Уругвай: “Левый” президент и мировой капитализм

Мариано Шлец
Перевод – КРАС-МАТ

В интернете пользуются популярности фотографии “бедного”, “хорошего” и “левого” президента Уругвая Хосе Мухика. Эта статья развеивает некоторые мифы о нём. Для того, чтобы проводить реакционную политику совершенно не обязательно восседать на золотом унитазе в личном вертолёте, президент-аскет может действовать в интересах буржуазии точно так же, как и президент-гедонист (прим. ред).
Uruguay's President Mujica waves during a visit to the National Pantheon in Caracas

“Рискуйте здесь! Пусть тебя не экспроприируют и не будут обременять налогами!»

– увещевал избранный президент сотни наиболее могущественных предпринимателей мира. Кто же это почти отчаянно стремится отречься от экспроприирующего коммунизма и бороться с его стратегией? Ультраправый Альваро Урибе (бывший президент Колумбии, – перевод.)? Или, может быть, глава правительства города Буэжнос-Айрес Маурисио Макри? Ничуть не бывало. Человек, который с трибуны взывал к буржуазным сердцам, – Хосе «Пепе» Мухика, бывший лидер Движения национального освобождения «Тупамарос» (MLN-T), только что перед этим избранный президентом Уругвая. Поскольку уже мало кто сомневается в открыто буржуазном характере этих «новых левых», важность события в тех уроках, которые должны извлечь из этого революционеры. Иными словами, речь Мухики в очередной раз демонстрирует нам итоги курса националистической антиимпериалистической программы, до сих пор выдвигаемой многими левыми организациями.

«Тебя не экспроприируют…»
Чтобы представить свою государственную программу, Мухика организовал встречу «Предприниматели в национальный проект: развитие и сокращение бедности», выбрав в качестве сцены отель «Конрад» в Пунта- дель-Эсте. В этой зоне, столь благоприятной для бизнеса, собрались 1500 предпринимателей, политиков и журналистов из Латинской Америки и всего мира.

В своем выступлении Мухика не стал ходить вокруг да около. Открыто отделив себя от чавизма, он призвал буржуазию эксплуатировать уругвайских рабочих, не опасаясь, что ее собственности и прибылям будет что-либо угрожать со стороны государства. Он также рекламировал перед ней одно из главных достижений Широкого фронта – глубокую демобилизацию масс, приглашая ее жить в его стране, где «президент может спокойно ходить по улице» (1).

Затем Мухика обратился к учебнику ортодоксального либерала, чтобы «очаровать» предпринимателей, заверив их в том, что буржуа определяет не его капитал, а его «дух». На редкость подобострастно он уверял, что «быть инвестором означает не деньги, а мужество рисковать, а это совсем другое дело». Ясно, что подобно Кирхнеру и другому современному прогрессизму, он намеревался отмежеваться от пользующегося дурным престижем финансового сектора, апеллируя к хорошим промышленным капиталистам: «Это страна, самой печальной характеристикой которой исторически был крайне низкий уровень инвестиций… Мы предпочитали уносить (деньги), класть их в банк… Мы никогда не делали ставку на предпринимательство». Сведя все проблемы страны к отсутствию национальной предпринимательской буржуазии, он не забыл возложить на уругвайский народ вину за собственную бедность, заявив, что если страна не добьётся роста, то «ответственность будет лежать на нас самих».

Мухика призвал инвесторов привести свои капиталы в движение не в «слепом игорном доме», а в безопасной стране, правительство которой выполнит свою основную задачу: «снизить, насколько это возможно, степень риска и предоставить стабильность». И он снова обратился к самому элементарному буржуазному символу веры, подчеркнув, что успех работников зависит от их способности воспользоваться теми вариантами, которые им предлагает буржуазия, поскольку «партия разыгрывается в области таланта» (2).

