Что происходит в Беларуси?

Чем дальше, тем больше, от многих заграничных экспертов приходится слышать, что режиму Лукашенко приходит конец. Кто-то предрекает Беларуси армянский сценарий, кто-то российскую аннексию. Насколько реальны эти прогнозы и как в реальности изменилась Беларусь за последние месяцы? На 9 августа в Беларуси назначены президентские выборы. Беларуское общество подходит к ним в состоянии небывалого ранее напряжения и политизации. Николай Дедок предлагает проследить, как это происходило.

Предыстория

В декабре 2019 возобновились разговоры о «глубокой интеграции» России и Беларуси, т. е. о фактическом поглощении. Они, как и ожидали наиболее прозорливые наблюдатели, закончились ничем (Лукашенко не готов отдавать власть кому бы то ни было), но дали толчок активизации протестных настроении в обществе. В Минске прошли три крупные акции, на самой большой из которых было порядка 3 тыс. человек. Проходили акции и в регионах. Государство ответило административным преследованием: 12 человек получили от 5 до 15 суток ареста, около сотни — административные штрафы. Общая сумма штрафов составила порядка 50 тыс. долларов.

Кстати, во время одной из акций на ступеньках Дворца Республики произошла настоящая драка с «тихарями» в штатском, которые попытались не пустить людей на ступеньки. К счастью, без последствий для людей.

25 февраля 2020 состоялась несанкционированная акция с экономическими требованиями. Организатор — блогер MozgON, один из самых популярных протестных блогеров в стране с 76 тыс. подписчиков. Протестующие требовали от Белнефтехима объяснения постоянному росту цен на топливо.

В феврале-марте в Беларуси начинается эпидемия коронавируса. Казалось бы, какое это имеет отношение к общественной активности? Но именно эту эпидемию называют переломной в отношении большинства беларусов к власти и к Лукашенко в частности. 

Как известно, Лукашенко присоединился к когорте ковид-диссидентов, назвав эпидемию «психозом», посоветовав лечиться тракторами, гарью, козочками и водкой. Не остановившись на этом, он по старой привычке начал винить всех, кроме себя, в происходящем. Врачей — в «расхлябанности», жертв коронавируса в том, что они «сами виноваты». Он угрожал привлечь к ответственности учителей, заставляющих учеников носить маски (которые Лукашенко называет «намордниками»). 

На первом этапе эпидемии врачам катастрофически не хватало средств защиты, социально незащищенные слои населения (старики, бездомные, одинокие люди) также остались без помощи. 

Официальная статистика показывала и продолжает показывать крайне неправдоподобные цифры. В частности, при 66 тыс. заболевших на сегодня власти говорят о 507 смертях, в то время как в Швеции на 56 тыс. заболевших — 5,6 тыс. смертей. Такую разницу государство объясняет невероятным уровнем беларуской медицины. В независимые СМИ с самого начала эпидемии стали массово поступать данные о том, что врачам запрещают ставить диагноз «COVID-19» и требуют записывать умерших на счет пневмонии и других заболеваний. С врачей брали подписки о неразглашении данных. [1] [2] [3]

Чем дальше, тем больше ситуацию с коронавирусам в Беларуси сравнивают с Чернобылем, где преступное замалчивание проблемы по политическим причинам привело к тысячам реальных жертв.

Нельзя сказать, что государство не принимает никаких мер в борьбе с пандемией. Были продлены школьные каникулы, в общественных местах появились санитайзеры, призывы мыть руки и соблюдать дистанцию. Однако этого явно недостаточно. Из-за самодурства Лукашенко и его неспособности признавать свои ошибки в Беларуси не были отменены массовые мероприятия, в результате чего мы стали единственной страной в мире, проводившей чемпионат по футболу. Также Лукашенко провел парад 9 мая, который отменили даже в России. 

Парад, правда, был массово проигнорирован населением: помимо принудительно согнанных на трибуны бюджетников, на него пришли всего несколько тысяч человек, среди которых, как отмечают журналисты, было очень много приезжих из России. 

Так или иначе, на фоне самоустранения Лукашенко и полной растерянности власти в первые недели эпидемии удар приняло на себя гражданское общество. Десятки тысяч беларусов приняли участие в волонтерских инициативах, главным образом, по помощи медикам. Люди расклеивали памятки, помогали покупать продукты пожилым людям, покупали и развозили предметы первой необходимости по больницам, и, конечно, аккумулировали финансы для такой активности. 

