Рубят сук на котором сидят

Тов. Шиитман

absagen
Украинские правозащитники, которые жаловались на недостаточное применение 161 ч.1 статьи УК, равно как и некоторые “левые” активисты, требовавшие усиления уголовной ответственности за разжигание розни, могут возрадоваться. В Украине возбуждено первое уголовное дело за ксенофобскую запись в Фейсбуке. Только вот немного омрачить их радость должен тот факт, что это дело возбуждено с подачи ультраправого депутата Мирошниченко, пожаловавшегося на “украинофобию” в высказывании оперной певицы Абдулиной. Дело, конечно, не в певице и не в высказывании, а в том, что нацисты помечают территорию и пытаются доминировать.

Я давно предсказывал это, именно ультраправые – первые, кто эффективно смог воспользоваться 161-ой статьёй как политическим инструментом. Разумеется, дело скоро спустят на тормозах, но важен сам прецедент: свободовцы показали всем, что стучать на “украинофобов” – можно. Завтра они или кто-то другой точно так же напишут донос на “безбожников”, послезавтра – на тех, кто разжигает “межклассовую рознь”.

Борьба с ксенофобией – это предмет интеллектуальной гигиены, задача каждого человека, а не бюрократических и репрессивных органов. Здесь нет и не может быть четких предписанных свыше правил. Каждое высказывание может быть интерпретировано в зависимости от контекста и трактовок может быть множество. Уголовное же право – это та сфера, в которой двусмысленность и многозначность недопустимы. Должны быть чётко доказуемые критерии вины – людям потом в тюрьме сидеть. В вопросе о hate speech таких критериев нет. И полагаться на часто подментованных “экспертов” было бы очень наивно. Перед глазами есть пример России, где экспертами в делах о ксенофобии и экстремизме частенько чудовищные патриотические монстры, верующие в торсионные поля, масонские заговоры и славянскую ведическую цивилизацию, существующую миллионы лет. Да что далеко идти, в украинской Комиссии по Защите Морали заседали нацисты с опытом уличных нападений. Завтра они убедительно докажут, что лозунг “долой власть и капитал” разжигает рознь к социальным группам “представители власти” и “капиталисты”, а “наше отечество – всё человечество” оскорбляет чувства патриотов и унижает память героев, боровшихся за национальную независимость.

Официозный государственный и про-государственный антифашизм – это всегда Элеонора Гройсман, Колесниченко и прочий дельфинарий, настоящий антифашизм может быть только лишь низовым, это личная ответственность каждого. Спрятаться за Уголовный Кодекс тут не получится, он упадёт и задавит. Закон всегда будет использоваться в интересах тех у кого есть власть и сила. Сейчас власть и сила есть у правых (от консерваторов до фашистов) и мы заинтересованы в том, чтобы максимально сузить, а не расширить доступный им инструментарий.

Но ещё смешнее, чем ратовавшие за 161 правозащитники, выглядит в этой ситуации сам нацист Мирошниченко. Уверенность в себе – это полезное чувство, но не тогда, когда она перетекает в самоубийственный идиотизм. Свободовцам тактический успех на последних выборах окончательно застил глаза. Тот монстр, которого они радостно выпускают наружу, не подавившись сожрёт и их самих. На каждого сидящего в Верховной Раде свободовца можно возбудить десяток дел за высказывания несравнимо более жесткие, чем у Абдулиной. И, в отличие от оперной певицы, которая виновна лишь в глупости и снобизме, они активно подкрепляют свои слова действием. Свободовцев не трогают сейчас лишь потому, что они полезные идиоты. В 2015 году они перестанут быть нужны для Партии Регионов в качестве пугала и их сольют. Вопрос в том сделают это тихо (как, в своё время, получилось с Витренко), или же ВОС повторит опыт своих коллег из “Золотой Зари”.

Когда через пару лет патриоты начнут выть о “политических репрессиях за мыслепреступления”, помните о том, что именно они сделали антиутопию реальностью.

Вам также может понравиться...