Уругвай
Чтобы оправдать полное открытие уругвайских рынков международному капиталу, Мухика заявил, что его главная цель разрешить «социальные долги и осуществить мечты… останется просто химерой, если экономика не будет функционировать». Это никак не противоречит обогащению немногих, поскольку «богатство – это детище труда… Чтобы иметь экономические ресурсы, нам необходимы процветающие предприятия, которые смогут платить налоги, порождающие богатство» (3). А поскольку «богатство создают предприниматели» (4), что может быть лучше, чем привлечь как можно большее их число, чтобы обогатить Уругвай! Чтобы побороть бедность, Мухика призвал буржуазию обогащаться, потому что

«если мы хотим повысить налоги на те же суммы богатства, мы потерпим неудачу, ибо убьем курицу, несущую золотые яйца»

Вместо этого, поскольку его предложение исходит из того, что «труд – это инвестиции», он без колебаний пригласил главных инвесторов приехать «трудиться» в Уругвае (5).

Приветствуя блудного сына
Мухика организовал это мероприятие совместно с Аргентино-Уругвайской торговой палатой, Союзом экспортеров и Палатой строительства. Среди главных участников находились представители «Петробраза», PDVSA, «Мерседес Бенц», «Санкора», группы «Вертхейн» (акционера «Телекома») и «Бульгерони» (6). Наибольший энтузиазм испытывали аргентинские предприниматели. Карлос Авила, владелец «Торнеос и компетенсиас», заверил, что речь Мухики была «похожа на поэму». Такое же удовлетворение выразил и президент «Фиата» Кристиано Ратацци, подчеркнувший, что «здесь уважают институты и перемещения; в Аргентине это не столь ясно». Не отставал и Мартин Эурнекян («Аэропорты Аргентина-2000» и «Международный аэропорт Карраско»), который назвал Мухику «гениальным» и заявил, что это была «многообещающая речь (…), ясно показавшая, что нормы будут соблюдаться, а двери для инвесторов откроются». (7). Эктор Мендес, председатель Промышленного союза Аргентины, признал, что «немного завидует… В тот день, когда мы потеряем надежду, мы переедем жить в Уругвай» (8). Наконец, Панчо Дотто, Грасиэла Борхес и Марта, мать «медийного короля» Рикардо Форта, также остались довольны либеральным содержанием речи нового президента.

Уругвайские бизнесмены были меньше удивлены, но тоже не скупились на похвалы. Президент «Букебуса» Хуан Карлос Лопес Мена заявил, что Уругвай вступает на «путь надежности, прозрачности и правовых гарантий». По мнению главы «Петробраза» Ирани Варелы, Мухика сказал то, что «каждый предприниматель хочет услышать», когда признал, что «предприниматели являются важным мотором для страны». В свою очередь, Рубен Скароне (группа «Рас») заявил, что «мы будем верными хранителями его слов».

Миллионер Александр Вик живо приветствовал Мухику за «открытие миру, опираясь на труд, жизнь, риск и создание богатства для всех… Это форма движения вперед и службы бедным, благодаря свободной и богатой стране».

Мероприятие не обошлось без присутствия правительственных чиновников. Для министра промышленности Рауля Сендик (сына Рауля «Бебе» Сендика, старого лидера MLN-T), «в Уругвае не было прецедентов, чтобы избранное правительство давало столь ясный знак, так мощно пригласив предпринимателей к инвестициям, как теперь». Со своей стороны, президент Банка Республики, Фернандо Кальоиа подчеркнул удачность информирования предпринимателей о том, что их не собираются «облагать экспроприирующими налогами на прибыли». Даже оппозиция не могла скрыть своего совпадения с будущим правительством . Бывший президент Хулио Сангинетти сказал, что подобного он не слышал с 1980-х и 1990-х годов: «Мы рады, что говорится о рыночной экономике, об открытой экономике, международной конкурентоспособности, выполнение контрактов. Все это до недавних пор считалось Вашингтонским консенсусом и неолиберальным государством». В свою очередь , еще один бывший президент Луис Лакалье заявил: «Мы воодушевлены, потому что это эмпирическая позиция, признающая, что нет рабочих мест без капитала, без национальных или иностранных инвестиций». Даже сенатор Педро Бордаберри (сын бывшего президента Хуана Мария Бордаберри) объявил: «Это очень хорошо, что Мухика говорит о либерализме, очень важно и смело то, что он сказал, что сперва идут инвестиции, а затем труд. Это было сильно… Я никогда не думал, что услышу такие вещи». Дополнением к абсолютной поддержке со стороны капитала стали аплодисменты со стороны лидеров профобъединений (PIT-CNT) Кастильо, Рида и Кастельяно.