Одной из центральных инициатив: BYCOVID19 удалось собрать порядка 0,5 млн долларов. Активно подключился бизнес: некоторые пиццерии готовили бесплатную еду для медиков и волонтёров, сеть веганского общепита MonkeyFood начала бесплатно кормить всех сотрудников, потерявших работу из-за кризиса. Таксисты развозили медиков бесплатно, появились Telegram-чаты по городам, где медработникам предоставляли бесплатное жилье для отдыха.  

Это был массовый подъем гражданской активности на фоне бессилия государства и неадекватности его руководителя. И, как отмечают многие, именно этот подъем стал отправным пунктом в небывалом ранее усилении гражданского общества и росте его самосознания.

В апреле 2020 на медийной сцене появился новый политический субъект: Сергей Тихановский и его канал «Страна для жизни». Канал на тот момент уже был достаточно популярен. Бывший бизнесмен Тихановский за счет работоспособности и денежных вложений добился быстрого роста канала, а поездки по регионам с разоблачением бесхозяйственности чиновников и популистскими обещаниями построить «Страну для жизни» сделали его узнаваемым уже через год.

В апреле же Тихановский перешел в другой формат — встречи с подписчиками в виде стримов прямо на улицах городов. Его фишкой стали поездки по маленьким городам, до которых редко добирались представители традиционной оппозиции и которые считались оплотом электората Лукашенко. Показывая нищету, бесправие провинции и своевластие местных царьков, Тихановский получил невероятную популярность и любовь десятков тысяч людей. 

Внезапно оказалось, что  в провинции Лукашенко не любят едва ли не больше, чем в столице. Квинтэссенцией таких настроений можно смело назвать откровенный монолог обычного беларуса из Молодечно. «Жрать», «народец», «чистить копыта» — это отсылки к лексикону Лукашенко на публичных выступлениях.

Таких поездок были десятки, и даже в самых маленьких городах Тихановского встречали злые, возмущенные и решительные люди. 6 мая, воодушевившись народной поддержкой, блогер призвал к децентрализованным протестным акциям.

Самого Тихановского пытались задержать в Могилеве перед стримом, но собравшиеся сторонники не позволили это сделать, отбив блогера у милиции. Он был задержан на следующий день на трассе и водворен в изолятор на 15 суток еще за старое «правонарушение» — участие в вышеупомянутой акции в защиту независимости в Минске в декабре 2019. На следующий день на канале выходит его заранее заготовленное видео, в котором он заявляет о желании баллотироваться на пост президента.

Снежный ком

С этого момента ситуация начинает стремительно развиваться.

В результате акций 6-7 мая задержано 132 человека. 69 из них получили сутки, 72 — штрафы. Так, например, выглядело задержание в Гомеле. 

Некоторые задержания — совсем вопиющие. Фельдшер из Лиды, высказавшийся на стриме у Тихановского о реальном положении вещей в больницах и скорой помощи, был арестован на 15 суток. И это в тот момент, когда каждый медик на вес золота. В помощь фельдшеру был запущен краудфандинг. Меньше чем за сутки беларусы собрали мужчине годовую зарплату.

15 мая Тихановского отказались регистрировать как кандидата в президенты. Вопреки закону, его заявление о регистрации инициативной группы было отклонено, якобы он должен был подать его лично (оно подавалось через адвоката). Группа поддержки блогера делает «ход конем» и регистрирует инициативную группу Светланы Тихановской, жены Сергея. Светлана никогда не занималась политикой и не имеет опыта публичной деятельности, на публике держится неуверенно.

20 мая Тихановского освобождают из ИВС, просто вывезя и выкинув в центре Гомеля. Стало ясно что задерживали его исключительно для того, чтобы не дать зарегистрироваться.

В Беларуси начинаются пикеты по сбору подписей. И тут происходит то, чего не было за все время избирательных кампаний — во всех больших и даже маленьких городах к подписным столам Светланы Тихановской выстраиваются огромные очереди. И это при том, что она — ранее абсолютно неизвестный беларусам человек. Очередь в Минске растягивается на 4 километра. Власти в панике начинают задерживать и сажать на сутки участников команды «Страна для жизни» и инициативной группы Светланы Тихановской. 

