Конспирология масс: Почему теории заговора мешают нам жить 

Раньше я как только слышал конспирологическую чепуху, сразу же нёсся ее опровергать. А сейчас как услышу, так хочется сверху что-то ещё более нелепое навесить. Людям вообще нравится это дело, и чем более невероятную чушь ты им выдумаешь, тем веселее будет отдых. Это что-то вроде религиозной потребности: поговорили и забыли, а на душе легче. Нельзя ведь жить с осознанием того, что ты ничего не можешь и ничего из себя не представляешь, а вся происходящая вокруг жуть — по большей части случайное стечение обстоятельств. 

Такая картина мира не обнадёживает, а церковь тут не помощник. Говорит — терпите, и после смерти вам воздастся. Но даже самые религиозные обыватели не хотят умирать, потому что нутром чуют, что в основе их вероучения кроется какая-то подстава, и никакой загробной жизни, скорее всего, не будет, да и вообще в этом мире как-то тоже неплохо. И нужно какое-то учение, которое привнесёт новый смысл в окружающую реальность — взгляд церкви прилично устарел и не в состоянии постичь современный мир во всей его сложности и противоречивости, а обещания Царства Небесного не очень расслабляют даже самых идейных христиан. 

Конспирология удовлетворяет эти запросы, объясняя большинство возможных и невозможных проблем нашей жизни. В сознании верующего конспиролога простой человек имеет наибольший вес в обществе, поэтому все сговариваются, чтобы не дать ему воспрянуть и расправить плечи. Это пересекается с левым популизмом, но только отчасти. Конспиролога не интересует социальная справедливость — для него важен сам факт униженного положения и обмана со стороны кого-то «наверху». Это укрепляет чувство собственной важности и морального превосходства.

Однако далеко не все любители теорий заговора оставляют свое увлечение безобидным хобби — многие делают из городских легенд буквальные выводы и обрекают себя и своих детей на болезни, отказываясь от вакцин, создают проблемы соседям и тому подобное. В самых запущенных случаях они берут в руки винтовки и идут убивать — неважно, кого. Один австралиец, помешанный на заговорах, отправился в соседнюю Новую Зеландию и расстрелял там полсотни человек, не будучи невменяемым и вообще хоть сколько-нибудь психически больным. Один американец взял винтовку и расстрелял машину на подъезде к клинике искусственного оплодотворения. Мы можем не видеть в этих действиях никакой логики, но исполнители этих терактов были уверены, что спасают человечество или хотя бы лучшую его часть.

В целях эксперимента я решил поспорить с соседом на предмет его конспирологических взглядов. Он утверждал, что коронавирус — это начало некоего испытания нас, подопытных кроликов, для подготовки к какому-то зловещему глобальному плану; он говорил, что вакцины — это чипы, благодаря которым за нами будет легко следить, и так далее. Любые справедливые вопросы — например, зачем этим людям в верхах было нужно уничтожать мировую экономику, — он воспринимал как оскорбление, нервничал, ругался. Чувствовалось, что рациональные доводы его оскорбляют, как теория эволюции — креациониста.

Думаю, если бы я навесил соседу про рептилоидов с планеты Нибиру, которые жаждут нас поработить, а потом уничтожить, он бы обрадовался и заснул после разговора счастливым здоровым сном грудного младенца. Такое уже было раньше, когда собеседники начинали рассказывать о заговорах — чем абсурднее были мои аргументы в пользу другого заговора, тем больше им нравилось. Поскольку конспирология радикализует людей, нет никакой гарантии, что подобная околесица не сподвигнет его или кого-то третьего к социально опасным действиям, в результате которых пострадают невинные люди.

В 2018 году учёные из Кембриджского университета США провели исследование по конспирологическим убеждениям в нескольких странах и получили интересные результаты. Граждане США, Великобритании, Польши, Италии, Франции, Германии, Португалии, Швеции и Венгрии отвечали на вопросы, связанные с отрицанием климатических изменений, сговором правительства и пришельцев, ВИЧ-диссидентством, антивакцинаторством и т.д.

Более половины верило хотя бы в одну из теорий заговора. Самой скептичной среди всех оказалась Швеция — 48% её населения не верит ни в какие байки. При этом в Венгрии таких людей всего 15%, а целых 48% считают, что власти скрывают реальное количество иммигрантов в стране. В это же верят 35% немцев и 21% американцев. При этом в США только 36% не верит ни в одну из конспирологических мистификаций. В Великобритании самые безумные теории распространены слабо — к примеру, только 10% считают, что власти нарочно травят народ вакцинами, и всего 2% считает, что Холокост — это выдумка.

Из этого следует несколько выводов. Первый — что политическая повестка сильно влияет на популярность теорий заговора. К примеру, популярность в США и Великобритании такой французской ультраправой теории, как «великое замещение», которая постулирует, что мусульманами замещают белых жителей Европы и Америки, чётко совпадает с картиной голосования за Дональда Трампа и Brexit. Ещё в этих странах около 44% разделяет мнение, что, несмотря на демократию, только несколько человек реально управляет государством, отмечает New Atlas. 

Кстати, это убеждение порой в таком же вульгарном виде высказывают и анархисты, которые, казалось бы, критичнее всех должны относиться к подобной чепухе. Пример анархистов в этом смысле весьма показателен — популяризация их идей во второй половине ХХ века не приблизила революцию, зато создала устойчивое движение, которое не способно добиться даже своих базовых целей. Действительно, вульгаризация идей и общий уровень политической культуры имеет прямое отношение к сумасшедшим теориям — равно как и неспособность к самоуправлению, а также падкость перед диктатурами.