Предательство Мухики?
Речь Мухике вызвала двойственное отношение. В то время как буржуазия и ее интеллектуалы празднуют, некоторая часть уругвайских левых выражает глубокое сожаление в связи с новым «предательством» революционной борьбы. Как отметил Эрнесто Эррера из «Колективо Милианте»:

«Капитуляция тысяч кадров и активистов левых сил равнозначно полному политическому поражению. В смысле стратегического поражения радикального демократического, народного, антиимпериалистического, революционного горизонта, выросшего из социальной и политической борьбы 60-х годов» (9). Двое ведущих представителей аргентинского либерализма, Мариано Грондона и Даниэль Адад, приветствовали курс Мухики. Грондона пришел к выводу, что «экономическая рациональность… стала достоянием уже не только тех, кто всегда ее приветствовал…, но и тех, кто происходит из воинствующих левых» (10). Адад заявил, что этот новый, «либеральный» Мухика «не имеет ничего общего с партизаном… прошлого века» (11)

Хотя обе позиции оценивают происшедшее диаметрально противоположно, основа у них одна: идея, что Мухика «изменился», и его политика – качественно иная, чем та, какую он занимал в 1970-х гг.

Тем не менее, реальность совершенно иная: программа «Тупамарос» уже содержала в зародыше нынешние позиции Мухики и Широкого фронта. Для правильного подведения итогов бесполезно дискутировать о героизме борцов 60-х гг., их готовности отдать жизнь за свои идеалы или мужестве, необходимом для того, чтобы взяться за оружие ради революции. Нам следует дать оценку той политической цели, которой руководствовались товарищи тех лет, то их программе.
uru2
Национализм
Если говорить коротко, то, как и аргентинские «монтонерос», MLN-T вело борьбу за национальное освобождение, считая первоочередной задачей движения разгром империализма, который оно считало главным виновником угнетения латиноамериканских народов (12). Это означает, что программа была направлена на буржуазные задачи, а именно на национальное освобождение. Основное противоречие, таким образом, разворачивалось не между классами, а между империей и нацией, что предполагало возможность общего фронта с национальными буржуазиями, которые, как полагали, имеют интересы, отличные от иностранной буржуазии. Эксплуатация ликвидации не подлежала. Кроме того, будучи не марксистско-ленинской, а скорее националистическо-реформистской организацией, «тупамарос» заявляли о необходимости создания движений, которые, в отличие от революционных партий, разоружали рабочего класса в пользу единства на основе общей программы. Под предлогом собирания товарищей по делу и нежелания быть «сектантами», такое «движенчество» превратилось в оппортунизм, ликвидацию революционной программы в пользу создания «Широкого фронта» для осуществления управления буржуазным государством.

Хотя это более очевидно тем, кто наблюдал эту траекторию в более долгосрочной перспективе, но отмечалось и их товарищами по борьбе. В 1972 г. Сантучо, подчеркивая важность теоретической и программной дискуссии в рамках Хунты революционной координации (13), отмечал, что «самая большая идеологическая и политическая близость у PRT существует с MIR, так как речь идет о «марксистско-ленинских партиях в широком процессе пролетаризации, а не об освободительных движениях националистически-прогрессистского толка»», типа MLN-T (14). Как видим, нынешние оценки, которые ограничиваются вооруженным характером военно-политических организаций 1970-х гг. и оставляют в стороне их программные различия, мало что дают. Если бы все они были просто «партизанами» и «сторонниками теории очага», было бы трудно объяснить, почему развитие бывших союзников пошло в различном направлении: в то время как PRT была уничтожена, MLN-T закончила управлением буржуазным государством(15). Этот факт не имел ничего общего с «предательством», но, как мы уже говорили, был связан с характером их политической программы. Это признают и сами активисты «Тупамарос». Так, Элеутерио Фернандес Уидобро признал в конце 1990-х гг., что политика «Широкого фронта» была далека от сущностных преобразований, но стала логическим следствием программы «национального освобождения» MLN-Т:

«Моя родная организация (MLN) разработала и опубликовала в 1998 г. к конгрессу Движения за народное участие свою концепцию национального освобождения и, как следствие, политику альянсов… Так что никто не может говорить о том, что он изумлен или обманут… В нашей теории национального освобождения, его главной социальной и политической движущей силой является Народ… Народ для нас есть социальная совокупность всех тех индивидов и секторов страны…, чьи интересы или концепции направлены против империализма или, если смотреть с позитивной точки зрения, являются сторонниками нации… Концепция Народа вырастает совершенно ясно: рабочие, трудящиеся в целом, интеллигенты и студенты, мелкие буржуа и вплоть до тех буржуа, чьи интересы идут на пользу нации и, следовательно, направлены против любого империализма» (16).