К другим альтернативным кандидатам (бывший банкир Виктор Бабарико, бывший глава Парка высоких технологий Валерий Цепкало) также выстраиваются очереди, хотя и меньшие.

Надо сказать, что задержания в инициативных группах и на самих пикетах не остановили людей. Они продолжили собираться. Часто очереди превращались в фактические акции протеста. Вот так выглядят очереди на пикетах в начале июля:

29 мая на одном из пикетов по сбору подписей, в Гродно против Сергея Тихановского происходит провокация. Некая женщина в маске ходит за ним, провоцирует конфликт, требуя ответить на ее вопросы. Спустя некоторое время появляются два милиционера, которые подходят к Тихановскому и после возмущенного крика женщины: «Он не отвечает на мои вопросы!» — пытаются его задержать. Сторонники блогера не позволяют это сделать. Появляется ОМОН, задерживает около полутора десятков человек, в том числе самого Тихановского. Всем им предъявляют уголовные обвинения в насильственных действиях в отношении сотрудников милиции и водворяют в СИЗО. Хотя на видеосъемке видно, что никакого насилия нету.

Женщину, выполнившую роль провокаторки, вскоре опознали. Ей оказалась жительница Минска родом из Бобруйска, работавшая проституткой. Впоследствии выяснилось, что для осуществления провокации в Гродно из Минска прибыло несколько десятков силовиков, в том числе руководство КГБ и спецназ КГБ «Альфа». Лукашенко позже признался, что лично дал приказ на задержание Тихановского.

Позже Тихановскому «впаяют» еще несколько статей УК и после третьего обыска, сменив несколько бригад следователей, в отсутствие понятых «найдут» у него дома 900 тысяч долларов. 

Таким образом примерно за 2 недели «Страна для жизни» разгромлена полностью, вокруг Светланы — всего несколько человек. Тем не менее она продолжает агитационную кампанию, собирает необходимое количество подписей и подает их в ЦИК. На тот момент власть еще не воспринимает ее как опасного противника.

Разделавшись с Тихановским, власть обращает взгляд на Виктора Бабарико. По результатам опроса на tut.by и Onliner (главные интернет-порталы страны) Александр Лукашенко набирает 3% (отсюда и знаменитый уже мем), в то время как Виктор Бабарико — более 40%. Кстати, после этого руководителям независимых СМИ запретили делать онлайн-опросы, приравняв их к социологическим опросам, которые также в стране запрещены для всех, кроме государственных организаций. 

15-30 июля силовики задерживают, топовых беларуских политических блогеров: Александра Кабанова и Сергея Петрухина — «Народный репортер», Дмитрия Козлова — «Серый Кот», Владимира Цыгановича — MozgON, Владимира Неронского — «Слуцк для жизни», Игоря Лосика — «Беларусь головного мозга», а также около двух десятков основных оппозиционных активистов. 

Блогеру Эдуарду Пальчису дали 30 суток ареста и отпустили (что иногда практикуется). Он ушел в подполье. Цель — изолировать традиционных лидеров протеста на самое горячее предвыборное время, а также нарушить работу независимых медиа. Забегая вперед, следует сказать, что в течение месяца после посадок появилось более десятка новых блогеров и около 20 протестных каналов в Telegram, которые довольно быстро набирают аудиторию.

18 июня Виктора Бабарико задерживают и водворяют в изолятор КГБ. Вместе с ним задерживают его сына и часть инициативной группы. Всем предъявлены обвинения в экономических преступлениях разной степени тяжести. В их домах прошли обыски. 

Атака на Бабарико была ожидаема. До этого государство арестовало его предвыборный счет, начало давить через друзей и знакомых, а Лукашенко публично потребовал у силовиков «прошерстить пузатых буржуев».

19 июня по многим городам Беларуси прошли акции протеста против задержания Бабарико. Тысячи людей вышли на улицы. 

Где-то просто прогуливаясь и хлопая в ладоши, где-то — выстраиваясь в цепи солидарности. В Минске цепь солидарности растянулась не менее чем на 3 километра, люди стали расходиться только около часа ночи. В тот день по Беларуси было порядка 300 задержанных

В начале юля заявил о себе ранее никому не известный персонаж — Максим Шабуцкий. В своем канале на ютубе он одновременно выложил несколько роликов, длящихся в общей сумме 30 часов, на протяжении которых Шабуцкий рассказывает о себе, своем отношении к власти и плане «Багратион» по свержению режима. Максим Шабуцкий — бывший следователь, пробовавший заниматься бизнесом. По его словам, разочаровавшись в системе, 5 лет назад он продал квартиру, ушел в подполье и начал готовить план «Багратион». Суть плана изложена в 650-страничном документе. 

