховой погреб. Людям, особенно молодым, надоело стоять на месте, наблюдая, как власть просто издевается над ними, планомерно закручивая гайки; людям хотелось действия – и они его устроили.

Сначала досталось ГАИшникам на Европейской, которые имели неосторожность остановить одну из машин оппозиционеров. Их помяли, с одного сорвали погоны. Потом народ пошел к кордону. Начали раскачивать автобус, составлявший часть заграждения, потом оттянули его вручную с помощью троса. Хлынули в образовавшуюся брешь, толкались с ВВ, спрятавшимися за щитами.

Незадолго до этого к месту событий подошла колонна «Правого сектора». Но пошли они в обход, к стадиону имени Лобановского. И остановились там. В это время совершенно разношерстные люди с Майдана, в оранжевых касках и без, пёрли голой грудью на ментов – а «Правый сектор» стоял и стоял, то ли слушая в миллион-неведомо-какой раз повстанческие песни под гитару, то ли обдумывая какой-либо особо хитрый обходной маневр. Даже когда на Грушевского в ход пошли палки с обеих сторон – «Правый  сектор» все еще топтался  на месте.

Так что смело могу сказать – первыми начали не эти насупленные юноши в масках, а совершенно (идеологически и социально) разнородная, но очень разозленная молодежь с Майдана, которой, повторюсь, надоело стоять и смотреть, как правительство крадет у народа остатки свободы.

И заслуги в дальнейших событиях в равной степени распределяются по всем слоям Майдана.

Так что, думаю, лучше все-таки обходиться без кумиров.

Вам также может понравиться...