Уроки борьбы
Буржуазия быстро научились у Лулы и Мухики. Как отмечал Грондона, «в конечном счете, значение имеет не то, откуда приходят наши региональные лидеры, а то, куда они идут». Иными словами, не стоит обращать внимания на их прошлое, внимание сосредоточено на осуществляемой ими конкретной программе.

Раз и буржуазия это понимает, мы тем более должны извлечь уроки из этой истории. И мы не сможем этого сделать, если будем продолжать считать, что в годы «либеральной демократии» произошло «превращение… бывшего партизана «тупамарос»», как утверждают многие товарищи среди уругвайских левых (17). Хотя их собственные лидеры взяли на себя труд подчеркнуть программную преемственность между 1970-ми гг. и настоящим, как уже говорилось, еще в 2006 г., многие утверждают, что произошла «трансформация» «тупамарос» из социалистических революционеров в раболепных слуг империализма. Те, кто рассуждают таким образом, смешивают тактику радикализации ( вооруженной борьбы ) с революционной программой (социализмом). Основываясь на поверхностных впечатлениях, они не могут придти к правильному выводу для левых: переход от вооруженной тактике к избирательной борьбе не должен скрывать, что основные проблемы были (и остабтся) в программе, которая и привела к движенчеству «тупамарос», т.е. их борьба за национальное освобождение, что предполагает союз с буржуазными фракциями. Как левые, мы знаем, что любая борьба, которая под предлогом «левого единства», отказывается от программной дискуссии и заменяет рабочий класс «народом», партию – «движением», капитализм – империализмом, революцию – «освобождением», короче говоря, социализм – национализмом, ведет нас к новому и сокрушительному поражению.

Примечания:

1 «El País». 15.02.2010.
2 «Clarín». 10.02.2010.
3 «C5N». 10.02.2010.
4 «Perfil». 13.02.2010.
5 «La Nación». 11.02.2010.
6 «Infobae». 10.02.2010.
7 «El País» (Montevideo). 11.02.2010.
8 «El País». 15.02.010.
9 Е.Herrera. Mujica encandiló a los empresarios…Todas las garantías al capital // www.rebelion.org.
10 «La Nacion». 14.02.2010.
11 «Perfil». 13.02.2010.
12 Эволюцию программныхых документов MLN-T, начиная с первого документа 1967 г. и до 1975 г. см.: www.cedema.org/ver.php?id=122.
13 В Хунту входили аргентинская Революционная партия трудящихся (PRT-ERP), чилийское Движение революционной левой (MIR), боливийская Армия национального освобождения (ELN) и уругвайское MLN-T.
14 L. Mattini. Hombres y mujeres del PRT-ERP. La Plata, 2003. Р.377.
15 Подробнее см.: D. De Santis. Entre Tupas y Perros. Buenos Aires, 2009 ; S. Grenat. De revolucionarios y (peligrosos) conversos // «Razón y Revolución». n°15. 2006. P.225-227.
16 Цит.по: S. Grenat. Santucho tenía razón. El debate por las papeleras de Fray Bentos y la ‘traición’ de Tupamaros // «El Aromo». abril de 2006.
17 Таков анализ «Колективо Милитанте», проделанный в 2005 г. бывшим «тупамаро» Хорхе Сабальсой. См.: E. Herrera. El Pepe fue un revolucionario… Crítica por izquierda al triunfo de la izquierda // «Question». 1.12.2009; и письмо Хорхе Сабальсы Элеутерио Фернандесу Уидобро от 8.10.2005, частично опубликованное: www.brecha.com.uy.

Вам также может понравиться...