Из-за радикальной риторики и малоизвестности Шабуцкого многие «конспирологи» поспешили объявить его провокатором, который, дескать, хочет спровоцировать Лукашенко на применение силы, агентом Москвы, который пытается сделать из Беларуси ДНР, и т. п. Однако более детальный взгляд на его контент показывает, что это абсолютно не так, и этот человек, вероятнее всего тот, за кого себя выдает. Все провокации КГБ, которые когда-либо случались в Беларуси, выглядели совсем иначе. Кроме того, Шабуцкого начали усиленно «мочить» провластные Telegram-каналы.

Выпустив ролики и план операции, Шабуцкий канул в обратно в подполье, но пообещал быть в первых рядах во время революции 9 августа.

14 июля ЦИК объявляет результаты проверки подписей, собранных кандидатами. И тут беларуский абсурд проявляет себя во всей красе. Забраковать неугодных кандидатов решили по схеме выборов в Московскую городскую думу. 

Для прохода в кандидаты необходимо собрать 100 тыс. подписей. Виктор Бабарико собрал 165 тыс., из которых ЦИК признал недействительными более 100 тыс., то есть порядка 60%. Кроме того, сидящего в СИЗО КГБ Бабарико обвинили в «получении иностранной помощи» и на основании этих двух факторов не зарегистрировали.

Валерий Цепкало собрал 160 тыс., из них 76 тыс. были также забракованы ЦИК.

На выборах присутствовали также и кандидаты-спойлеры: Анна Канопацкая, Андрей Дмитриев и Сергей Черечень. Всем троим ЦИК насчитал больше подписей, чем они сдали в реальности. И все трое были зарегистрированы. 

Светлана Тихановская собрала 104 тыс. подписей. Ее решили зарегистрировать в качестве подчеркнуто слабого кандидата — она не имела харизмы своего мужа, и власти рассчитывали что успешно унизят и высмеют вчерашнюю домохозяйку, ударившуюся в политику. Однако это стало жестокой ошибкой, о чем несколько позже.

Александр Лукашенко был зарегистрирован: ЦИК признала действительными 1 миллион 939 подписей, собранных за президента.

После такого плевка в лицо беларусы, возмущенные нерегистрацией Бабарико и Цепкало, выходят на улицы по призыву Telegram-канала Nexta. Спонтанные акции — автопробеги, велопробеги, прогулки, хлопания в ладоши и цепи солидарности — собирают в Минске, по разным подсчетам от 5 до 10 тыс. человек. При попытке задержания ОМОНом местами возникают стычки, кое-где ОМОН бьют, и он отступает. Акции проходят также во всех областных центрах и некоторых маленьких городах.

В целом по Беларуси в этот день было задержано 460 человек. Возбуждено уголовное дело за насилие в отношении сотрудников ОМОН. На сегодня известно о четверых задержанных по нему. Родственники многих задержанных боятся обращаться к правозащитникам, т. к. их запугивает ГУБОПиК. Санкция по статье 364 УК РБ предполагает до 6 лет лишения свободы.

17 июля штабы дисквалифицированных Виктора Бабарико и Валерия Цепкало объединились вокруг фигуры Светланы Тихановской и начали предвыборную агитацию.

Фото с тремя женщинами выглядит очень эффектно, вдохновляюще и невероятно свежо для беларуской политики. Светлана Тихановская довольно быстро выросла как спикер, заряжаясь энергией толп и обучаясь у продвинутых политтехнологов штаба Бабарико. Понемногу она становится личностью, на которую возлагает надежды большинство протестно-ориентированных беларусов. Не призывая прямо на площадь (чтобы не сесть в тюрьму), она, тем не менее, осторожно заявляет, что беларусам нужно «отстаивать свои голоса». А каким образом — каждый пусть решает сам.