Возвращаясь к исследованию, стоит отметить, что 77% опрошенных не верит журналистам при том, что сегодня СМИ достигли своего технологического пика и способны создавать заслуживающий доверия контент 24/7, а проверять факты может даже школьник. Неудивительно, что в одно время на YouTube просмотры антинаучных видео было гораздо выше, чем у научных. В частности, понижать рейтинги передач, отрицающих климатические изменения, приходилось вручную — их просто перестали пускать в списки рекомендованных. Если добавить сюда соцсети, в которых активно обсуждают фейки, почва для роста конспирологических убеждений получается просто идеальной.

«Если у вас есть друг, который начинает рассказывать небылицы о том, как ЦРУ спланировали 9/11, попробуйте поговорить с ними. Вы не можете знать, вдруг он раздумывает и о том, что самолёт всё же могла захватить и “Аль-Каида”», — пишут американские исследователи. Возможно, в США это действительно помогает, но, учитывая популярность самых абсурдных мифов, в это как-то не верится. Даже по нескольким выкладкам исследования становится понятно, что конспирология популярнее там, где положение людей наименее стабильно, уровень стресса и насилия высок, а политическая культура пребывает в кризисе. Этот вывод подтверждает и украинская ситуация. 

По недавнему исследованию КМИС, в теории об искусственном происхождении коронавируса, который специально распространили по миру, уверены 36%. Это больше трети респондентов! И ещё почти 30% считают, что вирус разработали в лаборатории и нечаянно выпустили! Только менее 18% согласны с научной теорией происхождения инфекции. То есть в такой чрезвычайно важной теме, как пандемия ранее не изученного и потенциально смертельного вируса, от которого нет надёжных лекарств, в Украине разбирается меньше пятой части респондентов.

Что примечательно, в России прослеживается похожая картина. 22,2% считает, что никакой пандемии нет, а все эти карантинные меры — заговор «заинтересованных лиц», и ещё 9,6% уверены, что опасность коронавируса преувеличена.

В США корона-диссидентская картина лучше. В июньском опросе Pew Research Center выяснили, что большинство американцев так или иначе прислушиваются по теме коронавируса к медикам. Так, 64% следуют указаниям Центров по контролю и предотвращению болезней, в то время как рекомендации Дональда Трампа важны всего для 30%. Оксфордское исследование в Великобритании показало примерно похожую картину — лишь 25% опрошенных согласились с коронавирусным заговором, а более 50% не продемонстрировали вообще никаких следов конспирологического восприятия проблемы. Для сравнения, в более благополучной Швеции всего 18% опрошенных сомневаются, что медиа говорят о коронавирусе всю правду.

Всё же самая токсичная конспирологическая теория этого года в США и Британии не так сильна, и это о многом говорит. Мы по сравнению с этими странами пребываем в постоянном бэд-трипе. 

Очень сложно сказать, как нужно бороться с конспирологией. Это не такое простое явление, как кажется, — оно многослойное и затрагивает множество других сфер. Это и религия, и политика, и лайфстайл. Скорее всего, мы не сможем раз и навсегда разделаться с теориями заговоров — цензура только подкрепляет их, а одна лишь сатира — невероятно оскорбляет. Победить нельзя, но и пускать на самотёк тоже нельзя. 

Стоит попытаться уменьшить вред от конспирологии, сделав её безопасной и в то же время сугубо развлекательной темой, параллельно развенчивая всевозможные социально-опасные мифы. Вряд ли мы в ближайшее время достигнем всеобщей сознательности, но мы хотя бы можем постараться её сохранить, спасая от нападок, которых с каждым годом все больше и больше. Из социологических данных по разным странам можно сделать вывод, что чем выше уровень общественного блага, тем меньше времени гражданам остаётся на бредовые мысли. Но житейская стабильность и развитая политическая культура — не то, что можно решить декретом. Это десятилетия работы для гражданского общества.

А теперь о выводах. Как видим, чем больше у людей бредовых идей, тем меньше они способны здраво оценивать ситуацию и принимать взвешенные решения. И тем больше эти люди подвержены манипуляциям, что не даёт им развивать политическую культуру и гражданский дух. Конспирология — не причина неприятностей, а их следствие. Популярность теорий заговора сигнализирует о том, что общество в кризисе. Нам не остаётся ничего другого, как принять этот печальный факт и работать над качественным ростом культуры. 

Мы не можем заставить людей мыслить рационально, а цензурировать их бессмысленно. Поэтому лучше работать с тем, что позволяет фанатизму быть нормой и подкрепляет его. Нужно следить за составом контролирующих органов, требовать повышения качества в управлении Министерством образования, добиваться большего финансирования школ и ВУЗов, настаивать на прозрачных бухгалтериях, бороться за стандарты прессы. Наша наука должна быть не нищенкой, а повелительницей, чтобы её никто не мог заглушить или распустить, а образование должно давать настоящие и практически применимые знания и умения. 

И одного энтузиазма снизу здесь будет недостаточно. Чтобы правительство пошло на поводу у журналистов, студентов и учёных, последние должны быть в силах как минимум победить полицию, а это, разумеется, невозможно. Но правительство можно держать в стрессе, продавливая на должности в общественной сфере компетентных людей, способных по меньшей мере не допустить дальнейшей деградации.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...