От утопии информационного общества к цифровому неравенству

Почему выбор листать в интернете мемчики или подписаться на надежный новостной канал – не просто дело вкуса, а проявление структурного неравенства? У людей, живущих в мире массового распространения гаджетов и свободной информации, – разные навыки, культурные установки и экономические возможности, без которых сложнее использовать преимущества новых технологий. Исследования цифрового неравенства позволяют понять почему доступ к главной современной ценности – информации – не приблизил нас к социальному равенству.  

Представьте человека, читающего за завтраком дайджест новостей, составленный из разных источников и предлагающий объективную картину происходящего. Позавтракав, этот человек идет в офис, где разрабатывает маркетинговую стратегию для одной молодой компании. Большую часть сведений о состоянии рынка он собирает в интернете, вся координация работы происходит там же. Во второй половине дня маркетолог подключается к онлайн-курсу по формированию бренда, сертификат об окончании которого сулит ему небольшое повышение. После занятия он заходит на сайт малоизвестного интернет-магазина посмотреть, не появилась ли скидка на новую модель пылесоса. Таким образом, он уже несколько раз неплохо сэкономил на покупках.

Будучи постоянно онлайн, этот человек поддерживает десятки социальных связей. В соцсетях он внимательно следит за работой политической партии, которая представляет в парламент интересы таких, как он.

Примерно так пятьдесят лет назад представляли жизнь в информационном обществе многие футурологи-технооптимисты вроде Даниела Белла и Элвина Тоффлера.

Формула заманчивая: главным ресурсом становится информация, которая одновременно делается общедоступной. Технооптимисты второй половина ХХ века прогнозировали нивелирование социального неравенства, исчезновение старых структурных противоречий и снижение концентрации политической власти.

Во многом они оказались правы. Правда, используют технологические возможности далеко не все. Описанный выше образ жизни свойственен человеку, пользующемуся многими преимуществами цифровых технологий.

После массового распространения интернета, компьютеров и смартфонов большинство исследователей социальных последствий этого процесса стали говорить о цифровом неравенстве. Между 1997 и 2015 годом ученые опубликовали почти 134 тысячи тематических статей в академических журналах. Появился целый ряд социологов, работающих в этом направлении: Массимо Рагнедда, Александр ван Дёрсен, Ян ван Дейк, Пиппа Норрис и Эстер Харгиттай.

Цифровое неравенство – это неравномерное распределение доступа к информационным технологиями, асимметрия навыков и способов их использования, а также социально-значимых последствий этого использования.

Сегодня только около половины населения планеты использует интернет. В большинстве так называемых развитых стран процент проникновения интернета колеблется от 80% до 100%. В России и Беларуси на 2019 год интернетом пользовались 83% населения, в Украине – 63%. Для сравнения: в таких странах, как Замбия, Индия, Узбекистан, – 14%, 20% и 55% соответственно.

Неравенство в доступе есть не только между государствами, но и внутри стран с массовым распространением IT. Оно заключается в различии качества и разнообразия используемых гаджетов. Эрик Цеци и Стефан Райнс в 2017 году в ходе исследования смартфон-зависимости в США выяснили, что доступ к интернету только через смартфон чаще имеют люди с более низким уровнем образования и дохода, цветные и младшего возраста. Смартфон годится для чтения новостей в транспорте или поиска маршрута, но он хуже подходит для работы с документами, чем ноутбук, меньше подходит для просмотра видео, чем стационарный компьютер с большим экраном. Чем больше количество устройств, которые человек использует, и чем выше их технические характеристики, тем эффективнее он может выполнять разные задачи. Конечно, это не просто вопрос выбора: большинство гаджетов и подписок на качественные сервисы достаточно дорогие.

Помимо физического доступа к устройствам существует также асимметрия в навыках и способах использования информационных технологий. Не все люди одинаково хорошо умеют создавать привлекательные профили в соцсетях, высказывать свои мысли, писать тексты и фотографировать. Сам по себе широкий доступ к информации не означает умения ее использовать: владеть поисковиками, знать, где концентрируется качественная информация, оценивать надежность источника, идентифицировать fake news. Пока существует неравенство в образовании, в культурном и профессиональном уровне, этот вид цифрового неравенства будет сохраняться.

Рассмотрим неравенство в навыках использования IT на примере поиска работы. Чтобы написать эффективное резюме, нужны навыки создания контента: грамотно подчеркивать свои сильные стороны, наглядно оформлять списки достижений. Чтобы написать сопроводительное письмо, которое привлечет работодателя к резюме, нужны коммуникативные навыки. Даже поиск подходящих вакансий – это умение работать с информацией, отделять «зерна от плевел».

Установка на использование интернета выгодным образом, например, для поиска работы, образования или для более выгодных покупок, – это тоже результат культурной предрасположенности. Интернет одновременно с полезными сервисами обрушивает на нас массу развлекательного контента: от «познавательных» роликов на Youtube до онлайн-игр и пабликов с шитпостингом. Выбор способа использования гаджетов и интернета во многом зависит от социальной среды и культурного капитала.

Из-за различий в навыках и способах применения цифровых технологий возникает ситуация, когда одни люди получают больше выгод от их использования, а другие – меньше. Самое крупное исследование в этой области провела группа европейских исследователей в 2015 году на национальных выборках Великобритании и Нидерландов. Ученые показали, что люди, умело пользуясь интернетом, экономят на покупках, достигают успехов на работе, получают больше социальных связей и других «бонусов».

Круг замыкается: люди с хорошим образованием и высокой профессиональной позицией прекрасно владеют новыми технологиями и умеют получать от них выгоды, а люди с более низкими стартовыми позициями лишены этих «бонусов».

Цифровое неравенство подорвало утопию технооптимистов прошлого, и мы легко можем представить образ человека, полностью противоположный их мечтам.

Это таксист в Uber, который, как и описанный в начале статьи маркетолог, использует на работе интернет. Смартфон ему полезен в качестве навигатора, а в перерывах между поездками он может отвлечься на свежее юмористическое шоу на Youtube. У этого человека нет привычки читать новости, но он периодически переходит по ссылкам, всплывающим в браузере. Он медленно набирает сообщения, интерфейс для него сложноват. Это, как и трещина на экране, не стимулирует его много общаться в мессенджерах, поэтому таксист ограничивается редкими сообщениями по делу.

Конечно, это один из крайних примеров обездоленных в системе цифрового неравенства, но он полностью подрывает иллюзию равноправного информационного общества.

Ставка на цифровые технологии в преодолении неравенства оказалась проигрышной. На деле классические экономические, культурные и политические иерархии переформатируют цифровое пространство согласно своей логике. Следовательно, решение проблемы может быть только комплексным и лежит скорее в области политических, чем технологических проектов.

Одна из обсуждаемых сегодня мер – это введение безусловного базового дохода. Ряд экспериментов в этой области показывают, что люди, получающие выплаты, начинают уделять больше внимания образованию и профессиональному развитию. Базовый доход уже сейчас позволил бы миллионам людей выйти из замкнутого круга сведения концов с концами и вложиться в собственное развитие. Это существенно сократит культурное, включая цифровое, неравенство.

В такой ситуации ваше решение подписаться на мемчики или уделить больше времени профессиональной литературе хотя бы отчасти станет делом вкуса.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...