Аномалией стал не только факт объединения оппозиции (чего не было с 2001 года), но и количество людей, которых Светлана Тихановская собирает на своих пикетах. В Минске послушать её собралось около 10 тыс. человек, а в Гомеле, где населения значительно меньше, собрались столько же. В райцентре Глубокое вышло порядка тысячи человек — 5% населения города. Многие города не видели таких больших протестных встреч за всю историю независимой Беларуси. [1] [2] [3]

Такое впервые

Есть ряд очень важных моментов, по которым эта президентская кампания отличается от предыдущих. Самый главный из них — это полная потеря государством монополии на СМИ. Бешеная популярность независимых СМИ и Telegram делают доминирование оппозиционной, пробеларуской и проевропейской повестки абсолютным. Если раньше у власти было три основных рычага давления на электорат: экономический (большинство людей в Беларуси работают на госпредприятиях), силовой и пропагандистский, то теперь фактически остались только первых два. 

Со времени последних протестов 2017 года в Беларуси выросла целая когорта социально-политических блогеров с аудиторией от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч подписчиков. Примерно половина из них сейчас сидит в тюрьме. Эти люди стали фактором общественной и политической жизни. Они и крупные Telegram-каналы полностью формируют информационное поле политически и социально активного большинства беларусов. 

Стримы Радио Свобода с акций протеста смотрит до 50 тыс. человек. Первый стрим Тихановского после освобождения с «суток» — 30 тыс. человек. Это уровень Навального в России (при разнице в населении в 14 раз). Сеть из трех Telegram-каналов Nexta под руководством 23-летнего Степана Путило, живущего в Польше, достигла 0,5 млн уникальных подписчиков, что, на мой взгляд, делает Степана одним из влиятельнейших людей в Беларуси. 

Государственные меры противодействия — это посадки блогеров, штрафы за репост некоторых видео и постов независимых СМИ, а также неуклюжие попытки создать свою сеть Telegram-каналов и пиариться через коммерческие, вошедшие на рынок Беларуси около полугода назад. По ряду косвенных признаков, на Лукашенко буквально в последнюю неделю начала работать группа политтехнологов (вероятнее всего, российских и приватных), пытающаяся усилить влияние власти в соцсетях. 

В фейсбуке и ВК появляются однотипные комментарии за Лукашенко, скупаются крупные коммерческие новостные Telegram-каналы (особенно смешно, когда канал, который еще вчера насмехался над Лукашенко, начинает после смены владельца его превозносить), но пока эти шаги не дают видимого результата.

Другим направлением подготовки является старательная тренировка и оснащение силового блока, а также демонстрация его возможностей гражданам. Независимые ресурсы едва ли не ежедневно постят новости о проходящих тренировках спецназа. Те же каналы публикуют инсайды от служащих ВВ или милиции, по которым ОМОН готовится применить боевое оружие по протестующим. Впрочем, нельзя исключать, что как минимум часть таких новостей — целенаправленные вбросы спецслужб, чтобы запугать колеблющихся и недостаточно стойких граждан, предотвратив их выход на площадь в день выборов.

Ту же самую цель имеют, на мой взгляд, малопонятные и бессмысленные маневры БТР и прочих бронемашин в Минске, неизбежно попадающие на фото и видео, а следовательно — и в крупнейшие Telegram-каналы. Кстати, в городе уже произошло несколько ДТП с участием военной техники. 

На мой взгляд, все это носит демонстративный характер. Не имея возможности утихомирить несколько сот тысяч человек (а именно столько, по самым оптимистичным ожиданиям, выйдет на улицу 9-10 августа), власти пытаются сделать так, чтобы люди просто перехотели выходить. Так пожилой альфа-самец, который не в силах конкурировать с молодыми, надувает грудь и издает устрашающие звуки в надежде, что это возымеет эффект, и испугавшиеся конкуренты не будут атаковать.

Есть и более хитрые ходы. Например, председательница ЦИК Лидия Ермошина заявила, что результаты выборов будут объявлены не 9, а 10 августа (цель все та же — размазать протест на два дня). Причина — «эпидемиологическая обстановка». И это после того, как Лукашенко  несколько раз заявил, что «коронавирус мы победили».

О настроениях силовиков стоит сказать отдельно. Еще в июне в соцсетях прошел флэшмоб «Я/мы 97%», в котором силовики выкладывали свои удостоверения или фото с сигнами антилукашенковского содержания. Десятки таких фото опубликовал уже упомянутый канал NEXTA. Примечательно, что кроме фото удостоверений обычных милиционеров, ОМОНовцев, военнослужащих, в нем были также фото удостоверений сотрудников КГБ, службы безопасности президента и даже подполковника ГУБОПиК. Нужно понимать, что такие флешмобы создают сильнейшее давление на власть, а также очень вдохновляют людей, давая им понять, что система не монолитна, а значит, протест может быть безопасен — ведь нельзя разогнать 97%. 

Силовики, однако, также активно ищут «диссидентов». Недавно ГУБОПиК сдеанонил и демонстративно наказал участников чата «Армия с народом», где группировались нелояльные власти силовики. Из-за проблем с безопасностью чата многие участники были найдены. Дома у них провели обыски, кого-то привлекли по административке, кого-то просто запугали, а против некоторых возбудили уголовное дело.

В этой кампании, помимо широчайшего спектра самоорганизации, необычным выглядит применение самых разных форм протеста. Кроме знакомых уже велопробегов, автопробегов и хаотичных сборов на улице с хлопаньем в ладоши, это флешмобы по месту жительства — выходя на балкон, люди включают протестную музыку и бьют в кастрюли, — и даже призывы массово гулять, общаться, знакомиться и танцевать на улицах каждый день в 19:00. При должной массовости это очень серьезно напрягает милицию: если обычного прохожего не отличить от протестующего, непонятно, кого хватать.

Забавно, что и здесь власть пытается бороться старыми методами. Велосипедистов просто задерживают, а потом на суде ОМОНовцы говорят, что участник велопробега «выкрикивал лозунги», хотя такого не было. Людей, стучащих в кастрюли у себя на балконе, судят за «нарушение правил пользования жилыми помещениями», а тех, кто призывает к этому флешмобу в интернете — за «призывы к несанкционированным массовым мероприятиям».

Важной переменной в наших протестах и, конечно, в возможной революции остается российский фактор. Все помнят пример Украины, и вероятность российской аннексии тревожит большинство беларусов, желающих перемен. Тем не менее, пока никаких прямых знаков того, что РФ собирается спасать режим Лукашенко, нет.  По всем параметрам — военному, внешнеполитическому, внутриполитическому, экономическому — вторжение РФ в Беларусь будет для РФ громадным провалом, если не катастрофой. 

  • Во-первых, нет никаких оснований полагать, что вся беларуская армия сложит оружие и согласится с военной оккупацией. В совокупности с наличием крепкого гражданского общества и тысяч националистически настроенных беларусов это будет означать ожесточенное сопротивление. 
  • Во-вторых, оккупация Беларуси будет означать для РФ санкции и окончательную смерть экономики, и так едва дышащей после карантина и предыдущих торговых ограничений. 
  • В-третьих, этот шаг едва ли с энтузиазмом воспримут внутри РФ, население которой сейчас куда больше озабочено своими проблемами, чем «спасением» Сирии, Украины и тем более Беларуси. Реакцией на такое будет, скорее всего, недовольство и раздражение: «Посадили себе на шею еще одних нахлебников». 
  • И, наконец, те финансовые убытки, которые понесет РФ в случае проведения полномасштабной военной операции и в попытках купить местные элиты, также сильно ударят по российской экономике — если она вообще их сможет потянуть. 

При любом раскладе очевидно, что ни Лукашенко, ни любой новый президент РБ не будет подписывать никаких «дорожных карт» по инкорпорации Беларуси в РФ. А это значит, что спонсировать тут «антимайданы» нет никакого смысла — большинства целей, необходимых РФ, можно без проблем добиться, спонсируя тут свою «пятую колонну» или, при необходимости, пропихнув на демократических выборах своего кандидата.

Правда, стоит помнить один важный факт: Россия далеко не всегда действует рационально, а часто и вовсе поступает себе во вред. Поэтому беларуское гражданское общество очень внимательно следит за всеми действиями РФ в ходе этой избирательной кампании. Тем не менее, насколько я могу судить, в людях постепенно вызревает четкое понимание, что при должном уровне организованности и веры в себя судьба народа и страны будет решаться не в Москве, не в вечно «обеспокоенном» Брюсселе и тем более не в Вашингтоне, а здесь, в самой Беларуси. И, как бы ни закончились президентские выборы и протесты 9 августа, это понимание будет главной исторической переменой, которая произошла с Беларусью за последние 26 лет.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...